Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

что происходит с сериалом по Джорджу Мартину

Книги автора, несмотря на фэнтэзийный антураж, были достаточно темными и острыми: победы там достигались, в основном, за счет работы головой, а не пафоса и превозмогания, и человек, действующий как классический герой фэнтэзи, обычно заканчивал как Нэд или Роб Старк. Более того, даже при хорошо продуманном плане всегда оставалась вероятность, что что-то пойдет не так, и злые языки утверждали, что, внимательно отслеживая ожидания фанатов, Мартин принципиально делает неожиданный «поворот в конце».
Однако книга пишется куда медленнее, чем снимается сериал, и, в результате, сюжетом последних сезонов занимался уже не Мартин, а другие люди. Да, у них, видимо, есть некий общий план сюжета и ключевые события, которые были в изначальном плане Мартина. Но все остальное заполняется им самостоятельно. Между тем, по новым сюжетным линиям видно, что они работают по совсем иным принципам - тем сложившимся канонам сценарного мастерства, которые, по мысли голливудских сценаристов, обеспечивают успех блокбастеру. Во многом, речь идет о неком универсальном сюжете героического фэнтэзи, элементы которого могут быть едины что в «Звездных войнах», что во «Властелине колец». В нем нет места неприемлемым концовкам или ситуации, когда что-то пошло не так. Кроме того, авторы наоборот пошли на встречу ожиданиям фанатов и «подтвердили» те догадки, которые казались наиболее вероятными публике, но наименее интересными автору.
Возьмем линию с Джоном Сноу. О его происхождении слухи ходили весьма давно. Но на самом деле гораздо интереснее была бы версия, если бы представителем прежней династии оказался бы не он, а карлик. Это объясняло бы очень многое: смерть матери, изнасилованной безумным королем; очень специфическое отношение к карлику внутри семьи и месть лорда Тайлена, заключающаяся в красивой интриге, итогом которой была гражданская война и падение династии Таргариенов. Джон Сноу же оказывался жертвой изнасилования, вот только насильником оказывался не принц, а Брэндон Старк-старший, о привычках которого в тексте книги рассыпано много мелких упоминаний.
Другой вариант – отравление принца Джофри. Версия Тирелов была более чем ожидаема. Более по-мартиновски выглядел вариант, при котором что-то пошло не так. Чаша предназначалась карлику и отравительницей была королева, но, по ряду причин, чаша попала не в те руки, и жадный мальчик помер злою смертью. Именно этим объясняется и совершенно звериная истерика матери и ее желание уничтожить Тириона после этого любой ценой.
Но авторы сериала пошли по пути легких решений, дающих успех у невзыскательной публики. Книгу могут перечитать несколько раз, сериал, скорее всего, просмотрят один. Поэтому можно выходить на простые понятные детям штампы. Если Мартин скорее воздерживался от метафизики и сверхестественные силы были у него, в основном, за кадром, сценаристы ввели «древнее зло» в лице Антона Городецкого/короля ночи, старательно косплеящего короля-лича, обладающего недокументированными возможностями и даже получившего себе оживленного дракона. Автор честно надеется, что Городецким не окажется мутировавший Рейегар и мы таки обойдемся без фразы «Джон, я твой отец!».
Нечто похожее происходит, похоже, и с Вархаммером 40000, где, с точки зрения новых книг и сюжетов, происходит своего рода «разворот лицом к школоте». Меньше психологизма и проработанности сюжета, меньше сложностей и неоднозначностей, больше пафоса, спецэффектов и сдвижение сюжета в сторону апокалипсиса.
А относительно ИА у автора есть однозначное представление о том, как должен закончиться именно сериал, в котором мир спасать будет Арья. Понятно, что весь последний сезон сборная команда, набранная откуда ни попадя, будет бить Антона Городецкого/Великого Иного, а тот - отбиваться дверью от холодильника, драколичом, фростморном и ледяными соплями. Однако когда его почти прибьют, внезапно выяснится, что подобно тому, как одичалые убегали от белых ходоков, белые ходоки убегали от белого хлада, олицетворяемого гигантским котиком породы невская маскарадная.

И вышел из тумана зверь, и был он, как и подобает глобальному ПЦ, белый и пушистый, с пронзительными синими глазами, и някал… И стрелял он лучами из глаз няшной силой, испепеляющей героев, а дракон был для него не более, чем вкусная птичка. И пали перед ним все из длинного списка, а кто не пал, тот замерз на месте, не пережив его кавайности.
(Указанную эпическую битву можно провести с минимумом спецэффектов, найдя настоящего кота и помахав перед его носом «веревочкой с бантиком с драконом на конце». При наличии достаточного голодного, ретивого и любознательного кошака и мастерства комбинированных съемок, можно обойтись даже без синего экрана и компьютерной графики.)
Но была Арья Старк, которая еще с детства умела ловить и занячивать самых вредных и опасных котов. И бесстрашно прыгнула она на няку, но, поняв, что не в силах причинить ему вред, начала чесать его за ушами. И вместо того, чтобы разрушать мир и нести глобальное похолодание, свернулся няка в клубок, заурчал и задремал, а Арья оказалась вечно обречена нячить гигантского котэ, стоя на страже этого мира.
Tags: мартин, нэкофилия, полупровокация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments