Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Чучхе-ликбез

Прерву путевые заметки текстом первой из бесед с учеными, - моим собеседником был философ.
Мы начали разговор с двух вопросов. Во-первых, мне было интересно, прослеживают ли северокорейские философы связь чучхе северокорейского типа с аналогичным термином, упоминавшимся у сирхакистов и, тем более, с национальным субъективизмом/чучхесон, который лежал в основе идеологических воззрений Пак Чон Хи. Во-вторых, мне было интересно, насколько новый термин кимирсенизм-кимчениризм (далее – для сокращения будем говорить учение Кимов) соотносится с термином чучхе.
По мнению философа, главная составляющая термина чучхе, - это то, что «человек является хозяином своей судьбы». То, что по-корейски называется «чаги унмён». То, что никто, кроме тебя не может тебя спасти. Наука доказала, что Бога нет. Нет мистических существ или высшего мистического существа, который определяет судьбу человека. Даже если в мире есть магические существа, они могут влиять на человека, но не решать вместо него. Именно человек является хозяином мира, он – тот, кто способен решать, преобразовывая природу в свою пользу. Только человек обладает силой и возможностью для управления миром и преобразованием его. Этим он кардинально отличается от любых других живых существ.
Мне, конечно, таким образом, вспомнилось место человека в классической триаде «земля-человек-небо», но какое-то время мы потратили на определение понятия «унмён», потому что иероглифическое значение этого слова не совсем соответствует русскому слову «судьба». Русское слово в большей степени указывает на предначертанность жизненного пути человека, определенного некими высшими силами и, по сравнению с корейским словом, в меньшей степени допускает ее изменение самим человеком. То же самое, возможно, касается понятия «предопределение» (англ. destiny), скорее корейское «унмён» близко к тому понятию «предназначения», которую я использую в своей «личной мифологии», когда человек во многом сам определяет, что ему предначертано в жизни и выполняет эту задачу. Для слова «предназначение как предопределение» есть иное корейское слово «сунмён», а «унмён» - это путь, по которому ведут человеческие желания и мотивы. Судьба – это совокупность жизненного пути человека от прошлого к будущему. А судьбу как предназначение или предопределенность чучхе отрицает. Элементы внешнего мира, повторюсь, не имеют решающего значения.
Но вернемся к чучхе. С философской точки зрения, чучхе – это систематизация идеологической и теоретической базы, о чем и писал товарищ Ким Ир Сен. В мире сегодня активно изучают связь движения чучхе и учения Кимов. Можно сказать, что учение Кимов – это большая идеология, куда входит все, что связано с революцией и строительством нового общества. Там находится теория об освобождения человека, нации и класса, вопросы революции, сохранения мира и безопасности, сохранения самостоятельности. Учение Кимов дает методологию. Дает руководящие методы того, как вести народ, и строить партию и государство. Чучхе лежит в основе всех теорий, они являются ядром, сердцевиной учения Кимов, и из них вытекают иные теории и методы. Все же, учение Кимов состоит из трех частей: собственно идеи чучхе (чучхе сасан); революционная теория с народными массами в центре внимания (инмин тэчжун чунсим-ый хёнмен рерон); третье – чучхейские методы руководства (чучхе-ый рендо понбоп). Таким образом, противопоставление между «старым» чучхе, и новым учением Кимов нет. Чучхе является философской частью учения Кимов (условным истматом, если считать остальное за диамат), и продолжает развиваться. Сюда входят политика сонгун, а также строительство могучего социалистического государства.
Здесь надо сделать важную отметку. Раньше в КНДР использовался термин «кансон тэгук» - могучая и процветающая держава. Сегодня используется немножко другой термин – «сахвечжуый кангук» (могучее социалистическое государство), теория строительства которого является важным элементом чучхе и учения Кимов. За большими подробностями отсылаем к работам Ким Чен Ира. И это не только его «Об идеях чучхе» 1982 г., но и более ранняя работа 1974 г. – «О верном понимании самобытности кимирсенизма» (можно обратить внимание, что термин «кимирсенизм» присутствует уже тогда).
Чтобы понять полноту учения Кимов, надо изучать чучхе как его ядро. Там – основные принципы и база, хотя, на самом деле, все просто: главный философский принцип – человек в фокусе, человек хозяин всего и решает все. Он самое сильное существо в мире, он хозяин своей судьбы, он единственный, кто может преобразовывать природу и общество. При этом, понятно, что под термином «человек» где-то понимается отдельный индивидуум, а где-то – все человечество. Особенности человека несравнимы с другими видами, и включают в себя самостоятельность (чаюсон), способность к творчеству (чханчжосон) и сознательность (ыйсиксон). Самостоятельность – это то, что человек имманентно склонен действовать вне зависимости от внешнего мира, и, таким образом, выступать против порабощения и зависимости. Способность к творчеству означает, что человек является общественным существом и осознанно преобразовывает мир и свою судьбу. Он создает новое и развивает старое.
В определенной ситуации «человек» может означает «коллектив», «народ», «нацию» и «страну». Тут у меня возникло два вопроса, которые довольно часто задаются критиками чучхе-концепции и мне было очень интересно узнать по этому поводу мнение лектора. Первый вопрос – если человек от природы самостоятелен и независим от внешнего влияния, зачем тогда ему вождь. Второй вопрос – если отрицается судьба как предопределение, почему в стране до сих пор действует такой принцип как сонбун, - ведь, по сути, происхождение человека никак не зависит от него и связано только с его родителями. С точки зрения принципов чучхе это не должно иметь никакого значения.
Ответы были достаточно интересными. Судьба человека неотделима от народа и вождя. Как уже было сказано, человек может означать не только человека или человечество, но и народные массы, в широком смысле – страну, у которой, таким образом, тоже есть судьба. Люди/массы, которые являются составляющей частью страны, должны знать чем руководствоваться: кто-то должен указать путь. И если, к примеру, люди живут в эксплуататорском обществе, кто-то ранее других понимает необходимость революции и дальнейшего развития, и создает руководящую идеологию. Он разъясняет людям, как плохо они живут и что нужно делать, чтобы избавиться от нынешних бед. Вот он и является вождем, и он делает то, что называется «ыйсикхва», что в данном контексте можно перевести как «идейное вооружение». Соответственно, и «ыйсиксон» как особенность человека можно трактовать как особенность сознательно принять ту или иную идеологию.
Сам народ стремится к идейной вооруженности, но все же кто-то должен разработать идеологию с учетом требований масс и реальных условий страны. Это может не любой, а именно – вождь. Поэтому идеология вождя – идеология масс, и вождь, и массы являются чем-то целым, неотделимым друг от друга. Народ не может решать свою судьбу «разбросанными действиями или акциями отдельных групп». Надо сплотить массы вокруг одного центра, что опять-таки является естественным требованием самого народа. Все неудачи и поражения масс чучхе объясняет отсутствием точки сплочения: «нам Вождя недоставало». Таким образом, Вождь организационно связан с массами и представляет единое целое.
К такой трактовке у меня, конечно, было несколько вопросов. Например, связанные с тем, как именно один конкретный человек превращается в вождя, но, увы, время было ограничено.
Теперь про сонбун. В любом обществе, человек рождается в определенной социальной обстановке, имеет происхождение, которое оказывает влияние на судьбу, как своего рода социальную траекторию. Однако с чучхейской точки зрения решающим фактором является личная идейная сознательность и подготовка. Таким образом, сын эксплуататоров может стать революционером, а представитель рабочего класса может заразиться буржуазной идеологией. Вот два примера: Чжоу Эньлай происходил из весьма состоятельной семьи, но остался в истории как революционер. А Хрущев – наоборот: имел какое надо происхождение, но впал в ревизионизм, который заключался в компромиссе с империалистами и нанес ущерб борьбе народов за социализм. Иными словами, сонбун учитывается, но не абсолютизируется. Сын отвечает за отца только в том случае, если действительно был с ним связан. А если он старается искупить, то его не бросают на произвол судьбы, и государство о них заботится. Поэтому нет оснований для разговоров о репрессиях всей семьи. Я хотел поднять вопрос, как быть с цитатой из Ким Чен Ира про ответственность в трех поколениях, но, во-первых, не помнил наизусть, где именно Ким это сказал, а, во-вторых, прекрасно понимал, что мне ответят, поскольку наталкивался на похожие объяснения. Если речь идет о преступном клане, все члены которого ведут преступную деятельность и связаны круговой порукой, то, естественно, выжигать надо весь клан, поскольку все и виноваты.
Лектор же тем временем продолжал. Привел мне историю некоего молодого человека (имя, правда, не вспомню), который был хулиганом и, в общем, создавал проблемы. Я, правда, понял, что срок он получил не столько за хулиганство, сколько за участие в массовых драках, но так или иначе можно сказать, что он был главарем молодежной группировки. Однако, будучи отправлен на шахты, на базе своей группировки он организовал ударную бригаду и стал героем в пример другим. Еще пример – в 2012 году Ким Чен Ын присутствовал на слете Сонёндан-а (кор. Детский союз). Делегатов туда, естественно, отбирали со всем тщанием, но при этом, среди них вполне были дети преступников. Такова наша высоконравственная (кор. индок) политика.
Тут я задал довольно интересный вопрос в сторону: Ким Ир Сен и Ким Чен Ир довольно часто рассуждали об учении Маркса и Ленина, где-то воздавая ему хвалу, а где-то критикуя за ограниченность. Есть ли какие-нибудь работы, где Ким Ир Сен или Ким Чен Ир подобным образом разбирали Мао. Увы, мой собеседник сказал, что не знает таких. Но, скорее всего, таких работ действительно нет.
В завершение лекции, мы вернулись к вопросу об исторических корнях чучхе. И здесь меня ждало довольно «любопытное» открытие. Да, такое слово встречается – и у сирхакистов, и у Пак Чон Хи. Но оно просто одинаково фонетически звучит. Считайте, что это пароним: ведь главное в идеях чучхе – это то, что народные массы должны сами решать свою судьбу. Ни у Пака, ни у сирхакистов этого нет.
Я переспросил: может быть, Ким Ир Сен наполнил старый термин новым содержанием? Нет, было сказано мне, мы не декларируем преемственность, между тем чучхе и нашим чучхе нет никакой научной, исторической и идеологической связи.
Тут я спросил: а откуда тогда термин? Условно говоря, почему товарищ Ким Ир Сен использовал именно слово «чучхе». Лектор предложил вспомнить обстоятельства во время зарождения идей, ибо в том или ином виде Ким Ир Сен «как мы знаем, употребил его не в 1955 году, а фактически в самом начале своей революционной деятельности». Товарищ Ким Ир Сен нашел тогда две истины: первое – надо опираться на народные массы, второе – решать свои проблемы без опоры на внешние силы. Никакого низкопоклонства, поскольку причина гибели династии Ли была именно в отсутствии опоры на собственные силы. Какое в этом случае, правильное чучхе у Пака, доктрина которого строилась именно на низкопоклонстве и никакой самостоятельности.
Здесь, конечно, с лектором можно было бы поспорить как минимум с точки зрения того, насколько курс Пак Чон Хи вписывался в понятие низкопоклонства, потому что его разговоры о демократии с корейским лицом были весьма похожи на разговоры про социализм с корейской спецификой. Да и с точки зрения проведения самостоятельной политики Сеул довольно часто расходился с Вашингтоном. Однако здесь я знаю как аргументы за, так и аргументы против. А время как раз к этому моменту - увы и кончилось.
Tags: 2016 в КНДР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments