Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Раскрывая тему православия и ожидая дополнений и исправлений от тех, кто следует ему.

Перед тем как развивать тему религии в МКПР, объясню свою позицию по принципиальным вопросам.
1. Я не христианин, и наиболее близкое моим взглядам вероисповедание – культ Неба.
2. Мое нехристианство не означает анти-христианства как агрессивного противостояния данной вере. Для меня это одна из этик, со своими достоинствами и недостатками.
3. Я отдаю себе отчет в том, что среди считающих себя верующими очень мало тех, кто соблюдает Канон и еще меньше тех, кто действительно живет по этике, а не ограничивается соблюдением базовых ритуалов, выстраивая свои взаимоотношения с божеством по принципу «я тебе свечку, а ты мне плюшку».
4. Тем не менее я полагаю, что лучше плохая этика и набор ценностей, чем их декларированное отсутствие и массовое появление людей для которых нет ничего святого.
5. Я также понимаю, что для значительной части россиян «традиционные ценности» связаны именно с православием и потому, буде мне приходится заниматься пропагандой, не могу не учитывать этот фактор (однако, не впадая в фанатизм, ибо см. ниже).
6. Я отделяю религию как этическое учение от церкви как аппарата или НГО, и потому разделяю православие и «православизм», отношение к каковому у меня крайне неприязненное. Но именно поэтому в отношении «Новой Русской Православной Церкви» я использую сокращение НРПЦ (часть аудитории помнит его по «Опасным Играм») и не ставлю знак равенства между РПЦ и этим понятием.
7. Я осознаю, что маргиналы , сектанты и лицемеры есть во многих учениях, и потому, относясь к ним крайне неприязненно, стараюсь не обобщать.
В рамках данного сюжета я жестко отделяю православных и тех, кто себя так называет и, возможно, даже таковыми себя считает, тем более что многое видно если помнить: Итак по плодам их узнаете их. Не всякий, говорящий Мне: “Господи! Господи!”, войдет в Царство Небесное, но исполняющий волю Отца Моего Небесного" (Матф.7:17-21).

Православные или называющие себя таковыми присутствуют в нашем сюжете в следующих номинациях.
1. Православный священник, каким он теоретически должен быть. Это – священник из пригородной церкви.
В сюжете МКПР он кажется проходным персонажем, и мы знаем о нем то, что он является духовным наставником Миши-семинариста. Он и Рита, как и бака героя, отзываются о нем как о хорошем человеке, который и приход восстановил, и с пьянством бороться пытается, и детскую площадку отремонтировал.
Но кроме сцены своей мученической кончины он появляется в фильме только один раз: Герой обращается к нему в интервале между чемпионатами. Оказавшись перед сложным выбором (участие в боях или смерть наставника) он чувствует необходимость облегчить душу и получить совет. Мы не видим их подробного разговора, так как он скрыт тайной исповеди, но последующее поведение героя однозначно указывает на сделанный выбор.
Во время этой же встречи, уже после исповеди, может всплыть вопрос о том, может ли войти в наш мир демон в физической форме, и если да, то чем его можно победить. Ответ каноничен с точуи зрения классической теологии – дьяволов во плоти нет, а основное оружие против них – крепость твоего духа. Думаю, аудитория вполне может помочь мне подобрать правильную цитату.
В этом же эпизоде герой снова встречается с Антагонистом, который является в церковь и просит святого отца поставить свечку за выздоровление хорошего человека. Тот интересуется, отчего А не может помолиться сам, А отвечает, что иной конфессии, и вообще его предназначение в другом … меж ними начинается лишенный нетерпимости разговор-диспут, после чего А выказывает желание придти поговорить еще («А: я видел много носящих крест, но вы один из немногих, вызывающих мое уважение» – Он :«а вы просто не там искали..»), но в следующий раз А пришел уже к пожарищу. И герой видит его стоящим над телом.
Мне сложно выразить это, и потому скажу – перед нами именно «правильный» священник. Эту правильность видят даже представители другой конфессии, к которым относится Антагонист. И именно из-за этой правильности (не в последнюю очередь точно) его убивают нетерпимые фанатики.

2. Православный мирянин, являющийся по сути подвижником. Это «Миша-семинарист».
Миша-семинарист воплощает мысль о том, даже отъявленный преступник, которым Миша был в начале (а судя по флешбэкам, он был самым старшим и продвинулся в беззаконии больше, чем просто уличная шпана) способен не просто раскаяться, а перековаться всерьез, искупая совершенный грех более тяжким испытанием, чем какое-то количество лет тюрьмы.
Возможно, не все понимают, каким подвигом является труд волонтера, который ухаживает за безнадежно (находящимися в коме или неспособными позаботиться о себе) больными, делая большинство грязной работы – тот, кого он убил, помер похоже. (как уже было сказано, ребята сели не за убийство, а за тяжкие телесные, повлекшие смерть).
. Это и очень тяжелый и изнурительный труд, и не менее тяжелый психологический фон, на котором очень просто получить профессиональную деформацию. Потому для меня такой «чернорабочий и ежедневный подвиг» ценится выше, чем однократное деяние.
Первый раз мы встречаем семинариста (думаю, уже понятно, что это кличка) в сцене, когда герой приходит в больницу к учителю. Миша убирает в палате или, прощу прощения, меняет памперсы очередному больному. При этом он и герой узнают друг друга не сразу – настолько велика разница меж тем, какими они были в юности (флешбек если надо приложим, включая момент преступления). Миша кратко рассказывает о том, как он живет теперь; он же впоследствии наводит на священника, когда герой сначала хотел посоветоваться с ним.
В отличие от иных спутников героя, включая Риту, Миша не принимает участие в «боевых действиях». Он несет свой крест и путь его определен.

3. Православный воин, или, если угодно, тот самый «человек, которому даден меч». Это – герой.
(относительно меча – я имел в виду: Павел, послание к римлянам, стих 13. «Всякая душа да будет покорна властям, ибо нет власти не от Бога, существующие же власти от Бога установлены. Посему противищийся власти противится Божьему установлению. А противищиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел но для злых. Хочешь ли не боятся власти? Делай добро и получишь похвалу от нее. Ибо начальник есть Божий слуга тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга отмститель в наказание делающему злое».
Если Миша говорит о себе как о православном, герой не называет себя православным и не афиширует свою религиозность, ибо сие настолько естественно для него что не требует обсуждения.
Он не видит в православии стержень жизни (в отличие от семинариста), но воспитан в уважении к ценностям своего народа, втч православию, соблюдает минимум ритуалов для неактивного мирянина (пост, но на всенощные не ходит), но делает это от сердца, а не по привычке или из корысти. Для героя это не путь а ценность.
Герой, тем не менее, человек, который живет по Иисусовым заповедям: «Не убивай, не прелюбодействуй, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца и мать, возлюби ближнего как самого себя. (Матфей, стих 19)», и в фильме это видно. Ни одна из заповедей в фильме героем не нарушается. Хотя в каждом случае есть ситуация, когда нарушение таковой облегчило б его мирскую жизнь
Поясним: про «не убий» мы уже говорили, и это осознанное желание не убивать в ситуации, когда есть альтернатива. При этом чем ближе к концу фильма, тем более понятно что это не жалость или случай, а осознанная линия: основные точки это «тебе всех убить надо или Лилю спасти?» и судьба человека с монтировкой.
Сюда же пересказанная /приведенная Юрием цитата из Антония Сурожского как ответ на вопрос о самом сильном впечатлении от бытия на войне. http://makkawity.livejournal.com/606033.html?thread=8549457#t8549457
С прелюбодейством – тоже все почти на виду. Спать с Лилей, готовой расплатится собой за помощь – значило в чистом виде поддаться похоти. Спать с Марго - значило поддаться страсти, но в свете зарождающейся любви к Рите страсть видится пресной. Помимо этого, в обоих случаях герой не захотел воспользоваться шоковым состоянием девушки или/и зависимым от него положением. При этом герой не является и героем боевика, который либо спит со всем что шевелится, либо на ночной визит женщины в нижнем белье, начинает выискивать шпионов которые загнали ее к нему в комнату.
«Не кради» - тестом является ситуация, когда герою предлагается вариант классического штампа боевика во время взятия крепости. Перед героем и Лилей - сейф где лежит выручка и важные финансовые документы. Лиля предлагает: отчего б не обнести синих, зачем плохим людям столько денег, которые могли б пойти на операцию учителю?. Герой отказывается и уходит дальше, а Лиля, кстати, вытряхивает часть в сумочку.
«Не лжесвидетельствуй» - сойдет любая ситуация когда ложь несет тебе явную выгоду. И тут я думаю над деталями: или это предложение утопить кого-то из противников, или «достаточно сказать, что тебя ТАМ не было, и…».
Почитание старших видно в его отношении к наставнику, заменившему ему отца, и отчасти в том, как мягко он пытается не спорить но разубедить Лжеучителя.
Любовь к ближнему проявляется также в двух вариантах.
Во-первых, это отсутствие у героя (это хорошо видно на фоне Лж и Сосипатра) стремления хулить других. Он не жестокосерден, не бранит и не осуждает.
Во-вторых, это способность творить добро как способность идти на риск ради незнакомого человека. То, на что обычно идут ради «своих» он способен сделать ради нейтрала. В нашем атомизированном мире «не пройти мимо» - достаточно значимый поступок.
Вообще, в сомнительной ситуации он выберет альтруистическое решение – лучше лишний раз помочь человеку, чем «дуть на воду» и выяснять, плох он или хорош. Лучше ошибиться и помочь, возможно, недостойному, чем пройти мимо.
(по данному поводу я думаю, не заменить ли спившегося друга на некого алкаша, которого били гопники и за которого герой вступился)

Каковы причины его обращения к Христу, остается за кадром. Важно то, что к православию герой обратился сам – наставник учил его искусству боя, но был атеистом и объяснял все исключительно через механику, а не через мистику. Этика, которой он учил героя, тоже не была особо окрашена в религиозные тона.
Что еще важно. Герой не является совершенством, не меняющимся в ходе сюжета. Единственный безупречный и совершенный в этом сюжете – Антагонист, но он совершенен как может быть совершенно оружие. Он не испытывает сомнений, он автоматически делет правильный с его точки зрения выбор. Все человеческие стадии своего пути он прошел, и в общем неважно, является ли он демоном в физическом смысле, ибо и по духу, и по телу он уже не человек.
Герой же человечен тем, что является одним из нас. Он не «эпик», который выделяется за версту. Нет ни большого размера, ни экзотической внешности. Это накладывает отпечаток и на стиль героя – там нет невидимых движений от которых люди разлетаются в стороны.
Не приходилось ему и делать по-настоящему тяжелых вещей, - ситуации надо одновременно делать логический и этический выбор в весьма неоднозначной обстановке. Отличать моменты когда надо довериться сердцу от моментов когда надо думать головой. В ситуации с Лилей нормальное поведение для человека – начать думать, не лжет ли тебе этот по сути давно чужой человек, занимающийся ныне сомнительными делами. Но несмотря на то что Лиля его использовала, он действительно выдергивает ее из клоаки и отправляет в лучшую жизнь.
Да, но ошибается, он способен поверить дезе, но в критической ситуации он безусловно способен сделать нравственный выбор и именно потому он попал в эти место и время. А тех кто весь в белом в нашем сюжете нет вообще, включая героя, который в начале своего пути героем не был. (Напомним, ранняя история жизни героя - пример того что даже у крайне неблагополучного подростка есть шанс повзрослеть и вырасти хорошим человеком).
Те, кто все в ч0рном, как «злодеи ваще», достаются тому, кто специально заточен под избавление мира от таковых. Герою же нередко приходится воевать с теми, кто «в коричневом», когда главное, - выполнить задачу и не измазаться.
Герой – не карающий меч, а воин-Защитник, основная цель которого не столько победить зло и всех убить, сколько спасать людей, как близких так и не только. Что он и делает разными способами: близких ему людей или тех кого он считает своими – вытаскивать; учеников школы, которые, похоже, пошли не по той дорожке, – отвратить от зла и не дать им уклониться от пути истинного; гопников - разогнать и дать по шее ибо образумятся врядли, но и убивать их тоже не нужно; тех, по отношению к которым уместна только вооруженная борьба. – сражаться без колебаний.
При этом (опять-таки повторяюсь, но для меня это важно), его следование путем во многом проявляется в том, что при свободе воли он, как правило, идет наперекор штампам боевика, в которые его пробуют загнать и люди, и обстоятельства и взрослеет именно в ходе сюжета.

4. Православная молодежь, свободная от штампов, но отражающая то поколение людей, которые уже растут в данной этической системы. Это – Рита.
Если герою 22-23, Рите около 17-ти. Младшая сестра Миши заканчивает школу, собирается поступать в ВУЗ, ходит по воскресеньям в церковь вышеуказанного батюшки и посещает тренировки, хотя после выхода из строя наставника героя она стала появляться там реже. Сначала герой видит ее в больнице, потом обнаруживает на тренировке, а затем она фактически таскается за ним хвостом.
Бойкая и неглупая Рита является именно православным, обращенным в будущее, а не «девицей в платочке», мечтающей о карьере попадьи. Она обладает активной жизненной позицией, что проявляется в том, что она ходит на тренировки (пусть и втайне от Миши), и является спутником героя в каких-то его приключениях вплоть до штурма крепости. Она – пример человека, для которого православие – много, но оно не стремится стать всем. При этом она достаточно критична, чтобы обсуждать его отдельные недостатки, и именно в разговоре с ней мы впервые сталкиваемся с критикой Сосипатра; с ее же слов мы знаем о реакции на него учителя героя:
(- И учти: если твой ряженый еще раз заявится в нашу школу и начнет зиздить про своего отца Паисия, я его вышвырну через окно и тебя вместе с ним. Потому что этого самого отца Паисия в ранге унтерштурмфюрера СС я в 43-м лично пристрелил как собаку. Ты в Капнице у вечного огня давно был? Там, где памятник жителям деревни, все население которой перебили каратели. Знаешь, кто их там перебил и как именно? А я это видел. Так что ( пауза, успокаивается) ладно, поехал я, а то от таких разговоров сердце пошаливает… )
Кроме того, отношения героя и Риты показывают нам зарождение правильной, чистой любви, построенной на синтонности душ и интересов, а не жажде удовлетворения страсти. Рита не говорит герою что любит его но проявляет все признаки первой влюбленности. Она в восторге от него, как девушки-группи в восторге от рок-звезды (а по глазам видно, что она еще девственница). Герой для нее - герой с большой буквы (великий боец, настоящий воин и тп), за которого она готова в огонь и в воду.
И кстати, последней каплей решения Антагониста в последней сцене были именно ее действия.

5. Псевдоправославный ханжа. Это – Лжеучитель.
Тут все просто. Демонстрируя воцерковленность, на деле он он именно что классический «совок» и конформист, которому все равно, кому молиться, если это выгодно. Не случись рядом Сосипатра, он вполне мог, скажем, податься в родноверы.
6. Псевдоправославный фанатик. Это – Сосипатр.
Главный антагонист героя в этом разрезе дидактического противостояния – переехавшийся крышей фундаменталист, который, как ему и положено, считает себя Истинно Православным Христианином.
Сначала мы видим Сосипатра в прологе, где, проповедуя о грядущем и задавая фильму псевдо-тон, он кажется каким-то странным священником, но не более. Знающие же люди уже могут воспринять его как заблуждающегося или еретика.
При первой встрече героя с ним и Лжеучителем он просто стоит в стороне и представлен ему как окормляющий школу священник, проявляя себя разве что цветом рясы. Потом, во время тренировки и лекции лжеучителя о берсерках и Пересвете, Сосипатр немного раскрывается, но не на уровне открыто маргинальных или нехристианских заявлений или поступков, а на уровне мелкого упоминания пка непонятного сюжетом отца Паисия или малоизвестных широкой публике выражений типа «второй гражданской» ( это тоже для тонких ценителей, имеющих представление о личностях типа «епископа готфского»), при том, что Лж относительно вовремя затыкает ему рот.
(о том, кто такой Паисий, более подробно говорится в разговоре антагониста и журналистки, когда тот читает ей лекцию по источниковедению).
Затем герой общается с ним после того, как ему приснился странный сон, в котором он дрался с Антагонистом – схимонах трактует его в пафосно-апокалептическом духе, оставляя героя в определенном недоумении и непонимании. К этому времени герой уже пообщался с Ритой и узнал о том, что наставник относился к этому человеку неприязненно, хотя пока ему непонятно, отчего.
После этого следует конфликт меж Сосипатром и Антагонистом (тот самый, про «великого черного» и «поклонение орудию пытки»), в ходе которого А предлагает ему вспомнить символ веры, а Сосипатр бойко начинает читать «Отче наш». «Я сказал,- символ веры!», жестко прерывает его Антагонист, тот тушуется, но на помощь приходит герой, который исправляет ситуацию и по сути читает текст за него. Антагонист уходит, бросая реплику о том, что в нынешнем мире тьма не называет себя тьмой, - обычно она предпочитает называть себя истинным светом.
Далее мы видим его и Лжеучителя во время обеденного перерыва, когда (время поста!) оба уплетают бутерброды с салом, и Сосипатр объясняет что не так важен канон и обряды, сколько истинно православный дух. В этом же разговоре впервые с ненавистью произносится слово «сергианцы». Эти термины, как и рассуждения о том, что во второй мировой настоящие русские сражались за белую расу, - слышны зрителю, но с точки зрения пространства фильма употребляются только среди своих.
Где-то в это же время должно стать ясно что, несмотря на рясу и бороду, Сосипатр моложе чем кажется. Ему около тридцати.
Затем он присутствует при нападении ниндзяламеров на школу, где сначала стоит в стороне, а потом, улучив момент, с размаху бьет самого неопытного молодого ниндзюка своим большим напузным крестом со словами «вот что крест животворящий делает». Когда же является Антагонист, он делает ноги еще быстрее чем Лжеучитель. Затем – финал и смерть, причем понятно, что на А он действительно кидается как в последний бой на ац*9кую сотону.
Прошлое Сосипатра в фильме мы не показываем, но определенный ответ на вопрос о том, как он дошел до жизни такой у нас есть.
После смерти Паисия его направление «истинно-православных» практиковало в Канаде на правах небольшой секты, состоящей из «беженцев» и их потомков, а в начале 90-х они, как и большинство групп подобного рода, начали свою пропаганду в России, естественно начав с Эмска. Здесь они пересеклись с Сосипатром, который начинал как духовный искатель класса бобруйского гуру (заметим, они одногодки): в 91-м человек действительно уверовал в то что наступили последние времена, решил что он избран, стал искать доказательства и нашел их в лице трудов Паисия и его последователей, после чего объявил себя схимонахом и постепенно стал главой ячейки.
Подельники Сосипатра, те, кто грабят стариков и отбирают иконы в поисках Той Самой, тоже занимаются в секции, хотя пока мне непонятно, были ли они сначала его учениками а потом начали занятия или он охмурил часть местных, но бизнес идет достаточно давно и именно зарубежные братья схимонаха являются основными покупателями ворованных икон – канал налажен..
Что же до его основной черты как злодея, помимо фанатизма и русофобии (русские для него – именно те, кто сражался за Гитлера, остальные - совки), то это вещь, которая в моей системе ценностей является одним из самых больших грехов. Имея возможность сделать хорошо всем людям (найти икону и вернуть ее государству), он намерен осознанно совершить поступок, являющийся грехом даже в его системе ценностей (в отличие от Лжеучителя, которого икона интересует только как очень дорогая хреновина которую выгодно реализовать, он уверен в ее святости), он готов продать икону за рубеж или даже уничтожить, лишь бы она не благоприятствовала тем, кто с точки зрения его норм, недостоин спасения и благословения.
Обличая НРПЦ, он готов убить правильного, верующего, работающего священника только потому что тот – сергианец. Более того, он готов претерпеть страдания, лишь бы сергианцам стало плохо: «Боже, выбей мне один глаз и отсеки руку» и «Чем хуже для всех, тем лучше для нас». А это – прямой и ясный путь к погружению в метафизическое зло.

Что же до нехристиан, то и тут мы представляем два подхода.
Гуру – ярый антихристианин, риторика которого напоминает последователей Ла Вэя, и я думаю над тем, чтобы вложить в его уста известный пассаж о том, как злые силы отлучили Россию от ведической культуры, наследником которой является он. При этом мы во многом оставляем за кадром то, что представляет его Учение с точки зрения догматики – то ли неверно понятая традиция востока, то ли замаскированный сатанизм, то ли культ махакалы, которого он по своему невежеству воспринимает именно как божество демонического типа. Во всяком случае, с точки зрения внешних атрибутов налицо полный кавардак.
Антагонист же именно вне этих разборок. Он не отзывается дурно об учении, и даже изящный и жесткий наезд на Сосипатра начинается с «если следовать вашей логике, то…». Как было сказано не раз, к этой сказке он не имеет никакого отношения.
Tags: МКПР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments