Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:


Ч0рная магия действует
Наверно, о деградации бастиона надо рассказать поподробнее.
Будь это роман а не его пересказ, в нем хватало бы описаний ритуалов или теоретических рассуждений о том, как работает темная магия. Впрочем, в основном у Бастиона получается или наведение проклятий, или управление вероятностями, при котором из нескольких вариантов случается наиболее неприятный с точки зрения дисгармонии.
Но у темной стороны, как правильно отметил мастер Иода, есть важная черта – она выглядит более легкой, а на деле более corruptive с точки зрения того, что случается с магом в процессе ее постоянного использования. Ненависть, которая по  мнению Бастиона лежит в основе магии, оказывает на них влияние и выедает их изнутри, а концепция  «чем хуже, тем лучше», начинает бить по тому, что ранее было им дорого.

 И потому нам стоит показать, как это случается с каждым из членов круга.
Гурин уделяет магической практике меньше времени, не покладая рук работая на два фронта. По ночам он составляет проекты законов на первый месяц после отделения, дабы ничего и никого не забыть, а также списки нежелательных лиц, которых магия должна или погубить, или подтолкнуть к бегству. А днем он остается спичрайтером губернатора и колумнистом в его газете и, даже больше, автором его книги, которая все более описывает его будущие победы, явно будучи приуроченной к началу политической карьеры. Условно говоря, накануне окончательной победы Будущий Президент России Иван Ктиниди рассказывает о своих успехах в бизнесе и политике, причем половина текста о том, как он УЖЕ модернизировал и оптимизировал Кинополь всеми возможными способами и как радостно благодарило его все население, не считая посрамленных и разгромленных совков и нищебродов. 
Естественно, Гурин делает из текста манифест офигевшего чиновника-капиталиста, включая туда даже прямые цитаты из «Человека с Рублем», которого Ктиниди не читал и не знает. Зачем,  - потому что после того, как Кинополь будет свободным, эта книга ввиду отсутствия у губернатора личных дворцов или пыточных станет главным свидетельством того, что центральная власть в его лице хотела сделать с нашим городом и почему отделение было единственным выходом.

Меж тем Ктиниди находит очень странное объяснение того, почему в городе плохой инвестиционный климат. Оказывается, привет очередной передаче РЕН-ТВ, во всем виноват неправильный фэн-шуй, связанный с обликом города.
Следовательно, городу нужна Глобальная Реконструкция. Генеральный план перепланировки города должен уничтожить его уродливый сталинистский облик и превратить его не только в город европейских названий улиц, но и европейского комфорта и европейских ценностей. Целая серия новых зданий, заложенных так, чтобы они радикально меняли визуальное впечателние от города подобно тому, как это мог сделать в Питере пресловутый Охта-Центр. Новые маршруты транспорта и новые дороги. И постройка пресловутого Чуда Света, последствия которой будут очень напоминать дворец в Бухаресте, ради которого снесли целый квартал.
В рамках обоснования этого проекта Гурин пишет большую статью, которая занимает в газете целый разворот. В ней он под маской специалиста-урбаниста  не просто подробно объясняет, что в Кинополе нет исторической застройки и вообще чего-либо архитектурно-ценного, но и в издевательской манере проходится по всему, чем занимался и занимается Бастион, подвергая деятельность «экологических рэкетиров» беспощадной критике. Кому еще защищать сталинский ампир, как не слюнотечивым поклонникам усача, по милости которого СССР потерял 65 миллионов населения во время войны и репрессий?
В Бастионе этот текст поначалу вызывает непонимание, тем более что после него краеведов окончательно выбрасывают на помойку. Но Гурин готов все объяснить. Во-первых, мы и так готовы поставить на карту все, а этот текст сжигает мосты и призывает нас еще активнее использовать силы Тьмы. Во-вторых, ту ненависть, которую вы питаете к тексту, самое время обратить на губернатора и его проекты, дабы ни один день на этих стройках не обходился бы без несчастного случая, причем желательно смертельного и «вкусного»: ну там, чтобы кого насмерть задавило или он с крыши упал.
(правда, Гурин не упомянул ни о гонораре за книги и статьи, ни об обещании губернатора взять речеписца с собой в случае продолжения карьеры, ни о том, что в случае развала Бастиона он единственный не останется без постоянного притока средств к существованию).
Собственно, Гурин единственный готовит себе отходные пути на случай неудачи мятежа и внутренне готов предать соратников, если его карьера в качестве биографа будет успешной. А пока он научился понимать губернатора не хуже его старого окружения и активно разводит его культ личности - иначе не объяснить исходящие от него инструкции, по которым фамилия губернатора должна упоминаться в газете определенное число раз.
 
Атаназавир превращается в классического «паразита», который нигде не работает и фактически садится на шею Гурину, оплачивая свое проживание разговорами за умные темы.   Правда, примерно половина его тем разговора вертится вокруг Сказания об Атаназавире, которое является единственным памятником, описывающим богатую культуру древних невров. И несмотря на то, что этот миф им постоянно дописывается и дорабатывается (например, погубить богатыря «должны» москали или предки москалей»), он все более истово в него верит.
А когда Артемий намекает ему на данное противоречие и задает вопрос об источниках (как можно делать это не выходя из дома), он снова взрывается, объясняя, что занятия магией пробудили в нем генетическую память поколений неврских сказителей. Теперь ему нет необходимости работать в архивах – он ясно видит события былых эпох, стоит ему настроиться на нужную волну.  И даже то, что он начал ссать мимо унитаза, тоже объясняется наследием невров, - волки ведь метят свою территорию. В общем, он надеется в самом ближайшем времени развить свои внутренние навыки настолько, чтобы  стать оборотнем. 
Более того, уровень его безумия постепенно доходит до того, что он начинает рассылать Сказание в издательства, начав с «Памятников Литературы» (послали лесом). Однако такой продукт имеет своего потребителя, и текст об Атаназавире выходит  в той же серии что и Велесова книга или мифы древних ариев – те самые, в которых рассказывается о победе на древним Китаем 6845 лет назад.

Бард же  чувствует самое страшное для творческой личности – выгорание таланта. Хорошие стихи или песни не пишутся на голой ненависти, а нормальный нид требует личной заинтересованности. Потому получаются сейчас только дурные частушки на злобу дня, когда это даже не сатира, а сплошное поношение в стиле «Лису Алису жалко – плачет по ней палка»!.
И все чаще начинает понимать (и корить себя за эти непринятые мысли), что при СССР-то все было не так уж  и плохо,  он с радостью разменял бы два года нынешней жизни на год той, когда еще были походы, костры  и ощущение взятых за руки друзей. Наверно, он один в Бастионе понимает, что практикование ч0рной магии ведет не туда, но боится об этом сказать – вдруг не поймут? Вдруг тогда он лишится единственного круга общения?

У Яхисика же начинается открытая шизофрения. Связана она с тем, что частично стараниями Артемия, частично благодаря руководству университета, которое думало, что так оно может вернуь доверие губернатора, профессора Злодова сняли с поста декана гумфака и отменили обязательные сдачи предметов по его методичкам. Конечно, полностью уволить они его не могли, да и выглядело это как «инициатива студентов наконец возымела действие», но теперь Яхистик уже не обладал статусом наибольшего благоприятствования.  Занимай он более гибкую позицию вначале, он мог бы отвязаться от Злодова, но все, что он заработал в городе, было связано только с демонстрацией укрофобии, - и теперь он вынужден продолжать дуть в ту же дуду, хотя бы из понимания, что если он сейчас внезапно сменит пластинку, его будут воспринимать как еще одного конъюнктурщика с гибкой совестью, и тогда шанс защититься существенно снижается.
Но при этом ему так и хочется выплеснуть наружу настоящего себя, и раздвоение личности доходит до того, что Яхистик и Антикацап/пан Тарас ужасающе срутся на одном и том же университетском форуме, да так, что некоторые запомнившиеся споры с участием иных «писателей-фантастов» отдыхают в углу. Да, теперь Яхистик соблюдает конспирацию, - от себя пишет только с кафедры, от Антикацапа – только из дома или из Бастиона, и срач стоит до небес, но и тут есть проблема. Если аргументы Антикацапа, которые читает весь гумфак, окажутся слишком убедительными, прощай, защита. Поэтому оба оппонента становятся все более карикатурными, и укросрач в их исполнении превращается в локальный мем.

Афрасиаб попал в ловушку иным способом – там еще больше и явнее усиливается разрыв между антиконспирологом и конспирологом, в зависимости от того, про какую страну идет рассказ. Во-первых, благодаря такой гражданской позиции зовут его в основном на РЕН-ТВ, Дождь или иные каналы непроправительственной направленности, а во-вторых, стремление оставаться кумиром своей аудитории и не выходить из моды (благо он хорошо понимает, что как ученый он потихоньку сливается хотя бы потому что вместо научных статей кропал р0маны), он должен говорить ожидаемое. Даже если речь идет о довольно странных заявлениях про возможное облучение населения РФ обитаемый остров-стайл: учитывая то, кто нами правит, нельзя полностью исключать такой возможности; взгляните, вот схема резонатора Гельмгольца, и вы понимаете, что превратить ее в психотронное оружие мешают только инженерные трудности, так что теоретически это вполне достижимо, а практически -  вы представляете, какой уровень секретности окружает данный проект.
Но достижение дна случается даже не на этом. Афрасиаба приглашают на дискусионную передачу на один из центральных каналов, где он уверенно громит одного из адептов мифа о том, что «американцы не летали на луну». Вроде все нормально, но тут  молодой ведущий задает неожиданный вопрос, который вообще-то касается логики его оппонента: скажите, а если использовать те же методы в отношении советской космонавтики, можно доиграться до тезиса «никакой Гагарин в космос не летал»?
Прежний Афрасиаб, наверно, сказал бы «да, вполне можно» и свел ситуацию к шутке, но член Бастиона, который как раз незадолго до того обсуждал с коллегами-чернокнижниками мысль о том, что «уничтожьте миф о событии – и само событие исчезнет из истории», начинает, используя те же методы, доказывать что да, не летал. Понятно, что в свое время советская пропаганда распиарила этот дутый успех по всему миру, но ведь тогда не было современных методов анализа информации, которые показали бы и склейки на пленках, и иные приемы обработки того, что подается как прямые кадры с места событий. СССР не мог не проиграть космическую гонку американцам, разве это не очевидно по судьбе советского проекта вообще.
Естественно, странная смерть Гагарина только доказывает желание Кремля убрать лишнего свидетеля, а что касается признания полета западным общественным мнением, так это комбинация использования «полезных идиотов» и голой прагматики – лживый успех русских был использован для того, чтобы опровергнуть космоскептиков и получить дополнительные средства на развитие настоящей, американской космической программы. Эх, знали бы вы, насколько Пелевин был близок к истине со своим Омоном Ра…
Потом, конечно, под волной недоумения, пришлось отыграть назад, сказать, что шутил и даже угрожать подать иск против канала, который, оказывается, смонтировал этот эфир так, чтобы его дискредитировать и убрать концовку выступления, где объяснялось, что вышесказанное несерьезно, но иск так и не был подан.

Хвострецов доводит до логического конца идеи Знающего - вначале он, наполовину в порядке стеба, пишет пост о том, что элита российской власти состоит не из людей, а из вампирообразных существ, ненавидящих человечество и считающих его своей едой.  Чем и  объясняются «кровавый навет» и другие подобные загадки истории. Ведь т.н. еврейский пенис – это особый хоботок для употребления крови, имеющий вторую пару челюстей. Обрезание на самом деле призвано спрятать этот момент, хотя кровопийцы могут потреблять кровь и ртом, а не во время полового акта, который у них частично напоминает секс богомолов с последующим поеданием.
Артемий наблюдает, как вначале члены Бастиона со смехом обсуждают идею и в рамках общей интеллектуальной игры добавляют «душераздирающих подробностей», позволяющих дополнительно обосновать эту шокирующую правду, а затем наблюдают, как в определенных кругах этот «внутрячок» воспринимают с убийственной серьезностью. Ни одного опровергающего комментария, а только уточняющие в стиле «да, я давно предполагал что-то такое, пора этих нелюдей топором, давайте составлять списки».
Запускается второй шар - Знающий разражается длинной тирадой от имени Знающего о том, отчего, оказывается, российская власть так ненавидит Украину. Оказывается, это первый и совершенно успешный опыт строительства этнократического государства. Ради интереса в текст включены утверждения заведомо лживые – или уже год как разоблаченные вещи российского агитпропа наподобие требований репараций с Монголии, или чистые фантазии о параметрах экономического роста, перепроверка которых займет три клика мышкой и полминуты времени. Не, проглотили и это и с удовольствием стали обсуждать грядущий российский Майдан и их роль в его организации.
И тут перед Бастионом встает вопрос, как использовать эту группу людей, которые настолько поверили Знающему, что стали готовы на активные действия. Тут бы, по-хорошему, самое время сбросить молодежи пелену с глаз, показать, какими легковерными они были, и повести их к настоящим ценностям национализма, но такая идея в голову не приходит. Наоборот, «а как они будут смотреть на нас, когда узнают, что мы их обманывали»? Вдруг рассердятся и решат набить лицо? Они же упертые! Они же Найдут!! Лучше так и продолжать использовать их втемную, тем более что как только мы овладеем техниками доминирования, нам не надо будет тратить силы на убеждение сторонников – раз, и он полностью подчиняется тебе.

Глущин идет по пути Хаджаджа – того самого исламского образа черного учителя, который соблазнил и погубил девушку, вверенную его заботам. По экологической линии к нему за помощь обращается девушка 14 лет, которая сбежала из дома после того, как ее хотели выдать замуж в рамках «национально-культурных особенностей», а старшие братья не брезговали пользоваться ей для утех. Девушка весьма талантливая и умная, хорошо рисует и обладает внешностью «обыкновенной, пусть и не японской, школьницы».
Поначалу он действительно помогает ей вырваться из прежнего круга, снимая ей койкоместо в общежитии, давая подработать уборщицей в квартире Гурина и помогая ей перекреститься в православие.  Возможно, даже уже в начале истории она уже стирает-убирает-готовит на весь бастион. На этом этапе Глущин видит в ней возможность воспитать из нее идеальную православно-экологически-демократическую активистку, благо она настолько оказывается привязана к нему, что ведет себя «как труп в руках обмывальщика».  В ее жизни он первый, кто отнесся к ней с подобием теплоты и доброты..
Но вот как-то она попадается ему в облегающей одежде, - и Глущина переклинивает. Он начинает воспринимать ее как женщину, благо внешне она «перезрела» и выглядит как совершеннолетняя. После чего начинается четкое манипулирование, направленное не просто на совращение, а на вызывание определённой сексуальной зависимости.
При этом Глущин «ведает что творит». Точнее, теперь это выглядит как «наконец у меня появилась возможность создать себе идеальную православную жену». Это не совращение, потому что она досталась ему не девственницей, и это лучше, чем нынешняя жена, которая оказалась слишком привязана к ценностям питерских неформалов. Так что он намерен развестись с прежней (многоженство неправославно) и жениться на Айше как только ей исполнится 16: а если к тому времени она будет беременна, мы поженимся еще раньше, как говорили в советское время, «через райисполком».
И ради того, чтобы получить себе образцовую наложницу, он намеренно забивает ее творческий потенциал, приучая к тому, что все, на что она способна, это удовлетворять своего наставника. Что она никто, неспособна к самостоятельной жизни и без него давно бы покончила с собой.

Артемий видит эти процессы, и они не особенно ему нравятся. Но когда он пытается предупредить сначала одного, потом другого, он видит, что совокупная позиция Бастиона не видит в этом ничего, что она бы сочла дурным. Каждый воспринимает падение себя или других или как игры, или как «а что тут такого», и Артемий окончательно начинает воспринимать бастион как еще один объект для манипуляций – так, как ранее губернатора. 

Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments