Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Генерал Шерман – человек, пароход и локальный миф северокорейской пропаганды.

Во время нашей второй поездки слово «генерал Шерман» стало своего рода «локальным мемом», поскольку почти аналогичный текст и, главное, аналогичная картина попадалась нам три или четыре раза: сначала в Мангендэ, потом – в музее Победы, потом – в музее Революции, и, наконец, в музее классового воспитания). В рамках северокорейского пропагандистского мифа это событие имеет очень важное значение, поскольку именно от него отсчитывается «более чем полуторавековая история противостояния Кореи американскому империализму». Именно поэтому нам стоит рассказать об этом инциденте более подробно.

Если кратко, то указанное судно под командой некоего Престона, принадлежащее английской фирме Meadows and Сº , имело на борту четырех белых и двадцать китайцев, вошло в устье р. Тэдонган недалеко от Пхеньяна и было сожжено местным населением после того, как его команда попыталась заняться грабежом и миссионерской деятельностью.
Относительно деталей этой истории существует несколько версий. Как сообщал по горячим следам российский посланник в Пекине, «судно это не было занесено бурею в Корею, а пришло само в устье реки Пхеньян, и находившиеся на нем два человека, говорившие по-корейски, из коих один француз, а другой англичанин, объявили, что против Кореи собирается большая экспедиция французов и англичан и если местные власти дозволят означенному судну начать торговлю с жителями, то оно примет на себя рассеять войска обеих стран, которые высадятся на берег. Несмотря на просьбы местной власти, чтобы судно отплыло для избежания каких-либо осложнений с жителями, оно продвигалось вверх по течению и в одно утро захватило силою на свой борт помощника начальника округа, сопровождавшего в своей лодке непрошенное иностранное судно. На все требования отпустить захваченного в плен сановника иностранцы отвечали, что они его отпустят, когда дойдут до главного города округа. Когда же корейцы вздумали отнять его силой, то судно сделало несколько выстрелов, коими было убито несколько десятков человек. Разъяренный этими поступками народ бросился большими массами, развел на обоих берегах большие огни и поджег судно, которое от взрыва находящегося в нем пороха взлетело в воздух со всем экипажем и пассажирами» .

Американцы склонны считать, что корабль просто потерпел бедствие, и его команда оказалась в запретной зоне, из-за чего была уничтожена войсками. Как пишет известный историк Х. Хальберт, « парусное судно «Генерал Шерман», перевозившее 5 белых иностранцев и 19 азиатов и чей целью являлась торговля, вошло в устье реки Тэдон. Губернатор провинции Пхёнан потребовал назвать причину прибытия, на что ему ответили, что хотели бы начать торговлю с Кореей. Хоть и было сказано, что это невозможно, иностранное судно не только не покинуло провинцию, а наоборот, отправилось вверх по реке, пока не достигло острова Янджак недалеко от Пхеньяна. Из-за проливных дождей и исключительно высокого прилива судно смогло пройти через ограничение и вскоре засело в грязи. Надежды на его спасение не было. Этот поступок сильно удивил корейцев. Насколько отчаянными должны быть намерения человека, чтобы он повел свой корабль на верную гибель. Спустя какое-то время от регента пришел приказ о начале атаки по судну, если в ближайшее время оно не уплывет. Затем завязался бой, который не возымел никакого эффекта для обоих сторон, пока корейцы не подожгли «Генерала Шермана» зажигательными плотами. Командиры и экипаж были вынуждены бросится в воду, где многие из них потонули. Тех, кто уцелел и добрался до берега, зарубило взбесившееся население. Сегодня подтверждением произошедшего сражения можно считать весящие якорные цепи злополучного судна у одних из ворот Пхеньяна» .
Любопытно, правда, что в его более поздней книге позиция автора становится нейтральнее: «Судно подошло к корейскому побережью в сентябре, и, несмотря на предупреждения и угрозы, продолжало упорно плыть вверх по реке Тэдонган к Пхеньяну. Это было возможно только благодаря высоким весенним приливам и тяжёлому паводку. Корейцы же считали, что американцы не собираются отступать, потому что не видели других объяснений тому, как такое судно выбралось из столь опасного положения. Был отдан приказ на уничтожение. Судно было сожжено, а команда, едва ступив на берег, тут же убита. Поэтому часть вины, учитывая провокацию другой страны, была возложена на корейцев» .

Ряд советских и российских историков (в частности, В. Ф. Ли) полагает его целью военную разведку и представляет «Генерала Шермана» торговым вооруженным транспортом, который доплыл до Пхеньяна и был уничтожен артиллерийским огнем береговой охраны . То, что это американское судно имело на борту крайне немногочисленную команду, состоящую в основном из китайцев, из данного текста неочевидно. Более того, создается впечатление, что речь шла о типичном примере «дипломатии канонерок».
Корейская версия сводится к тому, что американцы плавали по всему региону, занимались торговлей там, где можно, и грабежом там, где нельзя, маскируя свои действия проповедями христианства. 21 августа корабль вошел в корейские территориальные воды. Местные власти снабдили его продовольствием, но когда на борт корабля поднялся корейский чиновник, чтобы получить объяснения по поводу происходящего, его взяли в заложники и стали грубо требовать, чтобы корейские власти снабдили их провизией и деньгами, официально разрешили им торговать с корейцами, а также разрешили проповедовать в Корее христианскую веру. Вдобавок местные католики из окрестностей Пхеньяна решили, что корабль был послан, чтобы избавить их от гонений: В. М. Тихонов пишет, что изображение королевы Виктории на привезенных открытках было принято ими по ошибке за портрет Девы Марии .
Помимо этого, командование корабля распространяло слухи о том, что одновременно с его появлением на севере Кореи в южные провинции прибыла целая эскадра. Заметим, что «наглое поведение команды» признавали сами американские дипломаты, а «экипаж судна был вооружен с головы до ног, так что в Китае, откуда это судно вышло, сейчас же догадались о пиратских намерениях этих торговых мореплавателей» .
В результате 2 сентября местное население подожгло корабль при помощи брандеров, и то, что уничтожение захватчиков было стихийным выступлением народных масс, а не произошло по указанию свыше, отмечает целый ряд историков РК. Северокорейские источники добавляют, что Ким Ын У, сельский староста, организовавший эту контратаку, был прадедом великого вождя товарища Ким Ир Сена. На взгляд автора, то, что восемнадцатилетний староста, сын старосты, или просто молодой деревенский житель поднял народ на борьбу или даже подкинул идею сжечь корабль при помощи брандеров, нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, так что пусть это будет одна из версий.

Сегодня (желающие подробностей могут найти их в кандидатской диссертации Алины Шарафетдиновой) в историческом сообществе сложился консенсус относительно того, что экспедиция «Генерала Шермана» была сугубо частным предприятием, к которому американское правительство не имело никакого отношения. Однако, представители левого направления в историографии Кореи любят подчеркивать эту историю как доказательство того, что Соединенные Штаты никогда не хотели Корее ничего хорошего. Тем более, что согласно одной из версий, целью этой экспедиции был грабеж сокровищ из могил знатных корейцев. Американцев привлекали слухи о том, что в районе Пхеньяна находятся гробницы ванов Когурё, сделанные из чистого золота . Так ли это, неизвестно, однако одна попытка грабить могилы в корейской истории, безусловно, была, и история с «попыткой взять в заложники мумию» заслуживает отдельного рассказа.

В том же 1868 г. американский авантюрист немецкого происхождения Эрнст Яков Опперт предпринял в данном направлении весьма занятную и показательную авантюру, которая нередко позиционируется как первая попытка Соединенных Штатов заключить с Кореей неравноправный договор.
Эрнст Яков Опперт был средним братом из трех ученых-путешественников (старший, Жюль, был профессором ассирологии, а младший, Гюстав-Соломон - серьезным специалистом по санскриту ), но в нашей истории он проявил себя как образцовый «расхититель могил», наметивший своей целью курган, где покоился прах принца Намъёнгуна, приходившегося приемным отцом тогдашнему князю-регенту (Тэвонгуну) придерживающемуся антизападной риторики и политики закрытия страны. При этом Опперт собирался не просто разграбить могилу и поживиться сокровищами, но, зная дальневосточные традиции и понимая почитание предков, захватить прах отца Тэвонгуна с тем, чтобы вынудить того вести переговоры и таким образом получить лавры человека, «открывшего страну». По некоторым сведениям, он трижды посещал Корею в поисках сокровищ, хотя автор встречал и версию о том, что в этой экспедиции он скорее был зицпредседателем, под имя которого давали средства.

План был разработан при участии американского консула в Шанхае (где слухи о «золотых гробах» были распространены широко), однако основным спонсором экспедиции был некто Ф. Дженкинс, бывший переводчик американского консульства, впоследствии – торговец. На его средства были снаряжены два судна (пароход «Чайна» и паровое судно «Грета») с общей командой в 128 матросов (восемь европейских матросов, двадцать филиппинцев и сотня китайцев). Был подготовлен текст американо-корейского торгового договора, содержащий 21 пункт и построенный по образцу неравноправных взаимоотношений с Японией и Китаем, а французский аббат Ферон (кстати, один из немногих французских миссионеров, которому удалось покинуть Корею после репрессий против католиков) выступал проводником .
Вначале экспедиция высадилась в районе Куманпхо провинции Чхунчхон, где пыталась разграбить искомую гробницу, однако «взятия мумии в заложники» не случилось. Гробокопатели пытались взорвать курган, но заряд оказался недостаточным, и привлеченные взрывом местные жители заставили вандалов отступить .
Затем Опперт и Ко высадились на о. Ёнчжондо, где опять-таки попытались заняться мародерством и были изгнаны местным населением . Корабли Опперта воротились в Шанхай, потеряв убитыми всего два матроса , и хотя впоследствии участники экспедиции утверждали, что отправляли вану требование открыть порты и подписать договор, но в международных кругах их воспринимали, в первую очередь, как охотников за сокровищами, и даже такой американский автор как Х. Хальберт подчеркивает, что «операция была затеяна чисто в рамках грабежа» , и разговоры о том, что Опперт и его команда были друзьями римских католических священников, убитых годом ранее, неправда.
Тем не менее, по материалам этого и иных путешествий, Опперт даже опубликовал богато иллюстрированную книгу с характерным названием «Запретная земля» (Ein verschlossenes Land) .
Tags: 2017 в КНДР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments