Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Из Хуанцю шибао, или про равно-ориентированность.

http://m.huanqiu.com/r/MV8wXzEwNTQ2NzQzXzI4Ml8xNDkzMTk0OTgw
...На протяжении этих ключевых дней КНДР, в основном, успокоилась, однако южнокорейская сторона "тайно перешла через гору Чэньцян" [тайно, за спиной] и полностью разместила THAAD, что является такой же радикальной акцией, как запуск ракеты КНДР.

И южнокорейские консерваторы, и северокорейцы, стимулирующие развитие ракетно-ядерной программы, потеряли рассудок. Они представляют две стороны одной медали корейского фанатизма [дословно "фанатизма полуострова"].Collapse )

от Габрусенко, важное

https://lenta.ru/articles/2017/04/26/pop_culture_in_dprk/
...Зарубежные наблюдатели, убедившиеся в том, что КНДР при Ким Чен Ыне не просто не голодает, но и неплохо развивается экономически, постоянно пытаются найти в современной северокорейской культуре признаки инакомыслия позднесоветского или, на худой конец, постмаоистского образца. Западных наблюдателей можно понять. Из истории различных соцстран они знают, что командная экономика идет в одном флаконе с «Лебединым озером» и ансамблем «Песняры», а победному шествию либералов-реформаторов обязательно предшествуют чернушные сонмы «маленьких вер» и «интердевочек».

КНДР же не укладывается в прокрустово ложе этого стереотипа. Новые капиталисты (хозяева денег, как их неофициально называют в Северной Корее) и постсоциалистические формы хозяйствования умудряются мирно сосуществовать с душевными мелодрамами о трудном походе 1990-х, забойными шпионскими сагами о южнокорейских подпольщиках и лирическими песенками о любви шахтеров и передовых ткачих.

...Сегодня же любые следы иностранных влияний в северокорейской культуре немедленно замечаются, попадают в заголовки иностранных газет и трактуются как приметы надвигающегося краха режима. Такими признаками служит все что угодно: и фигурка Микки-Мауса на сцене во время одного из официальных концертов, и сороковая симфония Моцарта, лихо исполняемая девушками из ансамбля «Моранбон». Я уже устала убеждать коллег, что Микки-Маус присутствует в северокорейской детской культуре уже лет двадцать и что в пхеньянских магазинах давно и совершенно свободно продаются игрушки и сумочки с его изображением. Что Моцарт наряду с другими классиками западной культуры исполняется в стране по крайней мере с 1980-х. Что средний северокореец «Божественную комедию» или песню «Бесаме мучо» знает получше среднего американца — хотя бы потому, что песня с переводом исполнялась в любимейшем народном сериале девяностых «Нация и судьба» и герой этого сериала в минуты отчаяния декламировал пространные куски из произведения Данте, держа наперевес книжку с его портретом. Что много лет в северокорейских школах изучают Диккенса и Гюго, а в журналах печатают биографию Марка Твена. И все это никоим образом не подкосило стабильность режима.

... Отсутствие в северокорейской культуре диссидентских тенденций принято объяснять репрессивностью правящего режима. При всей справедливости этого суждения, оно, на мой взгляд, объясняет ситуацию лишь отчасти. Причина, почему в Северной Корее, в отличие от Советского Союза, не появился класс интеллигенции, прячущей фигу в кармане, заключается скорее в иной установке тамошнего общества относительно деятелей искусства.Писать книги, рисовать картины и ставить фильмы в КНДР — значит быть вовлеченным в одну из общественно полезных работ. Эта работа престижная и хорошо оплачиваемая. Никто, однако, не подразумевает, что выполнять ее будет некий оракул, вознесенный над презренной толпой и уж тем более над властью. В корейской традиции, в отличие от русской и французской, вообще нет восприятия интеллигенции как хронически воспаленной совести нации, непременно находящейся в оппозиции к действующей власти. Скорее наоборот: конфуцианство предполагало, что интеллектуал, часто по совместительству являющийся и чиновником, берет на себя роль просветителя народа и разъясняет ему, чего власть от него ждет. То есть подразумевается, что с властью интеллектуал заодно.

По наводке Е. Яковкина, за что ему большое спасибо.

Песня лесных охранников горно-водолазных войск Маньчжурской империи

Я живу в лесу глубоком
Я живу в глухой Тайге
И в молчании одиноком
Мыслю только о враге

О враге, что тайно бродит
По тропам в полночный час
И случается находит
Пулю меткую от нас

Не страшит его коварство
В этом сумрачном лесу:
- Я охраны государства
Службу честную несу!

У меня святое дело,
Не боюсь я ничего,
И вперед  гляжу я смело,
Верю в правды торжество

Ни тоски во мне, не сплина,
В сердце бодрость, идеал:
- Маньчжу-Го меня как сына
Взял к себе и обласкал!

Разве плохо здесь, иль тесно,
Разве в сем не благодать?
- И клянусь я, братья, честно
Государство охранять!

Спать нельзя, забудь подушку,
И всегда ты будь готов –
- На винтовочную мушку
Брать лихих врагов.

Источник: В. Петров. Песня лесных охранников//Друг полиции,№7,1939. С.23.

(no subject)

Дворец пионеров

Был построен в 1989 году и, на самом деле, является более или менее типичным дворцом пионеров с большим количеством разных кружков. Это мероприятие было как бы «в нагрузку», и лишь дополнительно подкрепило мои представления о том, чему и как учат в северокорейской школе в том смысле, что определенные кружки или методики тренировки встречаются не в единственном экземпляре.

Иностранцев во Дворец пионеров пускают только в определенный день, и это хорошо, потому что у занимающихся детей возникает ощущение обезьян, которые сидят в клетке, и куда периодически заглядывают посетители. Тем не менее, это все-таки не было «а сейчас по команде «Опаньки!» дети нам спляшут». Что в секции игры на аккордеоне (кстати, специально пометили, что аккордеон собственного производства), что в секции танцев или игры на каягыме дети отрабатывали какие-то конкретные элементы и не занимались работой на публику. Среди кружков были естественнонаучные, включая компьютерный, были спортивные секции, включая очень хороший бассейн с вышкой для прыжков, и более или менее дежурный набор из музыки, каллиграфии, рисунка и т.п.



Фотоприложение - https://vk.com/album2896511_237729567

Как я не увидел маршала

Пребывая в хорошем настроении после общения с нэками, и вознеся просьбу Небу о благословлении сего места и сего города, я предложил сопровождающим сделать подношение Вождям, благо для меня праздник двойной десятки является не только днем основания ТПК, но и днем рождения весьма дорогого мне человека (нет, это не Наруто, хотя он тоже родился 10.10.). Ритуал подношения букета настоящих живых цветов двум статуям Вождей довольно прост: подошел – положил – отошел – поклонился – все.
Мера поклона, опять таки, у каждого своя, но, заметим, что людей, подносящих цветы в этот день было много, и это были как организованные группы (например, видел большую группу студентов, которые только что строем не подошли), так и свадьбы или индивидуальные подносители. Свадьбы, соответственно, организовываются по советскому образцу с осмотром достопримечательностей и фотографированием.
Для тех, кто, возможно, не в курсе. Изначально Ким Ир Сен там стоял в одиночестве. И эта была статуя не Ким Ир Сена в восемьдесят, а Ким Ир Сена в пятьдесят или шестьдесят лет. Однако, после смерти Ким Чен Ира, Вождю приставили новую голову более пожилого возраста, а рядом поставили сына и получилась двойная композиция вождей. По моим ощущениям, его еще немножко сдвинули, так что теперь вожди стоят по центру. Поза, в которой они стоят, напоминает очень известную церемониальную картину, где два Кима стоят на берегу Небесного озера, расположенного в кратере вулкана Пэктусан. Однако, то ли из-за странного цветоделения, то ли из-за действительных особенностей этого места, пейзаж вокруг получается такой, что неофициальное название этой картины даже в сочувствующих Северу кругах звучит как «Вожди на Марсе». Collapse )

Аня, часть вторая!

http://onekorea.ru/2016/04/01/nepopsovaya-korejshhina-2/
Вниманию читателей-меломанов представляется второй выпуск обозрения современной южнокорейской музыки. Кому любопытно, первая запись была посвящена группам, придерживающимся более мягкого звучания. Впрочем, среди корейских музыкантов достаточно не только прекраснодушных любителей зефирных грёз. В этот раз вы познакомитесь с коллективами, которые не боятся быть громче и жёстче.

Корейские коллективы наступают по всем фронтам – включая рокапопс и софт-рок. Эта музыка выходит за рамки приевшихся стереотипов вроде косух, хэдбенгинга и зловещей символики. Оказывается, что пастельные цвета и возможность иногда витать в облаках вовсе не мешают музыкантам, а, напротив, помогают разнообразить жанр. ...

...

(no subject)

http://onekorea.ru/2016/02/27/nepopsovaya-korejshhina/
...Наш обозреватель Анна Поленова подготовила первую подборку исполнителей для тех, кто хочет вынырнуть из-под Корейской волны и получше разобраться в мире корейской музыки – гораздо более разнообразной и интересной, чем мы привыкли считать.

Анна обещает составить еще три обзора, посвященных музыкальным стилям на любой вкус – наслаждайтесь!

Часть 1: чиллаут, электроника, эмбиент и пост-рок...

(no subject)

Третий член клуба больше известен под псевдонимом Григорий Афрасиаб. Он был ученым-естественником, хорошо известным тем, что, подобно Еськову, занимался литературным творчеством и в конце 90-х написал весьма веселый и до сих пор популярный роман, стилизованный под истории про Джеймса Бонда и посвященный борьбе советской и американской разведок.  Роман, однако, был написан в жанре «антиконспирологии», пародируя Дэна Брауна. То, что казалось заговором, превращалось в цепь совпадений, а профессионалы-разведчики на обеих сторонах оказывались некомпетентными и ленивыми очковтирателями, зараженными всеми пороками бюрократической системы.  «Наш человек в Гаване» Грэма Грина – это хороший аналог данного труда.
Это сделало ему имя  и создало ему большую аудиторию (Артемий, кстати, тоже это читал и остается поклонником автора), хотя ни один из его более поздних романов, где автор иронизировал как над теориями заговоров, так и над российской действительностью, уже не имел подобного успеха. Научная деятельность тоже как-то не заладилась (для его области исследования нужны работающие лабораторные фонды и дорогие расходные материалы), и потому (в отличие от Еськова) современной аудитории Григорий Афрасиаб известен в основном как завсегдатай разнообразных ток-шоу, прямых эфиров и прочих передач, посвященных заговорам и тайнам. Так как у него прекрасный слог и ему несложно дозвониться, приглашают его всегда, однако в результате его все меньше помнят как  естественника или писателя и все больше как болтолога на конспирологические темы. Collapse )