Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

Евпатий и "русофобии немножко"

Две вещи буду пробовать показать в своем синопсисе.
1. Те, кто сражался вместе с Евпатием - не юбер-богатыри (как и сам Евпатий) а простые русские люди, и победы они одерживают умом, храбростью и смекалкой, а не пафосом и эгегейблином.
Более того, думал показать, что легендарные богатыри как раз погибли на реке Воронеже. Ибо не всегда размеры и личное мастерство перевешивают отлаженную военную машину.
То есть да, когда на поле боя приезжает ажно целый Муромец, настроение напоминает "теперь, когда с нами Мастер Волшебная Коса, нам точно нипочем пулемет иностранных дьяволов". Но сражение начинается, и выясняется, что как минимум, до пулеметного расчета еще надо успеть добежать. И даже бренд-прием "схватить татарина за ногу и отмахиваться им" не очень помогает против конных стрелков, которые, сцуки, держат дистанцию.
Евпатий же как раз будет учитывать монгольские приемы, и именно потому, +/- вытесненный на открытую местность в последнем сражении, будет строить гуляй-город на высоком холме, и не реагировать на притворное отступление.

2. Так как размер кина ограничен, то битвы на реке Сити или у Коломны в полном виде не влезают - зато влезает битва на Воронеже, на которой Евпатия нет потому, что слишком популярного боярина отправили выбивать помощь в Чернигов, а то ведь всю славу себе соберет.
И тут мы, с одной стороны показываем "орду от слова ОРДнунг", а с другой - фракционизм и раздробленность в русском стане.
То, что некоторые князья просто не пришли, полагая, что проблемы Рязани - не их проблемы, и вообще, когда два традиционных врага режутся, нам выгода.
То, что один из князей забил на общий стратегический план,  потому что решил действовать по принципу "вот лежит северянин, вот варяг, а моя дружина цела", а другой счел, что не будет подчиняться приказам полководца более молодого и худородного.
А еще один князь, наоборот, решил, что именно он всех и победит и славу великую стяжает, ломанувшись вперед и напоровшись на классическую ловушку с ложным отступлением.
В результате чего оба конных фланга разбиты, а массу пехоты в центре расстреляли Карры-стайл.
Ну и сюда же привычка князей рубиться в толпе, что дает некоторый бонус к морали и большой минус к управлению всем сражением.  При том, что имхо, сражавшиеся там полки - опытные бойцы с постоянным опытом пограничных сражений.
(видимо, план битвы опишу отдельно, хотя он, возможно, не имеет никакого отношения к реальному)

И вот на этом фоне, параллельно ходу боя, Евпатий произносит в Чернигове речь о том,что новая угроза, - это угроза ВСЕЙ Руси. Не какие-то половцы, а новый и опасный враг, ради противостояния которому надо сплотиться и забыть внутренние обиды.
(забегая вперед - князь Черниговский в помощи отказывает, "потому что рязанские с ним на Калк не пошли", но дает Евпатию право выступить на площади, отчего 300 воинов, которых он с собой привел, - не элита, а добровольцы).

3. А еще это история про неверную оценку противника,когда монголов приняли за очередных легкоразбиваемых степняков.
Начинается кино с того, что Евпатий с дружинниками отражает набег половцев, но замечает, что в этот раз они, похоже, бегут "не на, а от". И это классический "бой с ордой", лишенной тактики и уступающей в мастерстве меча русским дружинникам.
Евпатий понимает, что нас ждет новый враг, и начинает собирать информацию, - он встречается с пожилым и опальным боярином Ратибором, который воевал на Калке, и слышит от него рассказ о монгольской тактике. Ратибор полагает, что нам помогло чудо - наверняка Богородица явилась нехристям и устрашила их настолько,что они убежали обратно в степь вместо того, чтобы продолжить набег. Евпатий настроен более скептически - то была разведка, и значит, вскоре может явиться б0льшая сила.
Евпатий докладывает об этом князю, а тут как раз прибыли монгольские послы с требованием "десятины во всем". Ведут себя нагло, и некоторые бояре даже предлагают послов убить во вразумление. Евпатий против.

Князь, однако, решает сперва договориться: отправим подарков, может, получится перенаправить этих степняков на наших недругов. Убивать послов не будем, пропустим их к князю Владимирскому, авось тот поведет себя неправильно и монголы пойдут грабить его.
А не выйдет, выиграем время для того чтобы собрать войска.  
А разобьют войска в поле, отсидимся в крепости - Рязань и не такие осады выдерживала.
(реплика в сторону - мы покажем Рязань серьезной и хорошей крепостью, только вот рассчитана она была все-таки или на многочисленных но нестойких к осаде степняков, или на небольшой отряд соседнего князя. Против монголов с тактикой посменного штурма, блокадой и камнеметами из книги С.А.Школяра "Китайская доогнестрельная артиллерия" этого оказалось фатально мало; тему артподготовки надо будет раскрыть всерьез, благо метание горящих и взрывающихся шняг в данном контексте относительно исторично).
Ибо, в общем-то, побеждает фатальная недооценка врага. Мы степняков всегда били и бить будем. У них орда глупая, а у нас порядок воинский. Степняки трусы, а мы верой крепки и вообще некому победить наши духовные скрепы. А еще некому осилить наших богатырей. Думаю, как вставить некоторые аналоги реплик наших диванных аналитиков про врагов, неспособных воевать в наши русские зимы или шапкозакидательские выступления про "макак" перед РЯВ.

Но даже дипломатический план терпит неудачу. Евпатий указывает что князь Федор Юрьевич, которого планируется отправить,  воин достойный, но дипломат никакой. Молод и на язык не воздержан. И что должен поехать послом тот, кто в первую очередь может вражью силу высмотреть и нужные выводы сделать. Однако часть бояр начинает говорить, что Евпатий много о себе думает и хочет таким образом войти в фавор, а потому - пусть он лучше отправится в Чернигов просить подкреплений. А князь Федор - ну и что что не дипломат, зато в вере православной крепок, жена у него красавица, а сын так вообще по постным дням к материнской груди не прикладывается. Святой человек, такого и надо посылать.
В итоге. Во-первых, послов с богатыми дарами монголы "прочитали" так: раз приехали задабривать, значит нас уже испугались, а у боящегося врага можно смело требовать всё - включая "дань за двенадцать лет, Киев-град и Забаву Путятичну". Тем более что на самом деле "принцессу мне в наложницы" это дежурное монгольское требование в переговорах такого рода. Во-вторых, в ответ на требование "привести жену" Федор ожидаемо вспылил (а, возможно, и между двух огней ранее пройти отказался из-за православности), после чего на его "только через мой труп" последовало "ничего не имеем против".
 
4. Предательство.
К сожалению, упомянутый В. Яном князь Глеб-предатель на самом деле жил слишком рано, и потому я вижу развитие этой темы в двух аспектах.
Первый предатель это боярин, соперник Евпатия и человек, которого отправили с посольством Федора. В чем-то именно для того, чтобы он вызнал монгольскую силу. Но, попав к монголам  и оценив их мощь, он решил, что к такому врагу надо перебегать первым, иначе можно остаться без всего.
И затем именно он заводит разговор о прелестях Евпраксии, понимая, чем это закончится. Именно он, оказавшись единственным вернувшимся, лжет князю о том, что монголы на самом деле такие же слабые степняки, которых русские богатыри нагнут одной левой. Именно он,видимо, играет какую-то роль и в поражении войск в полевом сражении или осаде города - важно, не ключевую.
Но когда затем он потребует у Бату титул князя, ему сначала сделают тонкий намек историей слуг Ван-хана, а когда тот не поймет, сломают хребет ("но вы же обещали, что ни капли моей крови не прольете!!"). Увы, комплексы Бату и практичность Субудая говорят о том, что единожды предавший сделает это не раз.
Второй предатель - православный иерарх. Вначале, на совете у князя, он активнее всего говорит о том, как мы верою сильны и почему мы одними духовными скрепами нехристей ушкопим. Потом, во время осады, когда женщины и дети собираются в храме, он призносит не менее прочувствванную речь в стиле "умрем за землю Русскую". А потом мы видим его при монголах, объясняющим, что всякая власть от бога.
Я даже думаю, что потом этот поп попробует, по своей воле или нет, явиться к Евпатию и просить его прекратить сопротивление, мотивируя это тем, что надо сберегать людей, иначе монголы всех перебьют. Христос терпел и нам велел, а великая Русь рано или поздно возродится. Закономерно, он получает от ворот поворот.
(забегая вперед, афронт получит и Озар Ворон, явившийся следом за ним и пытающийся склонить Евпатия и Ко к принятию сомнительных даров от сомнительных богов - если мы, русские, будем приносить человеческие жертвы, чем станем от нехристей отличаться).
Tags: Евпатий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments