Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Как я не увидел маршала

Пребывая в хорошем настроении после общения с нэками, и вознеся просьбу Небу о благословлении сего места и сего города, я предложил сопровождающим сделать подношение Вождям, благо для меня праздник двойной десятки является не только днем основания ТПК, но и днем рождения весьма дорогого мне человека (нет, это не Наруто, хотя он тоже родился 10.10.). Ритуал подношения букета настоящих живых цветов двум статуям Вождей довольно прост: подошел – положил – отошел – поклонился – все.
Мера поклона, опять таки, у каждого своя, но, заметим, что людей, подносящих цветы в этот день было много, и это были как организованные группы (например, видел большую группу студентов, которые только что строем не подошли), так и свадьбы или индивидуальные подносители. Свадьбы, соответственно, организовываются по советскому образцу с осмотром достопримечательностей и фотографированием.
Для тех, кто, возможно, не в курсе. Изначально Ким Ир Сен там стоял в одиночестве. И эта была статуя не Ким Ир Сена в восемьдесят, а Ким Ир Сена в пятьдесят или шестьдесят лет. Однако, после смерти Ким Чен Ира, Вождю приставили новую голову более пожилого возраста, а рядом поставили сына и получилась двойная композиция вождей. По моим ощущениям, его еще немножко сдвинули, так что теперь вожди стоят по центру. Поза, в которой они стоят, напоминает очень известную церемониальную картину, где два Кима стоят на берегу Небесного озера, расположенного в кратере вулкана Пэктусан. Однако, то ли из-за странного цветоделения, то ли из-за действительных особенностей этого места, пейзаж вокруг получается такой, что неофициальное название этой картины даже в сочувствующих Северу кругах звучит как «Вожди на Марсе».
А потом получилось, так что у меня в один день состоялось два торжественных концерта. Сначала мы поехали смотреть концерт Моранбонского театра, который появился еще в Корейскую войну как своего рода подземный театр солдатской самостоятельности и послушал там вполне хорошую программу современных музыкальных произведений, сыгранных частично на классических, частично – на электронных музыкальных инструментах. Нет, это не тот «Моранбон», который «северокорейский ответ Ванессе Мэй», но тоже было здорово.
Только мы собрались просто погулять по сопкам, как Паку позвонили, и сказали, что мы срочно едем на место сбора для участия в еще одном важном правительственном мероприятии. Таковым оказался концерт Государственного народного хора, на котором «Мерседес» со мной на борту нечаянно оказался в хвосте кортежа с дипломатическими номерами. Собственно говоря, вначале все машины собирались около двух правительственных зданий, одно из которых является зданием министерства иностранных дел. У этого здания есть любопытная история. Изначально это было здание Сталинградского обкома, но когда Ким Ир Сен посещал Советский Союз, оно ему так понравилось, что вождь попросил подробный проект, после чего здание строили в двух экземплярах – одно «свои», одно «китайские добровольцы».
Пока колонна формировалась, подъехал автомобиль российского посла, с которым мы немного поговорили за архитектуру и дипломатию. Так, он рассказал, про то, что раньше, на месте здания Первого универмага тоже был универмаг, который построил русский купец Чурин. Здание было настолько построено на совесть, что устояло во время Корейской войны, благодаря стенам толщиной в 3-4 метра. Когда северяне хотели его взорвать, для того, чтобы построить на этом месте более современный универмаг, здание, согласно легенде, упало набок, вместо того, чтобы разрушиться, и дальше его пришлось разбивать ломами и кувалдами. Первый универмаг – это место, куда довольно часто водят иностранных туристов, и именно поэтому, я решил туда не заглядывать, изучая иные универсальные магазины, хотя, насколько я знаю, обменник, о котором я рассказывал, есть на кассе любого крупного универмага, буде туда решит зайти иностранец. Курс выгодный, гораздо более выгодный, чем официальный обмен в гостинице, причем сдачу с долларов тебе могут сдать и долларами, и юанями.
В Пхеньяне формально довольно много дипломатических миссий, но активно действующих посольств всего двадцать шесть. Европейцы принципиально не посещают северокорейские торжественные мероприятия, и потому, на самом деле, вообще непонятно, чем они занимаются кроме защиты интересов попадающихся здесь их граждан. Северяне отвечают на такое нарушение протокола тем, что их не принимают, и большинство дипломатов европейских стран уезжают, так и не увидев руководства страны.
Все посольства находятся в посольском квартале в восточном Пхеньяне. Там же находятся корпункты журналистов, госпиталь для иностранцев, и валютный магазин, аналогичный нашей «Березке», в том числе и по ассортименту. Рассуждения всяких Манских о том, что именно этот валютный магазин показывают всем иностранцам, выдавая за обычный, и он отличается от всех иных тем, что там целых два вида печенья и три вида сока, это даже не наглая ложь, а распространенное в определенно-интеллигентских кругах «мэтр так видит, отстаньте от него, он человек искусства».
Торжественный концерт был в лучших советских традициях, дополненный экраном с соответствующим видео под каждую песню. Зал был полон отобранной публики, и я сидел вместе с дипломатами и почетными гостями в метрах десяти от вип-мест. Увы, Маршала с нами не было, - он руководил на месте работой по ликвидации пследствий наводнения, и самым главным среди присутствующих был Чхве Рён Хэ, его зам по партийным вопросам.
Кстати – и он, и остальные ЧПБ были доволдьно поджарыми и не страдавшими избыточным весом. Собственно, даже у Маршала это не ожирение, а особенности эндокринологии, связанные с семейной склонностью к диабету.
Tags: 2016 в КНДР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment