Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Наверное, нужно будет более подробно и весьма трагикомически описать неудавшуюся сцену жертвоприношения. То, как все эти люди, представители сугубо городской культуры, выбрались пусть и не в лес, а в заброшенную часть лесопарка. Как они пытаются узнавать что-то про экипировку у барда, который единственный ходил в туристские походы и экспедиции, и банально знает как защищаться от холода или разжечь костер среди снега и на ветру (но Бард занят, готовится к концерту, и у него нет времени на подобные разъяснения, тем более, что его инструкции все равно понимаются превратно, и, в конце концов, он попросту выключает телефон). Как выясняется, никто из них, при всем при том, не может убить черного петуха и, в итоге, голову курицы предполагается открутить Яхистику со словами «представь себе, что это москаль». Как при этом все на стрессе и на нервах, потому что каждый из них считает, что сжег мосты, и находится на пороге великих свершений, когда служение черной магии наконец одарит их властью и могуществом в качестве невидимых посвященных, направляющих судьбы Новой России. Как при этом они ожидают «сопротивления природы», поскольку понимают, что тот ужасный обряд, который они собираются провести, безусловно должен вызвать сопротивление внешней среды. Именно поэтому, странные шорохи вокруг или волчий вой уже приводит их в состояние крайнего нервного возбуждения. Вервольфы? Враждебные духи природы? Посланники светлых сил, которые вот-вот выскочат на свет из темноты с крестами и мечами? И, в результате, когда в круг света наконец выходит нечто, что может быть и настоящим волком, и одичавшей собакой, глаза страха настолько велики, что побросав ритуальную куклу и прочую утварь, «Бастион» разбегается кто куда навстречу ужасу и неизбежности.

Возможно, у меня вырисовывается дополнительная линия, связанная с тем, что в окружении Артемия должно быть какое-то количество условно нормальных людей, от которых, по мере падения к Кайросу, он постепенно отдаляется. Пока я вижу только одного – кого-то из местных инженеров или администраторов, одного из нормальных толковых людей в окружении Ктиниди. Поначалу они вполне работают вместе, а потом тот, не так, чтобы понимает планы Артемия, но пытается объяснить ему, что губернатору надо не потворствовать, а пытаться его удерживать, что если жестко и четко объяснить Ктиниди, где и почему он неправ, и это будет говорить человек, мнение которого для губернатора важно, он способен исправиться. Артемию, конечно, это не нравится, но так как человек этот ему дорог, то он, скорее, советует ему уехать из Кинополя и попытаться реализовывать свои проекты в другом месте, чуть-чуть подталкивая ситуацию так, что на каком-то этапе Ктиниди его увольняет, пусть и с выходным пособием.
Собственно, именно после этой истории, Артемий и проворачивает историю с сервером и Михаилом, рассчитывая примерно на то же самое, разве что с чуть большим градусом. Ктиниди устроит айтишнику большую выволочку, и тот от обиды уедет на Запад, где, с точки зрения Артемия, его карьера сложится куда лучшим образом.

Также, наверное, в самом начале необходимо подсветить Лакса, более подробно рассказав про образовательные проекты Артемия, и сразу же отметив его в числе прогрессивной молодежи наряду с Филиппом. Это довольно важно, потому что Артемий был действительно хорошим преподавателем, который мог бы воспитать интересную смену, если бы не история с Мартом, после которой его учительская карьера, по понятным причинам, прекратилась. Однако интересно, насколько Артемий думал или думает о возвращении к этой стезе. Такая тема вполне могла всплыть в разговоре между ним и Лордом, где Артемий сказал бы, что он с удовольствием перебрался бы в какой-то другой университет, пусть и менее престижный, и продолжил бы преподавание, сочетая его с написанием работы по теории национализма или роли националистов в построении будущей Новой России. К сожалению, на нынешнем месте его удерживает слишком много уз долга – благодарность по отношению к Марту и необходимость его поддерживать, потому что в менеджменте корпорации он у него единственная родная душа. И вот тут Лорд и предлагает ему поездку в Россию, потому что, после удачного полевого исследования он вполне может обрести именно то, о чем Артемий сейчас мечтал.

И отвечая на вопрос аудитории: каждый из введенных мной персонажей не списан с кого-то одного. В нем два, а чаще три или четыре прототипа, которые грамотно смешаны. Поэтому «всякие аллюзии и параллели» надлежит считать совпадением, либо, для некоторых прототипов, своего рода предостережением в надежде на то, что человек, перед которым, с моей точки зрения, открывается несколько дорог, не выберет путь, по мнению автора, ведущий в пропасть.
А еще, скорее всего, в итоговом тексте Кайроса будет довольно много теоретических построений, частично взятых из моих текстов о власти, интригах и, частично, - о механике альтернативного настоящего. 

Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment