Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Кайт -2.

Домой они идут вместе. Возле дома её ждёт молодой журналист с пожилым человеком в штатском, которого Кель, видимо, знает. Человек в штатском называет её Ирой Керуниной, на что Кель отвечает, что «Керунина живёт теперь только в старых газетах, следователь Багрымчик». Багрымчик отвечает, что он больше не следователь.
На новенькой спортивной машине приезжает молодой парень. Он представляется сотрудником соцзащиты и требует от пришельцев отвязаться от честной школьницы. Журналист заявляет, что чекиста он узнает, какие бы документы он не показывал, и с ходу начинает сыпать обвинениями в адрес нового президента и людей из его окружения, в особенности касаясь управделами Пацукова, министра внутренних дел Щура и куратора всех силовых структур Зарецкого. Заремба в ответ намекает, что Багрымчик тоже не в министерстве спорта и туризма работал. Барсучонку эти фамилии ничего не говорят, а вот Керунину вспомнить удалось. Он начинает отступать к гаражам, чтобы спрятаться, но уже на месте обнаруживает, что Кель идёт за ним, а увлечённая спорами троица даже не смотрит в их сторону.
Флешбек: год назад Барсучонок несёт дискеты в другую школу и во дворе встречает приятеля, шестнадцатилетнего гота Алукарда Тришина. Тот сообщает, что у их знакомого торговца Дина есть диск с каким-то «невероятным запрещённым» фильмом, от которого в ужасе вся Америка. И что если Барсучонок найдёт денег или игр для обмена, эту «жесть невиданную» можно даже посмотреть.
Виктор - не фанат шок-контента, но другу отказать не может. Они получают заветный диск и смотрят фильм, каковой оказывается большим куском из местных новостей двухлетней давности. В весьма дрянном качестве запечатлён трагический визит предыдущего президента республики в одну из школ на первое сентября во время предвыборной кампании. Пока он принимал цветы, а телевизионщики показывали это в прямом эфире, миловидная белокурая девочка с бантиком (на вид лет 10-12) выхватила громадный сверкающий пистолет и расстреляла президента прямо в прямом эфире.
Ребята вспоминают, как удивлялись тогда их родители, а потом пытаются вспомнить, чем закончилось дело. Так как покойный  был человек скромный и охраняло его всего шесть человек, девочка смогла ещё какое-то время убегать от них, петляя по дворам. В сумке у неё были запасные обоймы, косметичка, блокнотик «Король лев» и книга человека, которого в 1994 обычно называли Бароном Субботой из-за характерной внешности. Это лидер региональной партии крайне националистического толка, которая пользовалась громадным влиянием в законодательном собрании республики, был тогда самым известным оппозиционером и Москве, и действующему президенту.
Упоминание Субботы в контексте покушения породило немыслимый скандал в СМИ (можно показать через заголовки газет, аналогично началу «Гражданина Кейна»).
Барон Суббота всё равно пошёл на выборы президента, видя себя главным кандидатом, но победил «независимый кандидат» - сравнительно молодой демагог, в советское время работавший политруком в армии, а в новое подвизавшийся председателем особой контрольной комиссии при президенте. К нему перебежали и те, кто симпатизировал покойному, и те, кто хотел обратно в СССР. (показываем нарезкой из новостей – интервью с кандидатами, ход кампании, подсчёт голосов, победа)
Барон Суббота обвинил в своём поражении чекистов и Кремль, после чего, по официальной версии, эмигрировал в Англию и получил там статус беженца. Его сторонники продолжали устраивать митинги, у них осталась сильная сеть активистов, но выборы в законодательное собрание были провалены и особой народной любви к ним уже нет.
Что же касается дела девочки-убийцы Иры Керуниной, то оно просто развалилось. Следователей было два - Щур и Багрымчик, причём последний уже после выборов вести дело отказался, ушёл из прокуратуры и даже баллотировался в парламент от той самой партии регионалистов. Щур же сделал на нём неплохую карьеру — часто выступал в прессе, стал доверенным лицом нового президента и, как говорят, не раз побывал в его избирательном штабе.
В конце концов Щур пришёл к выводу, что девочка только отвлекала охрану холостой стрельбой, а стреляли с крыши. Действия девочки сочли хулиганством и летом 1996 года она была признана виновной, осуждена и освобождена в зале суда (т. к. провела в одиночной камере предварительного заключения почти два года).
Что было с ней потом — в газетах не сообщили, Щур (ставший в новом правительстве министром внутренних дел) сказал что-то про программу защиты свидетелей.
Барсучонок прекрасно знает, что в кино в таких случаях обычно стреляют и старается унести ноги. Но Кель приближается. Она сворачивает за угол, одновременно вытаскивая пистолет, и видит, как он стоит к ней лицом и выставив руку - «Можешь стрелять, но сначала выслушай». Кель кивает, одновременно надевая глушитель.
Он напоминает о её обещании не причинять вреда. Кель просит прощения и прячет пистолет.
Он напоминает девушке, что на суде патроны были объявлены холостыми. Неужели она не заметила, когда заряжала, что патроны не настоящие? Кель отвечает, что патроны были настоящие — уж их-то она точно отличит. Барсучонок указывает, что судя по газетам, стреляла она уже холостыми. А значит, оружие кто-то подменил. Кель говорит, что такого быть не может – у холостых патронов не бывает такой сильной отдачи. Похоже, что убийцы и следователи были в сговоре.
Кель в бешенстве. Барсучонок успокаивает - «убьёшь ты этих гадов, никуда они не денутся». Выясняется, что парень на машине – это «придурок редкостный» по фамилии Заремба, приставленный к ней местной реинкарнацией КГБ, чтобы помогал по хозяйству и следил за безопасностью. Возвращаются к дому кружным путём, там теперь никого нет.
«Тебе тяжело, наверное, так жить. Столько проблем получается» «Не так уж и сложно. Я их все решаю одним способом.» «Каким?» «Армейским».
Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment