Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Лонгрид про Чечжу, часть 4

Кульминация и развязка

С убийством Пака мы немного забежали вперед, потому что важной для нас датой является 10 мая – в этот день по всей территории Южной Кореи прошли «свободные выборы», каковые  были организованы при активном участии полиции и молодежных корпусов и прошли с большими накладками, делающими приход к власти Ли Сын Мана достаточно сомнительным с точки зрения «честности игры». Безусловно, левые сделали все, чтобы сорвать выборы, которые они считали сепаратными, но удалось им это только на Чечжудо, где к этому времени бушевало восстание. Тем не менее, по итогам выборов 15 августа 1948 г. была провозглашена Республика Корея, президентом которой стал Ли Сын Ман.
В течение недели выборов партизаны блокировали дороги, разрушали мосты и телефонные линии и, наверно, даже пускали бы под откос паровозы, будь на острове железная дорога . Хотя выборы 10 мая в Чечжу были сорваны, добиться большего не удалось. Зато военный губернатор Дин 11 мая отдал приказ о морской блокаде острова   .

В  начале июня 1948 г. весь район гор и большинство деревень внутренней части острова было под контролем партизан, а к концу того же года власти РК официально зарегистрировали 102 стычки с общим числом  участников, превосходящим 5 тыс. человек

(авторы совтского учебника 1974 г., говорят о 10 тыс ).
Однако, вопреки общепринятому мнению, такой период в жизни партизан продолжался относительно недолго и закончился с исчезновением лидеров партизан из числа коммунистов, в том числе и Ким Даль Сама, который был выбран для участия в конференции в Хэчжу (приграничный город в КНДР), где с 21 по 26 августа проходили выборы в Верховное народное собрание (ВНС) Северной Кореи депутатов от южнокорейских провинций. Да, в отличие от чисто сепаратных выборов на Юге северяне пытались провести выборы на чужой половине полуострова, хотя из-за военно-полицейского режима выборы на Юге были косвенными: сначала избирались делегаты на съезд народных представителей в Хэчжу, а уже этот съезд должен был избирать депутатов Верховного Народного Собрания .
  Что заставило Кима покинуть остров, точно неизвестно. Возможно, он оказался заложником событий, так как рассчитывал на мирное урегулирование, а получил войну. Возможно, он решил разменять жизнь на острове на карьеру в рядах ТПК. Возможно, он действительно хотел рассказать о сопротивлении острова и верил, что будет  представлять его в обновленной стране. Во всяком случае,   в Хэчжу Ким рассказывал о ситуации на острове, и его речь встретили «бурные аплодисменты ». Однако участие   лидера восставших в таком мероприятии, да еще и проходящих на Севере, окончательно сформировало взгляд руководства РК на партизан с как на «национальных предателей», что   позволило перейти к широкомасштабной кампании подавления.
Ким Даль Сам вернулся на остров в середине сентября 1948,  но уже с того времени командующим нородной армией был скорее Ли Ток Ку,  учитель истории и физкультуры в средней школе, служивший лейтенантом в японской армии. 
Окончательно Ким  покинул Чечжу в марте 1949г., после чего, по данным историков РК,  стал отвечать за организацию революционного движения на Юге и погиб 20 марта 1950 г. в одном из приграничных инцидентов, еще до официального начала Корейской войны. Однако те, кто делает из него «северокорейского инструктора по терроризму», ставят телегу впереди лошади. Таковым он оказался после того, как восстание было подавлено.
 
Период с середины лета 1948 г. по весну 1949 года принято называть временем «красной охоты». Такое название связано с активизацией агрессивной антипартизанской кампании. Именно на этот период времени приходится наибольшая часть жертв со стороны местного населения.
20 августа на остров была переброшена группа вспомогательных частей полицейских по 800 человек. Так же началась подготовка дополнительных жандармских батальонов к отправке на остров.
17 октября правительство Ли Сын Мана ввело на острове военное положение и объявило территорию, дальше чем 5 километров от побережья, «враждебной». Все находившиеся за указанной границей автоматически считались пособниками партизан.
20 октября власти официально перешли к тактике «выжженной земли» и  практике создания так называемых стратегических деревень, которые использовали еще японцы. Для того, чтобы лишить народную армию поддержки, крестьян насильственно переселяли за колючую проволоку подальше от мест дислокации партизан и держали на полуголодном пайке по принципу – или вы съедите все сами и выживете, или будете кормить партизан и умрете от голода.
 Продолжалась и морская блокада, а все территории, отстоящие от побережья более чем на пять километров были объявлены враждебными. Деревни, которые там находились, были сожжены, а население эвакуировано. Естественно, что целый ряд деревень был уничтожен вместе с жителями.
Те, кто отказывался перебираться в стратегические деревни, т.н. «беглецы с холмов» (кор. ипсанчжа) автоматически подозревались в связях с повстанцами и убивались «десятками и сотнями и все их оставшиеся члены семьи (преимущественно дети, женщины и пожилые) подвергались пыткам или истреблялись» .
В стратегических деревнях, как и в столице острова, наоборот, наблюдался переизбыток населения. По состоянию на март 1949 года в городе Чечжу было сосредоточено примерно 100 000 человек. Такая значительная концентрация людей влечет за собой очевидные проблемы со снабжением. В этот момент католический миссионер Суини пишет другу в Сеуле «некоторые жители острова получают в день всего лишь по одной земляной груше и никаких связей между городом и деревней нет».

С середины ноября 1948 г. началась антипартизанская операция с сжиганием горных деревень и истреблением местных жителей. За повстанцами шла активная охота, причем армии помогали волонтеры из числа правых организаций. Это весьма любопытный момент, так как значительную часть бойцов как с одной, так и с другой стороны составляли люди, вооруженные устаревшим огнестрельным оружием и бамбуковыми копьями.
К концу  1948 г. число повстанцев сократилось до примерно 300 ., но 1 января 1949 г. повстанцы предприняли новое наступление, и атаковали даже столицу острова, но были отбиты и вынуждены отступить обратно в горы . Власти же перебросили на остров еще 4 батальона, которые вместе с полицией и СЗМО уничтожили большинство партизанских отрядов.
Американские войска в кампании прямого участия не принимали, хотя флот занимался блокадой, легкая авиация использовалась для разведки а капитан Джимми Лич был военным советником, разрабатывавшим планы антипартизанской войны.
  Несмотря на сопротивление, активная фаза восстания на Чечжудо   завершилась весной 1949 года: в марте остров посетил министр обороны Син Сон Мо,  в апреле -  президент Ли Сын Ман для проверки действий полиции и армии . Уже 13 мая американский посол в РК докладывал, что с восстанием в целом покончено.
На деле активные военные действия длились  дольше, но уже на уровне малой войны – зачисток и карательных рейдов.
К лету 1949г. сопротивление лишилось своих лидеров: Ли Ток Ку был убит, а его изувеченное тело было распято напротив нового здания администрации 7 июня 1949 года . Еще один руководитель повстанцев Кан Мин Сок, был арестован, а затем обезглавлен.
Официально восстание было подавлено к августу 1949 г., но зачистки и репрессии в отношении сочувствовавших ему продолжались еще долго, а район Халласан был объявлен свободным для посещения только 21 сентября 1954 г.
Любопытно, что официальная пропаганда РК пыталась объявлять, что в марте 1950 КНДР пыталась послать «тысячи  вооруженных инсургентов», но за две недели их ликвидировали. По мнению автора, это было призвано оправдать второй виток репрессий, который пришелся на начало Корейской войны.

Целый ряд источников, включая сингапурскую газету Stars and Stripes, отмечает чрезвычайно высокий уровень жестокости при подавлении восстания, как и то, что эти преступления проходили в присутствии американских военных, которые не вмешивались.  Наталья Ким отмечает, что масштабы насилия со стороны полиции, охранных отрядов по отношению к населению «перешли все мыслимые пределы» . Даже не особо симпатизирующий левым Меррил пишет о «порочном круге террора, инициированном властями» .
Как было уже сказано ранее,  много деревень уничтожались вместе  жителями. Так, 19 декабря 1949 года в деревне Пукчхон было застрелено 398 человек – в отместку за двух солдат, убитых партизанами в ее окрестностях. Широко применялась т.н.  «превентивная опека» - задержание без судебного разбирательства под предлогом предотвращения действий, приносящих пользу врагу .
Наиболее активно террором занимались представители молодежных корпусов. С началом организованного антипартизанского движения члены данных формирований начали активно вливаться в ряды полиции, тем самым легализуя свои карательные мероприятия.
М. Брин приводит рассказ о том, как жители одной из деревень, которая некоторое время была под левыми, разбили на две группы, после чего под угрозой расстрела потребовали, чтобы одна показала на другую как на тех, кто сотрудничал с коммунистами. После этого «выявленные преступники» были расстреляны на месте.
Уцелевшие жертвы упоминают пытки током  . Некоторые левые публицисты описывают ситуацию, когда детей заставляли избивать родителей.
  Уровень жестокостей по отношению к женщинам достигал немыслимых пределов - массовые изнасилования и сексуальные пытки/ убийства были весьма типичны  . Так, 14 декабря  1948 г. в деревне Тосан солдаты захватили 150 молодых людей и около 20 симптичных девушек. Парней расстреляли 4 дня спустя, а девушки подвергались групповому изнасилованию в течение двух недель, после чего тоже были убиты . По иному свидетельству, «полицейские … заставляли нас раздеваться, как мужчин, так и женщин. К тому моменту мне было около 40. В конце концов они устали нас бить и приказали выступить вперед  одной девушке и одному юноше и заставили их сношаться».
Впрочем, жестокость проявляли обе стороны – семьям полицейских доставалось от партизан так же, как и семьям левых активистов .  Западные авторы любили писать о том, как полицейских подвешивали за ноги и отрубали им головы подобно животным на бойне ., однако  из данного источника не ясно когда начались и кто именно осуществлял данные казни. Зато понятно, что такой вид убийства  говорит о крайней степени озлобленности и ненависти по отношению к полицейским.
Гражданские войны всегда сопровождаются высоким уровнем взаимного озверения. Однако при попытке подсчитать соотношение потерь таковое оказалось равным 86-14 в пользу правительственных сил.

Tags: чечжу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments