Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Из ДСП-шного доклада по "проблемам социализации няшчъа", 16-й отдел ФСБ РФ.

До определенного времени няшчъа вели образ жизни охотников и собирателей, и их контакты с человечеством носили скорее эпизодический характер. Одна из легенд гласит о том, как человеческий и няшчъа кланы заключили союз против волков, когда в обмен на полезные для них предметы материальной культуры няшчъа извели на территории значительных лесов практически всех крупных хищников, представлявших системную опасность для человека.
Несмотря на то, что в ходе отдельных контактов няшчъа познакомились с приготовлением пищи на огне и таким изобретением человеческой культуры как гребень, серьезные попытки их «окультуривать» начались скорее при советской власти, хотя пионером здесь было не столько государство, сколько отдельные энтузиасты наподобие Абрахма-оглу Иценова. Руководя отдаленным элеватором, он не просто наладил контакт с местным кланом няшчъа, но даже пытался открыть для них первую школу. Взамен Иценов пользовался помощью няшчъа для избавления своего элеватора от грызунов, а также держал более взрослых особей для того, чтобы они помогали ему пасти отары в труднодоступной горной местности.
К сожалению, после того, как по доносу Иценов был репрессирован, проект прекратил свое существование. Впрочем, так как органы ОГПУ оказались дезориентированы, и в итоге все закончилось охотой на японских шпионов.
Контакты между няшчъа и государством были возобновлены после Великой Отечественной войны, с окончательным формированием «комиссии имени Мантейфеля», в сфере ответственности которой находились не только оборотни, но и любая «реликтовая фауна», обитающая за пределами больших городов в «заповедной зоне».
В естественной среде обитания няшчъа охотятся в основном на дичь, грызунов или некрупных копытных, которых они очень часто добывают даже без помощи оружия. Таковым они пользуются только в случае, если их когти и зубы недостаточно эффективны, например, если речь идет о диких горных кабанах. Но и тут речь идет в основном об оружии ближнего боя. Учитывая, что стрелять из огнестрельного оружия (рассчитанного на человека) няшчъа умеют плохо как минимум из-за иной анатомии, швырковое оружие для них бесполезно хотя бы потому, что скорость, с которой подкравшийся няшчъа бросается на жертву на рывке может быть выше, чем скорость дротика или метательного ножа, вздумай няшчъа его использовать.
Регулярным скотоводством няшчъа, однако, не занимаются, и потому приобретают молочные продукты (молоко, сметану, творог) у человечества. Однако, надо понимать, что как молочные продукты, так и рыба, являются для няшчъа (во всяком случае, в Северо-Кавказском регионе) лакомством, занимающим скорее нишу сладостей или деликатесов, чем обычной повседневной еды.
С точки зрения выбора мест обитания няшчъа часто занимали или занимают заброшенные дома-башни, которых в регионе осталось довольно много, особенно в труднодоступной горной местности. Толстые стены служат укрытием от дождей и холодов, наличие очага не всегда обязательно (попытки перевести няшчъа не термически обработанную пищу полным успехом не увенчались), а отсутствие лестниц абсолютно не мешает им передвигаться (даже плохо тренированный няшчъа способен без труда запрыгнуть на полтора-два метра вверх).
Попытки структурировать, кодифицировать и изучать язык няшчъа, а равно разработать для него письменность, предпринимались в 1950-1960-е гг., но претерпели неудачу из-за крайне высокой сложности подготовки людей-переводчиков. Дело в том, что наиболее четко отражающая фонетические особенности языка няшчъа система письменности больше напоминает нотную запись, чем классический текст, поскольку интонации, тональности, долготе уделяется очень большое внимание. Утверждается, что у няшчъа имелась своя письменность, слегка напоминающая огамическую письменность древних кельтов из-за особенностей исполнения: няшчъа пишут сверху вниз используя обе лапы с выпущенными когтями и выцарапывая знаки на поверхности в той же манере, в которой кошка точит когти. Но скорее всего речь идет не столько о письменности и языке в принятом виде, сколько об определенном наборе символов, которые скорее играют роль «дорожных знаков».
В 1980-е гг. ряд энтузиастов (Г. Нашиев и др.) создали систему перевода, однако уровень компьютерного анализа текстов для того времени оказалмя недостаточным, и было принято решение, что в рамках программы социализации няшчъа проще обучать их основам русского языка.
Вопрос о наличии у няшчъа самостоятельной материальной или духовной культуры остается дискуссионным, в силу описанных выше проблем с коммуникацией. При попытке описать свой внутренний мир няшчъа или переходят на родной язык, не пытаясь разъяснять принятые семантические символы, либо уводят разговор в сторону.
Tags: Сеслан, нэкомантия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments