Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

Кровь на Снегу, полуигровое. Мастерский текст о Сияющем.

Что такое Карадриель.
Карадриэль – один из наиболее яростных активистов Альянса, желающих вернуть время, когда мир четко делился на высших эльфов и низших животных. При этом его «джихад» вполне строится на принципе «чем хуже, тем лучше»: если эльфы, особенно городские, (не забудем, что лесные обычно сидят в своих лесах независимо от людей), подвергаются еще большим бедам и притеснениям со стороны людей, то это к лучшему, потому что тем больше их выберет сторону Альянса.
Карадриэль – великий воин, но при этом достаточный циник умеющий выбирать себе цели. Кровавый след тянется за ним весьма долго, однако во всех случаях, хотя формально речь шла об уничтоженных городках или исчезнувших военных отрядов, он выбирал себе таких противников, которые заведомо не могли противостоять его «эпическому уровню». Отчасти это его и погубило, привыкнув «тренироваться на детях» и выбрав определенный шаблон, он не ожидал натолкнуться на действительно сильную и креативную партию, которая уничтожает его с минимумом проблем для себя. (В данном случае речь идет о некрореалистах).
Цели Сияющего
Эльфы гетто фактически не знают о том, что при всех их проблемах их положение во ФР лучше, чем в иных городах. Собственно, даже приключенцы знают об этом намеками, наподобие упоминаний о том, что Варебусы желали «привести ситуацию в городе к общепринятой практике». Именно поэтому город, где люди и эльфы хоть как-то сосуществуют, город, в котором из-за этого нет ячейки Альянса, является для Карадриэля и ему подобных костью в горле. Самим фактом своего существования он показывает городским эльфам альтернативу «джихаду», в рамках которого им предлагается убивать людей и героически погибать за интересы высоких. Именно поэтому уничтожить это место для Альянса достаточно важно и только эльфийская инерция мышления не позволила сделать этого раньше. «Месть предателю Игнациусу» - скорей дополнительная мотивация.
План Карадриэля прост: убив Игнациуса во время публичной лекции и проведя еще несколько акций устрашения (например, сжигание дома Обездлу) спровоцировать эльфов на восстание, используя то, что эльфийская молодежь не знает жизни вокруг и не удовлетворена текущим положение дел. Особенно в условиях, когда иные внешние силы действительно пытаются уничтожить гетто. Но вместо того, чтобы спасти соотечественников, Карадриэль лишь подставляет их под удар, намеренно выбирая время для атаки тогда, когда все эльфы гетто находятся на священной для них церемонии. А то, что для людей все эльфы на одно лицо, он прекрасно знает.
Вообще отношение высших эльфов к городским /трущобным – очень важно. Для высших эльфов те, кто фактически принял сторону людей и решил встроиться в человеческий мир, покрыли себя несмываемым пятном предательства, и потому «тричетвертиэльфы» или «почтиэльфы» (подумаем, какой термин звучит лучше) несильно отличаются от животных и очень отдаленным примером того, как они воспринимаются Карадриэлем является отношение дамы из европейского высшего общества к дикарям Австралии или Центральной Африки, которые с ее точки зрения ближе к обезьянам, чем к ней.
Драться до конца Карадриэль не намерен: после убийства Игнациуса и произведения максимального эффекта от произведенной бойни, он намерен благополучно телепортироваться из города. В случае, если его кто-либо поддерживает, он остается максимум на день, улетая в разгар бойни и обещая привести подмогу, которой защитники гетто, разумеется, не дождутся. Будь это холодный расчет или простая эльфийская тормознутость, но если он и действительно приведет подмогу, случится это лет 30 спустя.
За то потом про «подвиг гетто ФР, чье потопленное в крови восстание разожгло пожар великой новой войны» будет по сложена красивая легенда и неважно, сколько в ней будет правды. Мораль ее будет состоять именно в том, что в ответ на угнетение отважные эльфы предпочли героическую гибель жизни-унижению.

Рекомендации по отыгрышу
Если отбросить неземную красоту и полные доспехи из мифрила, перед нами пафосная гламурная мразь, обладающая всеми особенностями психологии высшего эльфа. При этом стоит помнить, что, несмотря на свой 1000+ возраст, по ментальным ощущениям мира Карадриэль – подросток и с этой точки зрения он даже в чем-то младше Феникса, хотя по внешнему виду, манерам и общему возрасту этого, конечно, не видно.

Карадриель и Феникс
Прекрасный эльф и лучший воин-маг гетто из числа молодежи импонирует Сияющему и он достаточно искренен в желании привлечь такой замечательный кадр в Альянс. Именно поэтому он может быть с ним достаточно близок, обещая взять его с собой на борьбу с людьми вообще, и таким образом невольно дав ему понять, что восстание заведомо обречено на гибель. Он привык к тому, что все трущобные эльфы воспринимают людей как врагов и опять-таки не может представить себе, что у Феникса есть иной опыт общения с людьми.
Карадриэль не меньший расист и ксенофоб, чем преподобный Пранаидес, поэтому он на каком-то этапе не может предположить, что у Феникса есть родственник полукровка, к которому он может относиться с сочувствием. Лично для него полуэльфы – существа, которых надо убивать в первую очередь, потому что осквернение священной эльфийской крови – недопустимо.
В ходе их общения Карадриэль обычно делает ошибки, связанные с незнанием городских условий и жизни трущобных эльфов. Он может путать местных эльфов (например, в ЖЖ прогоне он неверно называл мальчика, подвергшегося насилию в доме Обездлу), делая поэтические сравнения, допускать смешные и странные недочеты наподобие истории с крапивой. По таким незначительным оговоркам должно складываться понимание того, что Карадриэль приехал за другим, что реальных проблем города он понять не хочет и не может. Что то, что он говорит – некий шаблон вербовщика и пропагандиста, механически обкатываемый в 615-й раз.
С другой стороны на стороне Карадриэля есть потенциально очень весомый аргумент: до войны, действительно, не было разделения на Высших и Трущобных, не было и столь заметного разрыва по способностям и сроку жизни. Так что современное положение трущобных эльфов с точки зрения внешних наблюдателей выглядит как значительная деградация. В какой-то мере как для человека уход определенного числа современников в джунгли, отказ от речи и разума и смешение с обезьянами. Срок жизни Высшего дает принципиально иные возможности для самореализации и развития, совершенно недоступные для эльфов гетто. С этой точки зрения можно даже сказать, что у Карадриэля есть «своя правда», своя логика оправдывающая разжигание восстание любой ценой.
Однако стоит помнить, что в обычной ситуации модуля Феникс – непись, и «перетащить его на свою сторону» , убедить сделать выбор в пользу города, - теоретически одна из задач приключенцев, в первую очередь Айры. В начале модуля Феникс безусловно очарован Сияющим, ибо его манеры, облик и гламур создают впечатление недостижимого идеала высокоэльфийского мага-воина, живой легенды, каковой он для является Феникса без кавычек.
Хотя большинство эльфов гетто для Карадриэля – пешки, жизни которых ничего не значат по сравнению с эльфийским «джихадом» (под его огненными шарами гибнет и Бейсиель, и эльфийские дети выбежавшие на площадь ему помогать), настоящих эльфов, «своих» Карадриэль безусловно не предает и питает к ним несомненные братские чувства, мера анимешности которых определяется мастером. Это особенно касается Феникса, которого Карадриэль автоматически записал в свои за высокие воинские таланты и озабоченность ситуацией в гетто, которую он высказал в беседе с ним. Феникс понимает, что над его домом нависла очень серьезная угроза, и готов защищать его почти любыми средствами.
Для Карадриэля абсолютно естественно считать, что после такого отважный юный эльф не может не встать с ним на одну сторону, поэтому, если Феникс медлит, то Сияющий смотрит на него с глазами, полными непонимания, а если он делает иной выбор или просто пытается защищать Айру, то Карадриэль воспринимает это как глубоко личное предательство: он ему «так доверял, так любил, а он предал его и всех эльфов». Именно поэтому Феникс становится главной целью Карадриэля и пока два эльфа бьются, у остальных есть шанс сделать что-то еще.
Однако не стоит делать бой блейдсингеров скриптовой сценой. Более того, если по каким-то причинам Приключенцы проигнорировали Феникса и не стали предпринимать активных действий к тому, чтобы что-то сделать с его мировосприятием, то вариант при котором Феникс выступает на стороне Карадриэля вполне допустим. Иное дело, что общую ситуацию это не меняет никак - зато окончательно подписывает гетто смертный приговор: это явнейшее доказательство того, что желание уничтожить город идет именно из гетто. И оно будет истреблено до последнего эльфенка - в лучших традициях Беневольсена и под мудрым руководством Примогена.
Важно то, что подобный переход Феникса на сторону Альянса может случиться безотносительно того, привлекали его Приключенцы для рейда на дом Варебус или нет. (Естественно речь идет только о том варианте когда/если похищена Айра). После того, что он там может увидеть и того, что люди пытались сделать с его сестрой, он податлив на определенные увещевания. Иное дело, что после этого разговора с Карадриэлем, в котором Сияющий открыто сказал ему, что именно он сжег дом Обездлу со всеми, кто там был, и о том, как и что он собирается делать вообще, у Феникса скорее всего возникает желание дополнительно поговорить с Айрой, потому что в речах Сияющего было и приятное и отталкивающее.

Карадриель и прочие эльфы.
Появление Карадриэля вызывает в гетто определенное брожение умов, поскольку старейшины этого визита не ждали и в определенном смысле ему не рады. Однако, пока они занимаются церемонией, Сияющий на правах почетного гостя разгуливает по гетто , проповедует свое и вербует сторонников, в первую очередь среди молодежи, которая неспособна понять происходящее полностью и хочет решительных действий. При этом он достаточно хорошо понимает, что над гетто нависла серьезная угроза, но использует это как доказательство того, что раз все настолько плохо, то никакого выхода кроме восстания нет.
Нейтрализация этого аспекта его деятельности также может дополнительной целью РС, особенно, если мастер решит, что ему-таки удалось навербовать какое-то число сторонников, готовых присоединиться к нему во время вылазки на площадь.
Это тоже чрезвычайно важно, так как в случае, если общественное мнение и власти города не получат видимых доказательств (наподобие участия в сражении с ним представителя Гетто) того, что «гетто было против и не при чем», будет естественно сделан вывод о его причастности, после чего маховик репрессий закрутится с удвоенной силой. То, что сделал он на площади не идет ни в какое сравнение даже с делом Бейсиеля.

Тактика боя с Карадриелем
Надо помнить, что перед нами – эпический герой, не предназначенный для того, чтобы РС валили его в одиночку. Приключенцы, даже их лучшие бойцы наподобие Брайана могут разве что задержать Сияющего на какое-то время или отвлечь его внимание на время, необходимое мирным жителям, чтобы сбежать, а остальным - подготовиться. Зато его боевой грифон, тоже закованный в мифрильную броню и являющийся ездовым животным эльфийского воина является противником для приключенцев, чтобы они не чувствовали себя обойденными на этом празднике смерти.
Феникс, хотя он несколько выше приключенцев по уровню, также недотягивает до полноценного противника и его роль в противостоянии несколько иная. В случае видимой всему городу схватки двух эльфийских воинов магов, один из которых местный и выступает на стороне людей, а другой - стремящийся уничтожить город чужак, вопрос о том, является ли гетто врагом города и какой выбор оно сделает при угрозе, отпадает сам собой. И после такого предметного урока претензии к эльфам не будут предъявлять даже Бдящие.
Хотя в поединке один на один у Феникса нет шансов, Мастеру необязательно убивать его, - если, как и подобает воинам-магам, они будут биться в воздухе, то «впавший в ноль Феникс» падает, точнее – планирует вниз, где остальные Приключенцы могут оказать ему первую помощь. Карадриэль же снижается, чтобы добить предателя, после чего и попадает под ушат нечистой крови, и дальше им занимаются исключительно некрореалисты.
Но красивая картинка с минимумом жертв для города и последствий для гетто возникает только тогда, когда к уничтожения Чудовищного Древнего Добра (событие, играющее в модуле роль кульминации или развязки) задействованы все необходимые силы. Важно понимать то, сам Карадриэль естественно а) мало представляет себе свойства синего угля, для него город с почти двухсотлетней историей возник буквально вчера; б)не в курсе относительно леди Джоанны; в)тем более не предполагает, что в городе может оказаться партия некрореалистов во главе с Таргельтом.
В идеальном варианте развития событий «мочат всем городом» и, хотя последний удар наносит Таргельт, в общем процессе засвечиваются и представители дома Стилгрей, и Примоген. Естественно, это происходит в случае, если соответствующие лица и организации оповещены о визите Сияющего и имеют возможность принять меры.
В случае, если предупрежден Таргельт, на Сияющего устраивается «правильная засада», однако надо помнить, что некрореалистам важно прикрыть Игнациуса, а жизни горожан совершенно их не волнуют, а более того, есть расчет на то, что рано или поздно эльфу надоест убивать людей магией и он спустится вниз, чтобы напоить кровью свой меч. Вот тут-то его можно окатить нечистой кровью. Кроме того, без помощи некрореалистов Карадриэль скорее всего благополучно покинет город, поскольку остановить или задержать его будет некому. Если Игнациус будет убит, Таргельт будет достаточно зол, потому что прибыл в город во многом ради общения с ним и ожидании результатов его исследований, однако, в случае, если Карадриэль улетел, доктор будет стараться выяснить, по чьей наводке был убит Игнациус после чего его счет к Л. Б. существенно возрастет, и вампир станет сознательной целью его охоты.
В случае, если об этом предупрежден Игнациус, в пожилом ученом победит долг перед городом, и он выйдет на лекцию, приготовив защитные заклятья, а затем будет стараться не столько повредить эльфу, сколько спасать людей. Если мастер хочет, чтобы Сияющего все-таки убили, хотя задача эта очень сложная, Игнациус может применить на него заклинание предотвращающее чары телепортации, после чего Карадриэля могут банально завалить трупами. (Естественно при посильном участии приключенцев).
Если же предупредили не только Мэтра, но и Деини, то напуганный ученик мага естественно будет искать, кто еще может помочь спасти учителя и обратится за поддержкой к Таргельту, а возможно, и властям. В этом случае – см. выше.
Если предупрежден Примоген, то многое зависит от того, кого именно предупреждали и сколько у них было времени. Надо помнить, что отношение к эльфам у разных членов Примогена очень разное, и многие из них с удовольствием разделались бы с гетто сами. Но даже если все удалось сделать правильно, надо помнить, что Примоген а)потребует доказательств; б)скорее всего использует официальные каналы вплоть до официального требования выдать Карадриеля властям, что только усилит давление на гетто и ни к чему не приведет, только подлив масла в огонь.
Идеально эту карту разыграл в одном из прогонов Сонни, который а) напомнил что уничтожение гетто будет выглядеть как прогибание города под отца Пранаидеса б) передал Торрадору и Вентру информацию о Сияющем как данные от «своих друзей в гетто», которые рады бы что-то сделать но не могут этого из-за церемонии – Сияющий не случайно выбрал именно это время для атаки в) используя известные ему данные дела, выстроил защиту так, что убийство Луни тоже было повешено на Сияющего – дескать, карадриель узнал о том, чем занимался этот друид и решил преподать всем предметный урок. Тем более что РС действительно знают очень важные для понимания ситуации моменты: Сияющий – по сути гость незваный, и гетто не вызывало его для помощи в нынешнем конфликте с людьми; старейшины гетто не поддерживают конфронтацию, но молодежь жаждет экшна и Карадриель играет на этом расколе; перворожденного абсолютно не интересует жизнь и судьба гетто, - оно должно героически погибнуть, став примером для остальных эльфов.
« При правильной обработке» Примоген в состоянии стянуть к месту лекции значительное количество воинским сил вплоть до артиллерии, а во время атаки организовать правильное управление кризисной ситуацией и принять участие в совокупном забивании Сияющего силами своих членов, заточенных под схватку. Проблема, к сожалению, в том, что к бою на крыле никто из них неспособен, а это значит, что убить Карадриэль успеет много. Если мастер добрый, он, конечно, может допустить красивую драматическую ситуацию, при которой попадание в Карадриэля из пушки одновременно сбивает с него заклинание полета, после чего он планирует на землю и на него наваливаются всем гуртом.
Но понятно, что после этого члены Примогена, которые за столь краткий промежуток времени дважды спасли город от серьезной напасти, становятся «непотопляемыми».
Леди Джоанна поначалу не воспринимает Карадриэля как серьезного противника и угрозу себе. Кроме того дракона нужно в большей степени правильно мотивировать, чем Примоген, желательно сделав это так, как в скриптовой версии поступил Таргельт, пообещав отдать дракону все магические предметы, которые будут найдены на Высоком эльфе эпического уровня. В этом случае леди постарается не столько предупредить об этом городские службы, сколько при помощи своих гномов покрыть площадь магическими рунами, которые существенно ослабляют эффекты враждебной магии, выставить туда Драгана, который может оказать Сияющему достаточное сопротивление и в течение долгого времени сдерживать его натиск (принимая на себя большую часть его атак, пока Приключенцы бьют его с боков и сзади), а также снабдив тех, кто пожелает сразить Сияющего во имя города (будь до Феникс, РС, Таргельт) некоторым количеством магических свитков из своих резервов. О последнем ее, конечно, надо просить специально, так как дракон сам ничего не дает.
Заметим, что описание поражения Карадриэля тоже должно быть очень страшной картинкой, - нечистая кровь, которая не только лишает его магических способностей, но и понимания, что происходит «этого не может быть, животные не могу лишить меня моей магии»; гномы дома Стилгрей, которые фактически сдирают с еще живого и сражающегося эльфийского героя полезные магические предметы; Прост, который подтягивает его к себе, как загарпуненную тушку; тухнущий от заклятий стратега огненный меч; и, наконец, доктор, убивающий его ужасным некромантическим способом, высосав из него магическую искру посредством своего симбионта и умертвив еще живого эльфа на операционном столе.
Tags: КнС
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments