Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

А пасьянс тем временем складывается интересно. Во-первых, начав копать Любочкина (не забудем, он хорош как аналитик), он выясняет, что маршрутки не единственный бизнес Любочкина, и в настоящий момент он пытается мутить какие-то проекты с компанией АСР, конкурентами Бхадра Ко по ряду направлений. Получается плохо, и Артемий не исключает вариант сделки вроде «хорошо, вы находите способ выгнать индусов из Кинополя, а мы найдем время рассмотреть ваше предложение, потому что пока условия нас не устраивают». Однако для него это соломинка утопающего так как в целом его экономическое положение начинает катиться под откос, и именно с этой целью он пытается зацепиться за Кинополь.
Во-вторых, при очередном разговоре тет-а-тет Ктиниди в шутку спросил, не гей ли Артемий, - а о вдруг рядом с тобой рубашку переодеть опасно. На вопрос, откуда такая тема, губернатор с гыканьем отвечает, что вот, когда к нему заходил Любочкин, он как бы между делом спросил, что «этот пидар» делает в моем кабинете, и заявил, что вы с Мартом любовники и вообще весь город знает о том, что ты любитель пацанам пуканы пердолить. Что, сьел? То-то ты ни разу в сауну с нами не ходил! … да расслабься, шутка такая.
Итак, губернатор у нас еще и гомофоб, но это уже даже не вишенка на торт,  - отношение Артемия к нему сформировано давно и не этим. Он улыбается: видимо, для Любочкина любой мужчина, который следит за собой и не лапает секретарш – нетрадиционной ориентации.  Лучше скажите как либерал либералу, что вы собираетесь делить с явным представителем правящих кругов, которых вы не так давно обличали?
Ктиниди честен: у него здесь есть лапа в виде местного руководителя ФСБ, с которым, по его словам, они хорошо знакомы по Москве, а для наших реформ нейтралитет силовиков был бы полезен. Кроме того, Любочкин заявлял, что его строительная компания вполне может построить пресловутое «чудо света из Шестой Цивилизации»(которое отказался строить отец Стаса Лучевского)» при условии, что губернатор обеспечит ему преференции на строительном рынке и за счет административного ресурса разберется с конкурентами. Это Ктиниди тоже понравилось как попытка вытеснить Лучевского, тем более что строителей Любочкин обещал навезти сам из числа все тех же беженцев.
Ты, Тёмыч (да, Иван Ктиниди называет Артемия так), небось думал, что он пипец-патриот? Не, с таким бы я дел не имел. Он у себя в партии отвечает за поддержку беженцев из Латгаллии или ДЛНР, а точнее, за то, чтобы беженцы оттуда были бы нормально устроены на российской территории. Ясно, что это очень прибыльный бизнес – как с точки зрения пиления грантов на обустройства мигрантов, так и на легализации их нелегальной части. Его стараниями любой уголовник может оказаться политическим беженцем и участником боевых действий, лично ему обязанным. Сам понимаешь, если в драке с мэром дойдет до стрельбы,  такие не помешают.
А еще он предлагал мне совместную политическую деятельность: у него есть каналы и структура для того, чтобы организовать новую партию, которая сумеет пройти барьеры и войти в легальную оппозицию. Под такой крышей можно будет консолидировать либеральные силы после того, как Кинопольское Чудо окончательно выявит нового политика, вокруг которого естественно соберутся все недовольные Кремлем.
В общем, пусть Артемий пока не светится на публике, а проблему с Любочкиным он как-нибудь решит. 
В-третьих, Лакс, с которым он продолжает общаться, рассказывает ему, что Багабец ищет на него гей-компромат. Гей-клубов по понятным причинам в Кинополе нет, но есть молодежный микс-клуб, куда ходят и представители нетрадиционной ориентации. Часто зависавший там Багабец несколько раз был замечен в том, что предлагал юношам гомосексуального (на его взгляд) вида деньги за «общение в его номере». И вот в студенческой столовой  Лакс слышит разговор. Его шапочные знакомые (не столько геи, сколько наоборот) польстились на предложение, рассчитывая заняться «ремонтом». Однако в гостинице за заплаченные деньги вместо приставаний последовал разговор, не спали ли они с таким-то или таким-то, и если да, то могут ли они рассказать подробности. Главным объектом интереса оказались  Артемий и Март, причем Багабец намекнул, что если кто чего вспомнит, «вспомнит» или приведет того, кто может вспомнить, гонорар будет увеличен.
Наконец, на очередной встрече с Чежовым, тот угощает его коньяком, который он открыл еще до начала общения. Артемий понимает, что последует своего рода развод на откровенность, а генерал сразу же начинает шутить: отмечаем первый официальный донос на тебя. Точнее даже не донос, материалов даже на административку не натягивается. Скорее, ходатайство. Приходил тут Любочкин (помнишь такого?) и требовал репрессий в отношении тебя. Вот только он не понял, что генерал-майор это, блджад, ему не майор! По-другому теперь ему надо было общаться, и не требовать «по старой дружбе», а предлагать. И коньяк, который он выставил, я лучше с тобой разопью. Я Чежов, а не Чапаев, и два раза на одни грабли не наступаю.
Артемий поддерживает разговор, ибо похоже, что нечто в данной истории действительно задело генерала, и тут Чежов излагает ему свою версию событий давнего прошлого.
Оказывается, тогда именно Любочкин предложил ему за определенную мзду «шугнуть конкурента», чтобы тот всполошился и совершенно по собственной воле отдал свой бизнес ему,  а сам сбежал куда подальше.  Ну да, он тогда получил за это конверт, но во-первых, Путин же действительно сказал, что сказал. Может, указание мочить вот-вот бы поступило, и тогда семья Артемия действительно сбежала вовремя. Во-вторых, он думает, что  если бы он не «помог» Любочкину, тот бы нашел иные способы убрать конкурентов, и они были бы более насильственными.  В-третьих, Любочкин тогда его кинул, заплатив существенно меньше, чем он ждал, а Чежов тогда был не в тех звездах чтобы наезжать на человека из окружения московского мэра. Более того, как раз перед ссылкой ему припомнили эту «ошибку молодости» и намекнули, что если он не поедет в Кинополь, истории будет дан ход. Так что появление Любочкина и его поведение не вызывает у него приязни. Конечно, он не послал его с порога и сказал, что подумает, - но вот он подумал и решил, что по пути ему с Артемием, а не с Любочкиным – можно сказать, он таким образом частично исправил совершенное тогда.
Но из поведения и оговорок Артемий, умеющий читать людей лучше, чем предполагает генерал, понимает, что Чежов недоговаривает: копать семью Артемия он начал по личным причинам. Если на них что-то найдется, он прославится как выполнивший неформальное указание Путина вне зависимости от того, было оно или нет (всегда ж можно намекать, что было). Если они чисты, семью можно запугать, внушив, что «приказ топить был», после чего потребовать отступное. Просто недавно попавший в центральный аппарат майор боялся продешевить или попасться УСБ, а в решающий момент появился Любочкин, который предложил более гибкую схему.
А теперь Любочкин решил, что раз Артемий  внезапно появился в России, он все знает, и приехал требовать бизнес назад, после чего организовал наезд по всем возможным каналам. Но - недопонял, что за истекшее время «изменились все», и майор, который когда-то мог ради одолжения и некоторого приза надавить на конкурента и подстегнуть его к эмиграции, в ранге генерал-майора будет вести себя иначе.

Впрочем, важный для нашей истории момент вовсе не в этом.  Из данного разговора Артемий узнает очень важный факт. Всю прошлую жизнь он жил с тем, что проблемы его семьи были связаны с личной неприязнью президента России, который намеренно хотел растоптать «еврея и оппозиционера» в показательных целях. А теперь выясняется, что все, что произошло тогда, это частично инициатива ретивого местного, который хотел срубить или палку, или денег, а частично провокация, можно сказать, коллеги по лагерю – Любочкин отнюдь не относился у путинофилам.
В иных сюжетах это становится поводом для драматической «смены стороны» в стиле «так моего отца убили не красные, а белые! Да будет же страшна месть обманщикам и предателям», но у нас совсем не этот случай. Мировоззрение Артемия слишком сложилось, оно уже слишком прочно для того, чтобы даже такой факт мог бы его перешибить.
Да, оказывается, что к моей истории Путин лично не причастен. Но разве он не несет символическую ответственность за все, что происходит в стране? Разве он не позволил себе ту реплику, которая стала поводом для травли? Разве не было иных случаев, когда режим делал то же самое или почти то же самое? Нет, это не повод поменять взгляды, особенно сейчас, когда он так замечательно летит на гребне волны событий.

Tags: Кайрос
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments