Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Кровь на Снегу, день 7, вечер, приключения Иона.

нрпг - Джаггу неимоверный респект!

...Пищору вскоре стало ясно, что рыцарь направился к Моргу. Идти по Запретке, следуя путём бойца в тяжёлых доспехах, было легко и приятно. Легко, потому что следы были явственны, а приятно - потому, что сэр Брайан, подсвечивая себе дорогу мечом, не считал нужным прятаться от местных обитателей, неведомо для себя расчистив дорогу сталкеру. Пищор благосклонно взирал на трупы крупных крыс, при жизни не рассчитавших свои возможности.

Возле Морга Запретка стала выглядеть неприятно обжитой. Нет, не похоже было, что какая-либо группа благоустраивала территорию под себя, скорее, тут постарался один-единственный обитатель - в некоторых проходах не было пыли, вообще было меньше грязи и - Пищор счёл это дурным знаком - совершенно не было крыс, причём задолго до того, как здесь прошёл Брайан. Не было и их костей. "Ладно, если он", - под "ним" Пищор имел в виду неведомого обитателя здешних мест, - "их просто съел или распугал. А ну как созвал себе на пользу?" Ион слыхал о таких свойствах вампиров, а ответы Принца Драгану и показания Блейхока в сумме пугали не на шутку.

На всякий случай сталкер сделал небольшой крюк, чтобы пересечь проходы, которые вели от морга к тому домику, где жил - или не-жил - Слаай. Те не выглядели более нахоженными, нежели прочие. Вернувшись на след Брайана, Пищор отметил, что рыцарь довольно долго пытался найти дорогу в Морг с Запретки. И в конце концов нашёл её. Или вспомнил. Ион увидел приоткрытую предположительно секретную дверь и шастнул внутрь.

За дверью оказалось подсобное помещение Морга, и там недавно шёл бой. Подсобка была узкой, из мебели наличествовал разве что шкаф, дверцы которого были открыты, а одна из них - полусорвана с петель. На полке стояла тарелка, в которой Пищор, заранее скривившись от отвращения, думал увидеть субпродукты, о которых рассказывал Чака. Субпродуктов не было, были потёки, пятна и мясные волоконца, оставшиеся от чьей-то трапезы.

А бой в крохотном помещении случился нешуточный, хотя и краткий. На стенах виднелись глубокие следы когтей, а некоторые швабры, судя по обломкам, были перерублены мечом. Пищор ещё раз посмотрел на стоящую на полке пустую тарелку, потом поискал следы выноса тела и не нашёл. Видно, неизвестный "он" спокойно отставил пустую тарелку до того, как кинуться на Брайана. Молодой паладин наверняка выдал какую-нибудь дурацкую декларацию вместо того, чтобы сразу рубануть гадину, пока та разбирается, почему её отрывают от еды. Рыцари.

Пищор высунулся из подсобки и зашарил в более "обжитых" помещениях Морга. Он одновременно обнаружил следы тяжёлых сапог Брайана и услышал голос господина Нагарро. Господин Нагарро находился в соседнем помещении один и работал. Вряд ли именно его недавно рубили мечом. Глос господина Нагарро звучал радушно и панибратски; доктор рассказывал обрабатываемым телам о текущих находках, перемежая профессиональные выводы профессиональными же байками, от которых Иона замутило едва ли не сильнее, чем от вида тарелки с потёками. Возможно, доктор даже не знал о битве в подсобке: помещение находилось на отшибе... или под подсобку намеренно использовали помещение на отшибе, так что в ней можно хоть пальбу устраивать, не нарушая спокойствия работников Морга. Ну, и покойников, конечно.

Пищор подумал и решил не светиться. Тем более, что у доктора прибавилось работы - стали поступать тела с площади. Пищор, притаившись возле дверного проёма в рабочее помещение, слушал сопутствующий разговор. Доктор поинтересовался числом убитых и, получив ответ, искренне воскликнул: "Так мало?! А что ушастенький? Сбежал?" Узнав, что Карадриэля убили, доктор обрадовался и велел его на стол. Видимо, он предполагал, что Сияющего задавили официальными средствами: огнём и маневром. Рассказом о смерти Карадриэля Нагарро был поражён до глубины души: "и что? Сперва маленький эльф, а потом крупный? И в воздухе дрались? Ну хорошо, а эти-то где? Живы?! Кто их вылечил? Кто-кто?! "Патриотически настроенные граждане"?! Кошмар какой... И дальше что? Ну ладно, давайте этих..." Когда "этих" дали, и носильщики удалились, доктор тоном базарного зазывалы объявил в пустую кубатуру: "А теперь - с поджаристой корочкой!.."

Пищор решил, что с него хватит, и вернулся на следы Брайана. Брайан был ранен, кровавый пунктир отмечал его путь. "Куда его несёт?" - думал сталкер. - "А главное, за кем? Где же... Ого!" Взглянув на потолок, Ион увидел следы того, за кем бежал паладин. Гадине, видно, было без разницы - пол или потолок. Она стремилась на Запретку, Брайан бежал за ней, и теперь тем же путём прошёл Пищор, покинув пределы Морга. И увиденное его не радовало.

Пуля. Свинцовый шарик, расплющенный о стену и отскочивший по коридору. Крупный калибр. Вот щербина на стене, выстрел был сверху вниз, и много крови. Вон там ещё одна, и тоже кровь. Гадина, скакавшая по потолку, палила из пистолетов в преследовавшего её рыцаря и не промахивалась. Ну, вряд ли тварь располагала более, чем двумя пистолетами - "как у того Призрака?" - вспомнилось Пищору...

Дальше, судя по следам в коридоре, была граната, и небезуспешно. Крови оказалось столько, что Иона передёрнуло, но бояться всерьёз было некогда, и сталкер проследовал дальше. Рыцарь, наверное, к этому времени начал сдавать. Гадина оторвалась, но, вместо того, чтобы спасаться, устроила засаду. "Ну да, Брайан засветил её кормушку, а если его убить, то всё будет шито-крыто..." - сообразил сталкер. - "Это если тварь глупа и не понимает, что кормушка теперь засвечена так и так, по донесению... Или Нагарро отмажет?.." Тактика гадины вновь вызвала неприятные воспоминания о рассказе Блейхока.

...И теперь за испуг Пищора никто не упрекнул бы. Гадина подстерегла рыцаря на повороте и неожиданно напала. Пищор смотрел на лужу крови, борясь с желанием бежать прочь. "После такого не выживают", - решил Пищор. Присмотревшись, он увидел в стороне от лужи и другие потёки крови... не крови, ихора. Видно, рыцарь успел ответить, задев тварь. Преодолевая отвращение, сталкер присмотрелся. "Мертвяк", - приговорил он про себя: чужая кровь выглядела полусвернувшейся; более того, похоже, такой она была изначально.

Заворачивать за угол Пищору не хотелось - а ну как восстанет из этой лужи крови или из ихора то самое, от чего однажды Пищор еле унёс ноги? Однако сталкер продолжил путь, ибо существовало обязательство присматривать за Брайаном, да-с...

За поворотом коридор круто уходил вниз; там, внизу, привалившись к стене, лежал Брайан. Во всяком случае, человек в доспехах, со светящимся мечом в руке. "Гадина могла устроить засаду, используя паладина, как приманку", - подумал Пищор. - "Не видно даже, жив он или нет". Осторожно сталкер начал приближаться к неподвижной фигуре, не забывая следить за ловушками - поставит тварь очередную гранату на растяжку, и привет.

Ловушек не оказалось, а Брайан был жив. Гнутые, пробитые в нескольких местах чудовищными когтями доспехи, всё та же кровь... Паладин мутно посмотрел на Пищора, с трудом узнавая его, и мотнул головой, то ли разгоняя туман перед глазами, то ли указывая на что-то. Пищор покосился в ту сторону и увидел обильные потёки ихора на стене; пятно обрывалось вертикальной линией. Потайная дверь.

- Я д-догнал... Я д-д... Яд... - Брайан говорил еле слышно. Пищор уже хлопотал над паладином, лихорадочно копался в зельях. Дверь могла подождать.

Раны Брайана Мартина оказались ещё страшнее, чем выглядели изначально. Они не затягивались, и кровь уходила из них вместе с жизнью. Паладин до прихода Пищора - а сколько времени прошло, кстати? - так, здесь Брайан был полчаса, не больше, Брайан ушёл Вниз незадолго до битвы с Карадриэлем, потом добрался до Морга, и приличное время, похоже, прождал в засаде в подсобке или рядом... ну почему он не напал из засады, объясните?!.

"До Нагарро тащить его минут двадцать", - торопливо прикидывал Пищор. - "Да ещё снимать доспехи до того. Не успею. Если один побегу к Нагарро, тварь может вернуться. Она и сейчас может вернуться. А если Нагарро с ней заодно, каюк... И он доктор, а такое лечат только священники, сколько тут до ближайшего священника. Так, лечим-лечим-лечим..."

Зелья кончились. Брайан кое-как приподнялся, не отрываясь от стены.

- Дверь... - попросил он. - Открой...

Открыть дверь проблемой не было. Проблемой было то, что паладин сейчас мог разве что наудачу пырнуть мечом нападающего, если тот забудет об осторожности и чересчур приблизится. Судя по боевым возможностям твари, Пищору против неё делать было нечего. Ион поморщился и зашарил в поисках скрытого механизма. Тот нашёлся почти сразу.

За дверью не оказалось никакого логова с запасами чудодейственных препаратов, на что втайне надеялся Пищор. Была там лестница, уводившая ещё дальше вниз. По окончании пролёта была грубо вырубленная лестничная площадка, а за ней - ещё один пролёт. На лестничной площадке лежало нечто.

- ...М-мертво, - выдохнул Брайан. - Оно мертво.

Присмотревшись, Пищор согласился. Оно было не просто мертво - оно плавало в луже собственного ихора, оно было почти перерублено пополам, оно чудом не развалилось, проделав путь от двери до лестничной клетки. Хотя... кто их, мертвяков знает.

Брайан следил за тем, как Пищор осторожно спускается по лестнице, будучи готовым при первом же движении существа броситься обратно за дверь под защиту паладина. Движения не случилось. Сталкер, стараясь не запачкаться в гнусной жидкости, принялся за осмотр.

Гадина была похожа на портреты Беневольсена: не парадные, а те, которые украшали художественную литературу на тему. Не вампир - слишком развитая челюсть, мощные клыки, провалившийся нос. Типическая нежить, продукт нежелания художника лезть в энциклопедию, театральная маска. Чем-то тварь напоминала гуля. Когти у неё и в самом деле оказались громадные. Одета тварь была незамысловато, но и не совсем уж просто: на человеке такая одежда отличила бы носителя как небогатого клиента какого-нибудь нобильского дома. Было понятно, что существо это под личиной вполне могло гулять Вверху. Ночью. Или не только? Демоны бы драли это единство в разнообразии...

Пищор протянул руку и снял с шеи твари раскрошившийся стеклянный медальон работы мастера Салюбрити. Удар Брайана - то ли там, на повороте, то ли уже вдогон скрывающемуся за дверью владельцу медальона прошёл через побрякушку, та каким-то чудом удержалась в оправе, а теперь Пищор посмотрел на горсть стеклянного крошева и сунул его себе в карман вместе с золотой цепочкой. Медальон был из "княжеских", но символ на нём... наверное, можно было его собрать, но потом, потом...

Ещё у существа оказалась граната, которую Пищор брать не стал; кто знает, как она срабатывает. Сталкер снял с пояса существа изогнутый кинжал в тяжёлых ножнах. Удобнейшая штука для засады, заугольная вещь. Доставать оружие из ножен Пищор не стал, хватит с него упоминаний о Стонущем Крисе. Просто спрятал, заметив вензель "М.С." на рукояти. Пистолеты, вылетевшие из кобур и лежавшие дальше по лестнице, Ион поднимать не стал.

Предмет, сильно напоминающий колдовскую книгу, сталкер оставил на месте, повинуясь отрицательному жесту Брайана и его слабому голосу. "Хватит", - подумал Пищор. - "Сейчас снимаем доспехи и ковыляем. Будем надеяться, что дойдём. А это пусть валяется. Никуда не убежит". И тут он услышал голоса и звук шагов. Прислушавшись, Ион подумал, что первый раз в жизни рад приближению военной полиции.

...Сержант, старший наряда, оказался упрямым, как гномий замок. Остальные полицейские быстро ушли, унося Брайана, а сержант остался караулить до сих пор неопознанное тело и Пищора. Сержанту был нужен протокол. Пищору протокол был совсем не нужен. Пищору нужно было сопровождать Брайана - он как мог объяснил, что раны не затягиваются, что нужен не врач, а хороший священник - Брайан ещё пару раз сказал "яд", а потом ему стало совсем плохо, и он потерял сознание. Полицейские вроде поняли и утащили Брайана на плаще, неотвратимо пропитывавшемся кровью рыцаря. А Иона сержант не отпустил, потому что был упрямым, как гномий замок, и ему был нужен протокол.

Сержанту было непонятно, что Ион делает на Запретке. Ион объяснил, что он шёл за Брайаном, который спустился Вниз, как доложила приставленная к нему, Брайану, охрана.

Сержант резонно заметил, что, если господину следователю по особым поручениям и бойцу таких достоинств была бы нужна охрана, он бы её запросил по официальным каналам.

Пищор отмолвил, что он присматривает за господином Мартином по просьбе своего патрона, нобиля, который господину Мартину приходится родственником. Конкретно у нобилей в этом городе есть некие права, которые касаются и их порученцев. И вообще, превышение полномочий, за которое можно преследовать по суду, это такая штука...

Сержант объяснил, что конкретно на Запретке никаких нобилей нет, а в отсутствие правообладателей нет и права. И вообще, сейчас в городе военное положение, что означает...

...что у полиции полно дел в других местах, с надеждой сделал вывод Ион. Так что не лучше ли...

...что означает, с нажимом ответил сержант, что мы обязаны были сперва стрелять, даже услышав просьбу о помощи, а потом спрашивать.

Раздосадованный Пищор сказал, что тут один уже стрелял недавно, плохо кончилось. Сержант молча скинул с плеча ружьё, навёл на Пищора и щёлкнул предохранителем. Ион аргументом проникся, кивнул на мертвяка и объяснил, что стрелял вот он, из пистолетов. Сержант хмыкнул и закруглил разговор, сказав "ну вот видите..." Пищор посмотрел на дверь. В общем, можно было выскочить и захлопнуть её за собой. Даже с ружьём наготове был жирный шанс, что полицейский не успеет выпалить. Однако число и вес собак, которых Пищор вешал себе на шею таким действием, были столь велики, что от идеи Ион отказался почти сразу.

...Пришла подмога. Полицейские, а с ними Гангрел, - вот тут Пищор всерьёз вернулся к мысли бежать, пока не поздно - Каэссиди и Деини. При виде последнего Пищор приободрился - шансы на несчастный случай резко падали. Да и с Брайаном складывалось удачно: получается, полицейские сообразили отнести Брайана к Игнациусу в Квадратный дом.

- Как там господин Брайан? - спросил Ион пришедших. - Жив?

- Нет, - отрезал Гангрел, проходя мимо. Группа направилась к нежити, лежавшей на лестничной площадке.

Пищор Гангрелу не поверил. Готовится колоть, белёсая зараза, давит. Рыцаря унесли довольно быстро. Лечилки опять же... нет, не может быть.

Господин Деини, похоже, был искренне рад свалившейся работе. "Это надо непременно отнести к мэтру! Господа, я полагаю, что это интереснейший случай индивидуального Погружения..." Дальше Пищор узнал, что "интереснейший случай" и в самом деле представляет собой скорее гуля, чем что-либо ещё ("посмотрите на лицевой угол, а вот челюстные кости... да, это существо питалось именно человечиной, при этом предпочитая уже неживое, но ещё свежее... будьте любезны, зажим, господин Каэссиди..."), однако обладает рядом черт, которые никак не дают возможности полностью ассоциировать его с гулем. Господин Каэссиди и господин Гангрел смотрели на "интереснейший случай" так, словно видели его не впервые, уж это-то Пищор мог определить. Медальоны посверкивали в свете факелов. "Оно достаточно соображало, чтобы ходить Вверху, разговаривать, вообще вести себя, или его клинило каждые пять минут?" - спросил Пищор. Деини пожал плечами: "если у него хватало ума, чтобы управляться с пистолетами... кстати, где его холодное оружие?.. и делать бомбы... да и разве вы не видите его пояс?" Пояс был широкий, со множеством кармашков: "Оно хранило здесь маткомпоненты", - пояснил Деини. - "Вполне вероятно, мы имеем дело с Погрузившимся магом, шедшим по пути Тёмного Культа".

Потом Пищор ответил на вопросы Гангрела, просто повторив то, что уже сказал сержанту. Гангрел на голос не давил, да и подковырками не занимался. Со стороны Морга явился доктор Нагарро ещё при нескольких полицейских, подошёл к трупу и вздохнул - Пищор еле-еле расслышал: "бедный Морти..."

Деини, на правах приезжего, засыпал окружающих вопросами, что могла бы значить та или иная деталь одежды трупа и его снаряжения, после чего повторил то, что уже Ион уже знал и добавил очевидное для всех: "судя по одежде, он был клиентом пока неизвестного нобильского дома..."

"Варебусов", - сказал Ион. И объяснил обернувшимся примогениатам: "когда их чистили, ведь вполне мог кто-то убежать, а у них там такие варнаки были..."

"А вы знаете, да", - сказал Каэссиди. Пищору показалось, что судебный эксперт попросту очарован этой мыслью, она очень удачно решала какие-то неизвестные Иону трудности. - "Именно. Варебусовский прихвостень, клиент дома, в котором практиковали оккультные... эээ... практики, занимались алхимией", - палец Каэссиди указал на пояс с маткомпонентами, - "прибегали к услугам наёмных убийц... И вот один из подручных Варебусов, уже Погрузившийся, сумел избежать праведного гнева..."

"Патриотически настроенных граждан", - ввернул Пищор. Нагарро повернулся и посмотрел на Иона, вскинув бровь.

"Да, патриотически настроенных граждан", - подхватил удачный оборот Каэссиди. - "И вот, скрывался здесь, пока не был обнаружен господином следователем..."

"Он хорошо знал Запретку", - сказал Гангрел и тоже посмотрел на Иона. Пищор, уловив намёк, спросил: "это почему?"

"Ну как же", - с лёгкой насмешкой ответил Гангрел. - "Нашёл потайную дверь".

"Можно подумать, на Запретке единственная потайная дверь", - вернул насмешку Ион. - "Кто её знает, тот и хорош".

"А это вам виднее, господин Пищор", - промолвил Гангрел серьёзно. - "Я сказал только то, что хотел сказать".

После этого начальник военной полиции поднялся по ступеням и вышел в коридор, поманив за собой Пищора. Ион увидел, что за ним следует Каэссиди. Отойдя немного по коридору, начальник военной полиции остановился. Пищор остановился тоже. Подошедший Каэссиди принялся сверлить Иона взглядом. Пищор мысленно хмыкнул: магия так магия. Каэссиди что-то пробормотал на ухо Гангрелу, потом ушёл и почти сразу вернулся с Деини, который проговорил какое-то заклинание, а потом отрицательно качнул головой: "Нет, он думает совсем о другом".

Я думаю совсем о другом, мысленно согласился Пищор. Например, о том, как вы мне все надоели со своими тайнами, интригами, книгами ноод, медальонами, записками, зельями, примогенами, эльфами, вечеринками и бедными Морти... впрочем, нет, о бедном Морти С. я тоже не думаю.

Каэссиди с Деини ушли. Гангрел сложил руки на груди и опёрся на стену. Пищор посмотрел ему за спину. В коридоре маячили полицейские, уважительно глазея на лужу крови на том месте, где сидел Брайан.

- Господин Пищор, - начал Гангрел. - Должен вам сказать, что ваша предыдущая деятельность... как подвиги многолетней давности, так и события последней недели...

Пищор автоматически принял удивлённый и слегка оскорблённый вид.

- ...вызывает законное беспокойство. Тем не менее, сегодня на площади стало понятно, что вы всё же...

- Патриотически настроенный гражданин, - утвердительно сказал Ион. Гангрел кивнул.

- Вот именно. Поэтому у вас есть выбор. Вы сейчас отдаёте мне то, что взяли с трупа, и - вас здесь не было. Или - всё делается совершенно законным порядком, с формулировкой "гражданин..." простите, "патриотически настроенный гражданин Ион Пищор задержан в Запретной зоне, и он не может объяснить причин своего пребывания там". Сами понимаете, объяснения засчитываем мы. Последствия вы себе представляете.

- А господин Брайан...

- Он мёртв, - сказал Гангрел, и Пищор почувствовал, что Белый Волк не лжёт. - Полицейские не успели совсем чуть-чуть. Мои соболезнования.

Пищор вздохнул и выгреб из кармана стеклянную крошку и золотую цепочку с ободком, а затем отдал кинжал. Гангрел кивнул:

- Благодарю. И искренне надеюсь никогда не встретить вас на Запретке. Сейчас вас отправят наверх вместе с господином Деини, и - вас здесь сегодня не было.

- Меня здесь вообще никогда не было, - намеренно фальшиво сказал Ион.

Гангрел махнул рукой, повернулся и пошёл по коридору к раскрытой потайной двери. Деини, только что вышедший оттуда, замешкался, укладывая в сумку какие-то щипчики и те самые зажимы. Пищор стал рядом и прислушался к разговору примогениатов над телом.

- Я думаю, его надо сжечь. Это не может существовать в нашем городе даже посмертно. Подумать только, какой ущерб для вверенного мне заведения! Нет, право ужинать в Крематориуме на рабочем месте имею только Я!

- Согласен, - ответил судебному эксперту спускающийся по лестнице Гангрел. - Прямо сейчас и отправим. Наука получила свое, а лишнее тело создает слишком много вопросов...
Кстати, никто не желает допросить покойника???

Каэссиди с Нагарро хором хохотнули. Деини вряд ли услышал, рассовывая по кармашкам научное оборудование. Пищор на всякий случай откачнулся от дверного проёма.

- А вы знаете, господа, - тоном, которым заговорил Нагарро, обычно произносят тосты, - я понял, кто это может быть: Удо Варебус, замысливший кошмарный ритуал, призванный бросить Флоарэ Руй в пучину ужаса, во исполнение своего замысла Погрузился... или давно Погрузился, но замысел всё равно был. Однако дух Статутов...

- Да, - холодно сказал судебный маг. Это ставит красивую точку в истории. И дает рыцарю красивую смерть. Мне он был симпатичен, и было бы чрезвычайно жаль, если бы...

- Все - рубанул Гангрел. Этот парень, Мартин, был не из нашего города. Но он был достойным воином - вы видели, как он дрался. А не видели, так посмотрите там, по дороге. С тем, что этот труп Варебус, я согласен. А остальное пусть в газетах пишут, да в слухах поддакивают. Слышишь, нет? - обернулся Белый Волк.

- Да слышу, слышу, - сказал Ион сверху. - Уходить-то можно?

- Сержант Илиеску, сопроводите, - командным голосом кликнул Гангрел.

...На улице было холодно. Косые крыши домов обволакивал становившийся на мгновения видимым смог. Царствовала мелкая грязная морось. Пищор и Деини шли к Квадратному дому. Пищор спрашивал, Деини отвечал. Ион брякнул наугад, что Погрузившийся был на второй ступени, и был опровергнут компетентным профессионалом - минимум пятая. Кроме того, выяснилось, что определить возраст Погрузившегося вряд ли возможно - физиологические процессы у нежити останавливаются. Пищор хотел было сказать, что предполагал в Погрузившемся Беневольсена, но не стал, спросив вместо этого, мог ли Погрузившийся быть тем самым Живодёром, которого все так усиленно ловят. Деини, поразмыслив, ответил, что квази-гуль мог убивать именно ради свежего мяса, а полусъеденных трупов за Живодёром вроде не числят. Но, добавил он, в конце концов всё непременно выяснится. Пищор с этим согласился: всё это когда-нибудь выяснится. Ион хотел спросить что-то ещё, но в этот момент увидел процессию Рыцарей-Защитников.

Процессия двигалась мерным шагом, молча. Шестеро впереди несли носилки, на которых лежало чьё-то тело. Горели несколько свечей в руках тех, кто шёл за носилками, это выглядело странно ранним вечером. Пищор не своим голосом попрощался с Деини, получил вежливый ответ и через полминуты уже следовал за процессией.

На носилках лежал Брайан, и он был мёртв. Пищор стащил с головы шляпу и последовал за процессией. С ним никого не было - у жителей города, только что вывернувшегося из тени кровавой междоусобной бойни, были свои, неотложные дела. Рыцари-Защитники негромко переговаривались, и из их слов Пищор узнал, что распоряжением Его Святейшества тело Брайана будет сохранено от тления и отправлено его семье. Ион подумал, что Редигар выжмет всё из смерти Брайана для укрепления ордена.

Сталкер сопроводил процессию до Крематориума. После этого надел шляпу вновь и отправился в палаццо Гхеста.

Легко догадаться, что Дядюшка выслушал новости без какой-либо радости...
Tags: КнС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments