Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Кайт - 4.

Тем временем по телевизору идёт прямой эфир фирменного шоу, которым президент  нередко радует подведомственный народ. На первом этаже районной управы, как раз по соседству с освобождённой школой, поставили стол, камеры и собрали в полном составе всё правительство республики, после чего министру внутренних дел Щуру и министру образования Двойкину устраивается жестокий разнос и увольняют обоих. Действительно, бардак полный — в школе террористы, на улицах активисты, и даже по делу Керуниной ничего — проклятых снайперов уже год как ищут день и ночь, а они как сквозь землю провалились. Щур пытается оправдаться, говорит, что расследуются дела о коррупции, у милиции плохо с материальным снабжением, деньги на амуницию идут через  Пацукова и теряются по дороге, и напоминает, что увольнять силовых министров можно только через парламент. При попытке вывести Щура выясняется, что дверь нечаянно захлопнули, поэтому Щура выкидывают в окно, прямо на клумбу.
Дальше пытается доложить Зарецкий (этот тот самый человек в дымчатых очках). Захват школы по российскому образцу был только первой провокацией, митинг, несмотря на запрет, состоится, желательно ввести военное положение и для этого договориться с парламентом, ведь без его санкции военное положение ввести нельзя. Президент в бешенстве и заявляет Зарецкому, что тот тоже уволен и требует его вывести. Зарецкий поднимается, отстраняет подошедшую охрану - «Сам выйду! И ещё – не надо камер, не надо» - идёт к двери и без особого труда её открывает. 
Щур в полном бешенстве идёт по району, замечает телефонную будку, звонит Багрымчику и спрашивает, где поселили «эту вашу Иру Керунину». Багрымчик поздравляет Щура с переходом в оппозицию и сообщает адрес. Щур обнаруживает, что это дом по соседству.
Он приходит к Кель (она увлечённо играет в первый Quake, отрабатывая боевые навыки) и требует пойти и убить президента. Кель отвечает, что президентов теперь охраняют намного лучше. Щур в бешенстве орёт на неё – «Да ты кукла! Делай, что говорят».
Рассвирепевшая Кель лупит его скалкой. Щур выхватывает пистолет, готовый застрелить её на месте. Кель выхватывает свой, но он успевает его выбить. Тогда она выворачивается и бежит по лестнице.
Щур гонится, подключая к погоне двух патрульных милиционеров, которые не в курсе его отставки. Кель поступает, как её учили – отступает лабиринтами городской окраины к реке , где у нее готов схрон с оружием и убивает его там одним удачным выстрелом из запасного пистолета оттуда.
Возвращается домой, встречает возле подъезда перепуганного Барсучонка. Он приглашает её на свидание. Гуляют вдоль реки. Диана что-то рассказывает о себе. Её родители – военные, погибли в автокатастрофе под Смоленском. Она выжила чудом, лечилась несколько месяцев, а потом её взял под опеку какие-то два человека, которых она называет Наставник и Опекун. Опекуна она видела только мельком, а с Наставником жила на странного вида даче в Лесу. Наставник — бывший спецназовец, сообщил ей, что убийство организовали враги. Девочка спрашивает, что надо делать, чтобы её не убили. Наставник говорит, что готов её научить, но для этого нужны упорные и долгие тренировки. И вообще, быть девочкой-убийцей в жизни, ещё опасней чем в кино. Девочка не согласна: «Этому полезно научиться. В жизни чего только не бывает».
Тренировки. Девочка своим любопытством так растрогала наставника, что он показывает ей куда больше приёмов, чем собирался. Он доволен ей и говорит, что она такая же крутая, как девочка из «Леона» «Нет. Эта девочка в Леоне — она не крутая. А я сама крутизна»,- и салютует пистолетом.
Наставник объясняет, что надо кого-то убить, для практики. Приносит котёнка. «Котёнка не хочу, он миленький. Давайте лучше бродячих собак постреляем, чтобы не мучались».
Однако в одно прекрасное утро она просыпается от звука стрельбы. Мы видим тело Наставника и Опекуна со спины, с которым она разговаривает. Он говорит, что успел слишком поздно и рассказывает, что наставника, как и её родителей убил президент страны потому что «он хотел развалить Советский Союз, а честные люди вроде твоих родителей ему не давали». Кирунина спрашивает, сколько человек его охраняет. Узнав, что шесть, говорит, что было бы здорово его прикончить. Она просит опекуна помочь с местью и тот соглашается, для вида поколебавшись.
Барсучонок весьма удивлён – застреленный Ирой был добродушным перестроечным интеллигентом из академической среды и не мог влиять даже на законодательное собрание республики, не говоря об организации убийств. Кель согласна, что её использовали. Барсучонок спрашивает, будет ли она мстить тем, кто её использовал. «Специально – нет. Если сами придут – посмотрим». С этого времени, если не раньше, она начинает говорить более-менее по человечески.
Барсучонок не особенно её боится. С ней он понимает, что люди, видевшие смерть, обычно вполне добродушны и безопасны, если их не злить.
Диана учит его стрелять по банкам. Из пяти выстрелов один удачный. «Неплохо»,- она берёт банку, отбрасывает её за спину и прошивает выстрелом вслепую.
Она объясняет ему, что пистолетов у неё два – глок и беретта. Вообще-то, «все правильные девочки-убийцы ходят с глоком – на него рамка не пищит». Но глоки слишком часто делают травматическую. Поэтому пугать людей лучше береттой – «её и в кино чаще показывают».
По дороге домой заходят к Дину.
Там же зашёл поболтать Алукард и молодой журналист, которого они видели возле дома (так что Кель и Барсучонку приходится затаиться и ждать). Журналист из оппозиционной газеты и агитирует за Барона Субботу. Дин слушает-слушает, после чего говорит, что агитация – это хорошо, но давайте он лучше будет агитировать людей музыкой. Нужны кассеты с песнями протеста – да сколько угодно, от самых разных платформ. Журналист возмущён и уходит.
То, что Барсучонок пришёл с девушкой, всех смущает, но Кель хранит молчание и её быстро перестают замечать. Оба взбудоражены – вечером намечается большой совместный митинг «всех, кто всем недоволен», убили известного местного авторитета - одноглазого Флинта, знаменитого чёрного риэлтора, террористы захватывали школу (Алукард считает, что школу захватили дружественные ему сатанисты, чтобы остановить распространение учения Даниила Андреева). Барсучонок догадывается, что похоже, именно труп Флинта Кель и Заремба и прятали. «На самом деле Флинт одноглазым не был, а повязка, только чтобы погонялу соответствовать и клиентов пугать». Дин заявляет, что с началом революции он в первую очередь ограбит музыкальный магазин на предмет электрогитары и усилителя. Алукард говорит, что наступает Эра Волка, в которую каждый должен быть волком. «Вот ты – волк?» «Я Барсучонок».
Кель нарушает молчание, чтобы купить пару кассет.
Возле дома их перехватывает Заремба. Митинг начался, есть драки с милицией, а благодаря придурку Багрымчику штаб радикалов знает, где живёт девочка-убийца. Поэтому надо срочно эвакуироваться куда-нибудь – ну, скажем, в дом детского творчества, где как раз идёт какой-то фестиваль.
Трогается с места, включает музыку (какая-то унылая электронщина). Кель требует поставить вместо этой дряни только что купленную кассету. Заремба подчиняется.
Везёт их через город, загружает в дом детского творчества и начинает наблюдать за обстановкой из ближайшего кафе. Появление митингующих перед зданием оказывается для него полнейшей неожиданностью.
Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments