Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

И еще из будущего доклада...

Наконец, поговорим о работе сект против КНДР. Каждый последний год не обходится без одного-двух корейских пасторов, задержанных в КНДР за антигосударственную деятельность.
24 декабря 2009 г., в канун Рождества, сотрудник христианской организации «Жизнь и свобода для северных корейцев: 2009» 28-летний американский миссионер корейского происхождения Роберт Пак был задержан пограничной службой КНДР после незаконного проникновения на территорию Северной Кореи через ее границу с Китаем.  Громко провозгласив: «Я здесь, чтобы провозглашать любовь Бога». Пак перешел по льду пограничную реку Туманган, имея  с собой письма, адресованные северокорейскому лидеру Ким Чен Иру, в котором его убеждали закрыть лагеря для политзаключенных и отказаться от власти .
Впоследствии северокорейское информационное агентство ЦТАК опубликовало отрывки из интервью с задержанным американцем, в котором, по утверждению северокорейского СМИ, Пак якобы мотивировал свой поступок тем, что подпал под влияние "лживой пропаганды", распространяемой на Западе относительно ситуации в КНДР. Во многом из-за этого ему не предъявляли столь серьезные обвинения, и в феврале 2010 г. «соответствующий орган КНДР решил снисходительно простить и освободить его (Роберта Пака), принимая во внимание его признание и искреннее раскаяние в содеянных правонарушениях».
Через несколько недель после ареста Роберта Пака границу пересек 30-летний житель Бостона Айджалон Гомес, который работал в Южной Корее и был связан с такими организациями, как   "Освободить Северокорейский ГУЛАГ" или "Всемирная христианская солидарность» . 
После недолгого разбирательства Гомес был приговорен к восьми годам исправительных работ  и штрафу в 70 миллионов вон (600 тысяч долларов) за не (уточненное приговором "враждебное действие" против КНДР. Правительство США направило в Пхеньян запрос на освобождение американца "на гуманитарных основаниях", но 24 июня 2010 г. Пхеньян, наоборот,  пригрозил ужесточением наказания гражданину, исходя из "враждебного подхода" США по отношению к Пхеньяну»:  "… этого никогда не произойдет из-за нынешней ситуации" .
Гомес даже  попытался покончить жизнь самоубийством, потому что был "разочарован" тем, что правительство США ему не помогает. Однако приезд в Пхеньян бывшего президента США Джимми Картера позволил добиться освобождения узника, и 27 августа 2010 г. и этот гражданин США вернулся домой.
В 2011 г. делегация, возглавляемая спецпослом США по правам человека Робертом Кингом, убедила  власти КНДР отпустить задержанного в ноябре 2010 г. американского бизнесмена Эдди Чон Ён Су, задержанного за миссионерскую деятельность.  Чон был арестован по прибытии в КНДР по бизнес-визе, выполняя  миссионерское задание южнокорейской организации, помогающей подпольным церквям в КНДР. По утверждениям Пхеньяна, американец совершил "тяжкое преступление", в котором полностью сознался и тем самым заслужил прощение .
Так, 27 апреля 2013 года ЦТАК сообщило, что перед Верховным судом КНДР по обвинению в попытке государственного переворота предстанет гражданин США Кеннет Пэ (Пэ Чжун Хо). Об аресте на территории КНДР американца корейского происхождения стало известно в ноябре 2012 года. По сведениям ЦТАК, Кеннет Пэ был задержан 3 ноября в городе Расон, куда он въехал по туристической визе. О характере преступления не было сказано ни слова, и западная пресса немедленно запустила версию о том, что Пэ занимался организацией туристических поездок  на Север и был задержан потому, что во время посещения детского дома сделал несколько компрометирующих фотографий, иллюстрирующих, в каких ужасных условиях живут дети.
Однако даже в англоязычной прессе по этому поводу возникли сомнения. Во-первых, туристов в детские дома не водят. Во-вторых, реакция северокорейских властей на подобные кадры слишком хорошо известна: гиды просто просят удалить такие кадры. В худшем случае могут отобрать пленку. К тому же, по   данным южнокорейских СМИ, Пэ был задержан после того, как в багаже, принадлежавшем туристам из его группы, был обнаружен жесткий диск компьютера . Поэтому о том, что задержание имеет иные причины, начали думать как только  появились слухи о том, что туристические группы использовались как прикрытие для передачи компакт-дисков с информацией. Затем стало известно, что деятельность Кеннета Пэ была не столько туристической, сколько миссионерской, после чего сайт турфирмы и целый ряд иных материалов, имеющих отношение к Кеннету Пэ, были оперативно удалены из сети  коллегами арестованного .
Большой скандал был связан с арестом 29 марта 2012 г. в городе Даляне провинции Ляонин группы граждан РК -  правозащитников, возглавляемых Ким Ён Хваном. Согласно сообщениям южнокорейских СМИ, их задержали во время собрания, на котором обсуждались проблемы помощи северокорейским перебежчикам, после чего обвинили в нарушении китайских законов о национальной безопасности, согласно которым Ким мог быть приговорён к десяти годам лишения  свободы  .
49-летний Ким Ён Хван, - личность весьма интересная. Ранее его называли отцом политического движения Чусапха, поддерживавшего северокорейскую идеологию чучхе, однако в середине 1990-х Ким Ён Хван изменил свои взгляды и начал бороться за гражданские права на Севере: «мы покончили с диктатурой в Сеуле, теперь пора покончить и с куда более кровавой диктатурой в Пхеньяне».
Переговоры об освобождении Ким Ён Хвана и Ко шли тяжело. Было много информационного шума, писем родственников задержанных на имя председателя КНР Ху Цзиньтао, голодовки депутатов от правящей партии перед посольством КНР. Вопрос  обсуждался даже во время визита в РК министра общественной безопасности КНР Мэн Цзянь Чжу, после чего 7 июля 2012 г. южнокорейцев освободили.
После освобождения Ким обвинил китайские власти в пытках по отношению к нему и его коллегам  и заявил, что вероятно, в жестоком обращении с ними виновата Северная Корея , но поддержать этим должный градус интереса к проблеме ему не удалось.
19 июля 2012 г. КНДР провела пресс-конференцию человека по имени Чон Ён Чхоль, который по поручению американских и южнокорейских сотрудников разведслужбы собирался совершить особую диверсию. 52-летний Чон заявил, что в 2010 г. он поддался посулам группы антисеверокорейских активистов и предложениям заработать легкие деньги и перебежал из КНДР в Южную Корею, где его стали склонять к тому, чтобы он вернулся в Северную Корею для проведения серии диверсионных актов. Задание, которое якобы поставило Чон Ен Чхолю южнокорейская разведка при согласии властей США, заключалось во взрыве на территории КНДР статуй основателя северокорейского государства Ким Ир Сена. Подрывы должны были быть проведены в феврале, затем их перенесли на апрель, но потом вновь отложили, так как "не были готовы специальные взрывные устройства". В итоге сам Чон ушел обратно на родину, где и сдался властям .
Северокорейские СМИ дают немного иную версию (Чон не сдался, а был задержан во время рекогносцировки), называя заказчиков более точно -  Ким Сон Мин, представитель так называемого "Фронта освобождения северокорейского населения", и существующая при этом фронте  организация Тонкамо (кор. организация разрушителей бронзовых статуей). Они же приводят весьма интересный текст, который будто бы принадлежал нанимателям: «Занимались распространением прокламационных листовок и изданий против Севера страны, - говорили они, - но от этого ничего не вышло. Если ты совершишь диверсию именно 15-го апреля, мир будет в шоке! …Диверсия должна показать всем, как будто она совершилась не внешними силами, а руками самих северокорейских жителей. Понял?»  . Конечно, надо отметить, что, по словам прочих перебежчиков, Чон участвовал в перевозке наркотиков и контрабанде людей, работая на китайских «брокеров», думая только о том, как можно побыстрее и попроще заработать денег" . Такая плохая репутация свидетельствует против него и поэтому нельзя полностью исключить версию оговора. Но с другой стороны, на задания, в которых жизнь исполнителя не важна, очень часто вербуют именно таких.

7 ноября 2013 г. власти КНДР сообщили об аресте южнокорейского шпиона, который якобы прибыл в страну «с целью дестабилизации обстановки в обществе». Как сообщило агентство ЦТАК, задержанный был сотрудником Национальной службы разведки РК и вел шпионскую деятельность в соседних странах в течение шести лет, работая под прикрытием образа религиозного проповедника . Факт задержания подтвердили сами церковники, сделав лишь поправку на то, что 50-летний Ким Чжон Ук является не шпионом, а «миссионером пресвитерианской церкви, занимавшимся оказанием помощи жителям КНДР, которые находятся под арестом и испытывают трудности» .
27 февраля 2014 г. Ким Чжон Ук обратился к руководству КНДР с просьбой помиловать его и  выступил перед  журналистами, в т. ч. – иностранными. Рассказывал Ким много, но главным было то, что  он действительно был агентом разведслужб РК, который  7 октября 2013 г.  на контрабандистском судне нелегально пересек границу КНР и КНДР, а затем, когда  добрался до Пхеньяна, был арестован при проверке документов. Миссионер сообщил, что действовал по указке южнокорейской разведслужбы . Также он признался, что обращался к жителям с призывом сносить памятники династии Кимов, а на их месте строить христианские церкви. Более того, он отметил, что его деятельность была частью плана спецслужб, и в приграничных с КНДР районах Китая  работают и другие миссионеры такого типа.  Ким "полагал, что государственный строй на Севере может рухнуть с помощью религиозной пропаганды",  и его целью было свержение существующего правительства и политической системы и построение на Севере «христианской страны». Он объяснял своей пастве, что если церковь возникнет везде, где стоят памятники Кимам, и 500 тайных конгрегаций  возникнет по всей стране, режим падет и на его месте возникнет страна, благословенная господом.
Для этого на выданные спецслужбой деньги он вербовал сторонников и основал в Даньдуне, приграничном городе КНР, подпольную церковь, где  не только работал с гражданами КНДР, но и получал от них конфиденциальную информацию, которую затем передавал спецслужбам.  Также он просил их записывать свои истории, которые затем пускались в ход как свидетельства. Во время службы он оскорблял политическую систему КНДР и требовал от паствы участвовать в антисеверокорейских молениях или писать рассказы, которые  выставляют ее в негативном свете.  Также он требовал от паствы  участия «в диссидентской массовке», когда в город приезжали южнокорейские или американские визитеры .
По словам Кима, он арендовал дом, который служил не только в качестве подпольной церкви, но и местом, где граждане КНДР могли смотреть более 100 каналов южнокорейского кабельного ТВ, включая порнографические.  Там же находилась библиотека антисеверокорейской литературы, особенно религиозные журналы с рассказами перебежчиков об ужасах на Севере.  Паства была обязана это читать, публично обсуждая прочитанное.   Ким описывал методики взаимного контроля и промывания мозгов, которым подвергались его подопечные и которые не очень отличаются от бытующих в деструктивных сектах.
Ким подробно рассказал о том, как именно он пересекал границу, и для чего предназначался его багаж, состоявший из библий, карт памяти, сотни MP3-плееров, медицинских препаратов, мини-видеокамер и дисков CD с порнографией.  На картах памяти хранились религиозная литература, фильмы, рассказывающие о роли христианской церкви в свержении коммунизма в Восточной Европе, и южнокорейские сериалы, выполненные в традиции «антикоммунистической драмы».  Камеры предназначались для фотографирования закрытых мест Пхеньяна , а также для фиксации на пленку «акций христианского сопротивления», а порнография – для поощрения особо активных членов или продажи этих дисков на черном рынке для зарабатывания денег либо для бесплатного копирования с целью  привлечения в секту новых членов.  По-видимому, ситуация, когда людей звали посмотреть порно, а оказывались они на антисеверокорейском мероприятии, в Китае была настолько успешной, что эту схему решили повторить и в КНДР. 
Кроме этого, Ким засветился в торговле людьми под   маской перевоза беженцев с Севера на Юг через третьи страны, в том числе через Лаос.  Так, в октябре 2008 г. он за плату способствовал четырем перебежчикам с Севера перебраться в третью страну.  К сожалению, дальнейшая судьба этих людей неизвестна, хотя если бы речь шла о беженцах, он мог бы честно рассказать об их судьбе, даже не называя имен.  Также он вывозил через третьи страны  в Южную Корею граждан КНР, представляя их как северокорейских беженцев и тоже делая это за плату. 
Конечно, полностью доверять этому выступлению, выполненному в стилистике публичного покаяния, нельзя, но вещесвеных доказательств было предъявлено слишком много, и не случайно имя Ким Чон Ука не находится в списке широко рекламируемых узников совести.
26 марта 2015 г.  в Народном дворце культуры в Пхеньяне состоялась пресс-конференция с участием представителей местных и зарубежных СМИ, а также дипломатического корпуса. На ней представители министерства государственной безопасности КНДР сообщили о задержании двух агентов южнокорейской разведки 60-летнего Ким Гук Ки и 56-летнего Чхве Чхун Гиля, которые собирали различную информацию через корейцев, проживающих в Китае, посещающих Север бизнесменов и зарубежных китайцев. Сами задержанные заявили, что были завербованы южнокорейскими спецслужбами в Китае, собирали информацию и"активно участвовали в клеветнической кампании американских империалистов и их марионеток, направленной на то, чтобы изолировать КНДР от всего мира".  
Было заявлено, что 30 декабря 2014  года Чхве Чхун Гиль незаконно проник на территорию СК, после был захвачен пограничниками. Как был задержан Ким Гук Ки не сообщается . Согласно одной версии, Ким был задержан во время действий на территории КНДР, согласно другой, задержание провели компетентные органы КНР непосредственно в Даньдуне, после чего подозреваемого в шпионаже передали Северной Корее.

Ким Кук Ки, по его словам, с 2003 г. руководил подпольной церковью в Даньдуне, где читал проповеди гражданам КНР корейского происхождения.  В 2005 г. он был завербован спецслужбами РК и со следующего года стал профессиональным шпионом, работающим за вознаграждение.
Ему удалось создать шпионскую сеть из граждан КНР и КНДР (в том числе – из китайцев, проживающих на Севере), которые за плату снабжали его информацией.  Судя по приведенным данным, ему удавалось  получать довольно много информации о развитии военной инфраструктуры КНДР и корейско-китайских контактов в военной и экономической сферах.  Ким занимался сбором секретной информации, в частности – фотографировал ж.-д. объекты, отслеживая объем и тип китайско-северокорейских ж.-д. перевозок.  В 2010 году Ким собирал информацию о визите и маршруте движения лидера КНДР Ким Чен Ира в Китай, который проходил как раз через Даньдун.
Кроме этого, он занимался распространением антисеверокорейской литературы – как религиозной, так и светской.  Туда входили комиксы, листовки, компьютерные диски и флешки. Интересно, что значительную часть информации составляли комиксы, «оскорбляющие высших руководителей КНДР», которые  были изготовлены южнокорейской разведслужбой типографским способом или выполнены лично им на компьютере. 
Любопытно и другое.  Пропагандистские материалы содержали как «признания перебежчиков», так и вдохновляющие рассказы о том, как действует на территории Северной Кореи «христианское сопротивление», - в надежде на то, что такое сопротивление действительно появится.  Например, некоторые  изготовленные в РК листовки, которые должны были распространять агенты Кима,  выглядели как будто бы созданные местным сопротивлением.
Кроме того, Ким часто выступал гидом для представителей прессы или международных организаций, которые занимались вопросами прав человека в КНДР.  Ведь многие такие энтузиасты или ученые пытаются собирать информацию там, где это возможно, - в тех же приграничных районах Китая.  Однако вместо объективных данных Ким снабжал их дезой, организуя им встречи со своими агентами.
.
Более интересны обвинения Кима в том, что он, обвиняя Северную Корею в производстве фальшивых долларов, в то же время занимался контрабандой в КНДР иностранной валюты, а также северокорейских купюр высокого качества и непонятного происхождения (наиболее вероятно, поддельных). Делалось это как для оплаты информаторов, так и для дестабилизации экономики.  Здесь хочется напомнить, что, по некоторым данным, властям КНДР даже пришлось менять дизайн купюр высокого достоинства, чтобы противостоять изготовленным за рубежом фальшивкам.
Ким признался и в том, что он сам занимался изготовлением фальшивой северокорейской валюты мелкого достоинства, переправляя их в КНДР партиями по 100-1000 купюр в личных вещах граждан КНР.
Чхве Чхун Гиль тоже жил в Китае с 2003 г., был завербован в 2011 г. и занимался куда более интересными делами. Например, при помощи своих агентов ему удалось добыть фотографии окрестностей полигона в Ёнбёне, а также – образцы земли, содержащие радиоактивные элементы.  Кроме того, его люди фотографировали военные объекты и скупали северокорейскую  офицерскую военную форму  и военные билеты для того, чтобы в случае вторжения она могла использоваться диверсантами.
Кроме того, через постоянно посещающих КНДР граждан Китая он распространял там порнографию и южнокорейские фильмы в качестве «идеологической диверсии», а также  занимался вербовкой граждан КНДР и китайских корейцев для обучения их на подпольных  курсах миссионеров для последующей работы в КНДР .

Должен заметить, что в показаниях задержанных много интересных деталей.  Имена южнокорейских чиновников из разведки, отвечавших за ведение пропаганды против КНДР или ведущих работу на территории Китая. Точные названия церквей, ресторанов и увеселительных заведений,  которые держат  южнокорейские разведслужбы в приграничных районах КНР для того, чтобы вербовать людей или заниматься выгодным бизнесом по линии «брокеров»  либо переправлять китайских корейцев на Запад или в РК под видом перебежчиков с Севера, «заряженных» пропагандистской информацией. По словам Кима, только в Даньдуне существует около 30 таких баз. Это магазины (в основном, продуктовые), рестораны/увеселительные заведения и даже две гостиницы и один христианский госпиталь . Изъятые у подозреваемых компьютеры и флеш-карты подтверждают обвинения.

16 декабря 2015 года в КНДР к пожизненному заключению был приговорен  60-летний гражданин Канады корейского происхождения Лим Хён Су , протестантский пастор из пресвитерианской церкви Света (Light Korean Presbyterian Church). Эта история  вызвала очередной (хотя существенно меньший, чем ранее) всплеск материалов о преследовании христиан. Особенно когда 22 декабря спикер МИД КНДР выразил порицание Канаде за сомнения в честности приговора и требования его освобождения, заявив, что пастор получил справедливый приговор, и что законы Севреной Кореи будут сурово карать тех, кто несет враждебные чувства по отношению к идеологии и общественной системе страны или стремится их подрывать .
Лим эмигрировал в Канаду из Южной Кореи в 1986 году. Он свободно говорит по-корейски и до этого под предлогом оказания гуманитарной помощи посещал  КНДР 18 лет и около сотни раз. В начале 2015 г. пастор вместе с другим представителем церкви направился в КНДР из КНР - это должна была быть рутинная поездка в город Раджин, где церковь поддерживает детский сад, приют и дом престарелых.
31 января Лим последний раз выходил на связь, а затем на какое-то время исчез. Данный период был временем, когда в Пхеньяне и большинстве районов страны действовал жесткий карантин из-за распространения лихорадки Эбола. Он затрагивал даже представителей дипкорпуса, но на территории Расонской СЭЗ на северо-востоке КНДР правила были несколько мягче. Некоторое время спустя пастор был обнаружен и задержан в Пхеньяне. После того, как Лима обнаружили за пределами карантинной зоны, его начали «раскручивать», и тут выяснилось многое.
Лим постоянно снимал скрытой камерой северокорейскую действительность и выкладывал эти материалы в Интернете с соответствующей интерпретацией. Кроме того, он занимался откровенной фальсификацией данных о том, что в КНДР существует разветвленное христианское сопротивление режиму, выдавая   найденные у зарубежных корейцев старые библии за книги, которые тайно передаются из рук в руки в КНДР, создавая таким образом впечатление о том, что там есть катакомбная церковь. На мешках с гумпомощью от его церкви печатались антиправительственные лозунги и цитаты из Библии, а сам пастор активно занимался «брокерской деятельностью» в рамках которой жителей КНДР, преимущественно отходников в Китае, склоняли к невозвращенству и переправляли в РК или на запад для дальнейшего использования в пропагандистских кампаниях против Северной Кореи.
30 июля 2015 г.  на пресс-конференции в Пхеньяне  с участием журналистов и дипломатов пастор Лим Хён Су заявил, что прибыл в страну для свержения существующего там строя. Там он подтвердил то, что нелегально добрался до Пхеньяна несмотря на карантин и был задержан северокорейскими властями . Там же были предъявлены доказательства его нелегальной деятельности.
16 декабря в присутствии корейских и аккредитованных в этой стране иностранных журналистов - корр. ТАСС и китайского агентства Синьхуа, а также дипломатов посольства Швеции, представляющего в КНДР интересы Соединенных Штатов и Канады, состоялся суд, где в патетическом традиционном духе Лима обвинили в «в крупнейшем заговоре по свержению государственности», а брокерскую активность назвали «заманиванием и похищением жителей КНДР»   . Было доказано, что он оказывал содействие перебежчикам из КНДР, а также добивался создания подпольных религиозных ячеек на территории республики. 
В конце октября 2015 г.   разоблачения антигосударственной деятельности протестантов случились не непосредственно в КНДР или КНР, а на территории «свободного мира».  Как сообщила 27 октября телекомпания CNN со ссылкой на данные организации Intercept, военная разведка США использовала сотрудников христианской  благотворительной организации Humanitarian International Services Group (HISG ) для доставки в КНДР радиомаяков и другого шпионского оборудования .

И не стоит начинать разговор о жестоком притеснении любых миссионеров или гражданских активистов:   автору хочется провести некоторую грань между просто любителями секретных съемок и теми, кто занимается целенаправленной подрывной работой.  Северокорейская политика  по этому вопросу хорошо видна  по недавней истории с гражданином Австралии Джоном  Шортом, который формально тоже занимался  запрещенной религиозной пропагандой, раскладывая  библию на видных местах и делая это даже в день рождения Ким Чен Ира 16 февраля 2014 г.   Пожилой миссионер был арестован, но после формальных извинений (пусть и выполненных в северокорейской стилистике)  в начале марта 2014 г.  был депортирован из страны.  Такая же судьба  постигла и Мелвилла Ньюмана – американского ветерана, который во время путешествия в КНДР проговорился о том,  что был военным советником в подразделении армии РК, которое вело партизанскую войну на территории Севера. В октябре 2013 г он был задержан, в декабре – депортирован.
В апреле 2015 г. из КНДР по обвинению в организации заговора и пропаганде под прикрытием гуманитарной деятельности была депортирована американская кореянка Сандра Со, которая на посещала страну на протяжении 20 лет. В информации, распространенной по северокорейским каналам, говорится, что во время "гуманитарных визитов" она, в частности, осуществляла секретную видеосъемку материалов негативного содержания, которые потом "использовались в пропаганде против КНДР" . Как сообщил ЦТАК, Сандра Со признала противозаконность своих действий и принесла извинения, после чего компетентные органы ограничились ее высылкой .  Внешняя картина похожа, но итог совершенно иной. 
Еще один характерный пример – судьба 21-летнего студента Чу Вон Муна, который незаконно пересек китайско-северокорейскую границу и попал на территорию КНДР 22 апреля 2015 года . Будучи верующим протестантом, с 2001 проживавшим в США, Чу, по его словам, "хотел, чтобы его задержали", желая таким образом подстегнуть определенные процессы, - ведь Америка не бросает своих граждан и будет готова защитить их любыми средствами.
То, что перед нами мечтатель, а не шпион, стало понятно сразу, и уже в конце сентября  в Пхеньяне провели получасовую пресс-конференцию, во время которой Чу Вон Мун произнес заранее подготовленную  речь, в которой «осознал и извинился». Позднее в интервью телеканалу CNN Чу высказал желание "показать миру, что обычный студент, который незаконно оказался в КНДР, благодаря доброй воле властей Северной Кореи сможет вернуться домой целым и здоровым".
5 октября 2015 года КНДР передала Чу южнокорейским властям.  По мнению представителей Юга, это было сделано, чтобы снизить критику по поводу нарушений прав человека. Однако теперь Чу Вон Муну может грозить тюремный срок у себя на родине  -  несанкционированное посещение Северной Кореи запрещено Законом о национальной безопасности.

Tags: мордор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments