Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Дьячков по Сунсильгейту

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=8368#top-content
...Тем не менее следует отметить, что этот скандал — скорее следствие, чем причина непопулярности Пак Кын Хе. Она находилась в уязвимом положении с самого начала — ее перевес на выборах был не очень большим, при этом Сеул (столичные жители составляют почти половину населения всей страны и задают тон общественному мнению) преимущественно голосовал за оппозиционного кандидата. Ее сдержанность на публике никогда не воспринималась с пониманием, а оппозиция всегда была готова объяснить любой неудачный шаг президента тем, что она дочь Пак Чон Хи, авторитарного правителя Южной Кореи в 1961–1979 гг. Непопулярность Пак Кын Хе оказывала влияние на политику и ранее: так, в 2014 г. парламент долгое время не давал ей назначить премьера, находя изъяны у предлагаемых кандидатов.

Еще до самого́ скандала ею были недовольны обе главные политические силы: и оппозиционно настроенные левоцентристы (в первую очередь партия «Тобуро»), и консерваторы (партия «Сэнури»), к которым президент относится и сама. Проигрыш консерваторов на парламентских выборах в 2016 г. можно объяснить тем, что многие избиратели голосовали именно против Пак Кын Хе. При этом у президента немало разногласий и со «своим» лагерем. Так, перед выборами она призывала голосовать не за партию «Сэнури» в целом, а за конкретных политиков, иными словами, преданных ей лично депутатов. Разочарование в президенте сплотило людей диаметрально противоположных взглядов: одним из поводов для скандала стали находки совместного расследования журналистов консервативной газеты «Чосон ильбо» и левой «Хангёре синмун».

Вообще, общественное мнение играет важную роль в южнокорейской политике; при этом оно весьма переменчиво и недоверчиво к власть имущим. От руководителя любого уровня, особенно высшего, требуется «ритуальная чистота», имидж должен быть буквально безупречен. Сохранить репутацию, впрочем, почти невозможно: конфуцианское политическое сознание подразумевает, что руководитель обязан принимать удар даже за то, в чем непосредственно невиновен. Так, Пак Кын Хе взяла на себя ответственность за крушение парома «Севоль», унесшее жизни около 300 человек, хотя оно стало результатом годами копившихся нарушений и халатности, допущенной не ею лично.

Кроме того, южнокорейская «культура стыда» не знает компромиссов, и общественность порой готова уцепиться за повод, который вызовет во многих других странах лишь улыбку. Так, вскоре после избрания Пак Кын Хе блогеры всерьез обсуждали, прилично ли будущему президенту появляться на публике с сумкой стоимостью около тысячи долларов.

В некотором роде, честность Пак Кын Хе сыграла с ней шутку: «обычно» южнокорейскому президенту предъявляют обвинения в коррумпированности, и рано или поздно находится связь его самого либо члена его семьи с той или иной сомнительной сделкой. Однако Пак Кын Хе, которую можно упрекнуть в неудачности многих шагов, — человек, судя по всему, действительно принципиальный. Поэтому повод для скандала стал в известной мере экзотическим, особенно для Кореи, где клановость и лоббизм — нормальные элементы политического процесса.

Нынешняя политическая система Республики Корея сформировалась в 1980-х гг. в ходе трудной демократизации. Ограничение президентских полномочий одним пятилетним сроком стало одной из гарантий против отката к авторитаризму прежних лет. Исторический опыт жизни в авторитарном государстве и нежелание возвращаться к такой системе — причины повышенной требовательности к президентам в Республике Корея.


Почти со всеми лидерами в последние годы повторялась одна и та же ситуация: политик приходил к власти на волне популярности и считался человеком исключительной порядочности, но через год–два общество замечало те или иные изъяны. Коррупционные и иные скандалы, нарастающее недовольство граждан ограничивали влияние президента и превращали его к концу срока в «хромую утку». Некоторые бывшие руководители Южной Кореи оказались после президентства за решеткой.

С другой стороны, тот же самый исторический опыт заставляет южнокорейцев дорожить стабильностью политического порядка и процедур. Поэтому вероятность отставки довольно мала: даже когда в 2004 г. импичмент был объявлен бывшему президенту Но Му Хёну по обвинениям в коррумпированности и недопустимости публичных заявлений о поддержке одной из партий, Верховный суд отклонил решение парламента. Каким бы «плохим» ни оказался лидер, такие потрясения, как внеплановые выборы, для многих кажутся бо́льшим злом. Хотя скандал весьма масштабен, сегодня его трудно превратить в основание для импичмента. Добровольная отставка, к которой президента призывают демонстранты, несколько более вероятна, но стремление сохранить привычную процедуру смены власти может оказаться более весомым фактором.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments