Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Наживка цап!

Знак, План и Кайрос

Впрочем, нужен окончательный тест, и Артемий решает проверить все на себе. Если магия есть и работает, пусть он получит своего рода знак в лице первого, что бросится ему в глаза. Того, что он сам сможет истолковать как своего рода знамение или вещий сон. Артемий подходит к окну и первое, что он видит – недавно установленный биллборд с надписью «Симаун – М». Некое агентство недвижимости взяло в качестве названия экзотическое и звонкое имя.
Но для Артемия слово «Симаун», точнее Симоун,  имеет строгую коннотацию еще с детства. Персонаж романа Хосе Рисаля, полное содержание которого он уже не помнит. Однако концепция революционера, тайно вернувшегося из эмиграции под видом иностранного ювелира, который становится советником губернатора и, усиливая гнет, стремится таким образом вызвать народное восстание, запала тогда ему в голову.
И В ЭТОТ МОМЕНТ НАШЕГО ГЕРОЯ ОХВАТЫВАЕТ ЧУВСТВО ИЗУМИТЕЛЬНОЙ ЯСНОСТИ И ПОНИМАНИЯ СВОЕГО МЕСТА В МИРЕ.
Точнее, внезапно  приходит озарение и все словно складывается в идеальную головоломку.  Здесь и сейчас он находится в уникальном положении, будучи способным управлять  нужными процессами и корректировать ход событий с минимумом ресурсов и сил.
• Уже не испытывая каких-либо симпатий к Ктиниди, он видит, что его действия  создают классическую революционную ситуацию, когда через некоторое время против него готовы выйти «и пионеры, и пенсионеры». 
• При этом Ктиниди неограниченно доверяет Артемию, что дает ему неограниченный доступ к губернатору и возможность корректировать его действия, направляя их в нужную сторону. Да, для нынешней власти именно он – Симоун.
• Есть группа людей, потенциально способных стать руководителями новой России. Да, с ними еще нужно работать, но в главном они правы. 
• К тому же эта группа обладает «уникальным и некомпенсируемым ресурсом» в лице магии, которая, похоже, действительно работает. Они будут раскачивать лодку при помощи магии с тем, чтобы доведенные до отчаяния люди, наконец, вышли на улицу. Уж если они хотят заниматься этим, а не политикой, пусть колдуют.
• Есть деньги корпорации, достаточные для того чтобы финансировать нужные проекты.
• Есть группа отморозков, завязанных только на Артемия и не связанных ни с кем кроме него – те, кто выполнит любой его приказ.
Вот он Шанс стать не наблюдателем, а участником большой игры! Тем, кто двигает фигуры на большой доске политики. И план действий тоже ясен чуть ли не до мельчайших деталей.  Сначала, используя отчасти магию, отчасти – свое влияние,  он доведет ситуацию до кризиса. Конечно, рано или поздно действия Ктиниди приведут к серьезным выступлениям против него, но пока революционной ситуации нет. Однако Артемий уверен, что при желании он легко разогреет проблемы до критического уровня, а затем использует народное недовольство для того чтобы выступление против губернатора превратилось в сепаратистский мятеж с последующим отделением  области от РФ и вводом в Кинополь европейских миротворцев.
Артемий не замечает, как накручивает себя, и ему начинает казаться, что и разговор с лордом был неспроста. Люди такого плана умеют просчитывать ситуацию на несколько ходов вперед и похоже, что предложение провести полевое исследование было сложной формой зондирования, и лорд фактически намекнул ему на возможность осуществления всего того, о чем они разговаривали за чаем. А значит, в случае успеха  помощь Европы вероятна.
А Самое интересное в том, что, как бы ни развернулась ситуация, любое развитие событий будет ему выгодно. 
Если  «восставший народ» провозгласит отделение Кинополя от РФ,  и это будет сопровождаться евролиберальной программой ценностей,  в нынешней политической ситуации, после Украины, власть не осмелится пойти на жесткие меры из необходимости сохранить лицо. Новый Тяньаньмэнь с массовыми жертвами больно ударит по Путину. Большой крови российская власть испугается. 
И тогда в отличие от Бжезинского, который больше говорил, чем делал, он, Артемий Лось, действительно может стать человеком,  который сумел отделить от Российской Федерации кусок исторической России, способный стать ядром  русского национального государства в составе белой Европы. 
При этом личной власти в новой России Лось, конечно же, не получит ибо не хочет. Он с удовольствием передаст все административные дела «Бастиону», став даже не столько серым кардиналом за серыми кардиналами,  сколько человеком, который всю свою последующую жизнь будет  пребывать в тени обретенной славы.  Просто потому, что пока другие говорили, ему удалось сделать.

Если революция начнется, но все-таки будет подавлена, потому что власть все-таки пойдет на большую кровь, на фоне пост-украинского кризиса это вызовет новые санкции и целый ряд иных последствий, способных расшатать путинский режим изнутри. И главное – новость о том, что такой мятеж хотя бы теоретически возможен, станет искрой, из которой пламя разгорится, вероятно, уже в Москве.
И в этом случае Артемий точно не проигрывает.  В конце концов, он честно может сказать, что у него все равно получилось больше, чем у других.  А если сравнить денежные и прочие затраты с тем, сколько серьезные люди потратили на организацию цветных революций в других регионах (и где это вообще ничем не кончилось),  то получается, что он многого достиг, затратив неизмеримо меньше.  Из этого вытекают два следствия.  Первое – «дайте больше денег, будет лучше результат»,  второе – то, что такой громкий пример в любом случае серьезно подорвет стабильность путинизма и покажет национально ориентированным русским, как и в каком направлении они должны действовать для того, чтобы получить независимость.
И, что важно, как только он понимает свое место в этом спектакле, сидящее у него в мозгу ощущение «Отпусти меня, чудо-трава!» пропадает. Более того, приходит долгожданное ощущение радости и активности – «боровик нашелся, первый шаг сделан, и можно развивать успех».
Артемий начинает прописывать подробный план того, как это должно произойти, и Кайрос дает ему силы и ясность видеть себя даже не Техником, а сценаристом,  который пишет историю о первом национально ориентированном выступлении, лишенном всех родимых пятен националистов. Он уверен, что его способностей хватит на то, чтобы так раскрутить воронку событий, чтобы каждый сыграл в этой истории предначертанную роль.

Нет, Артемий не кидается в омут с головою: пару часов спустя, когда эйфория несколько снизилась, он еще раз пытается проанализировать ситуацию – и не видит каких-то концептуальных препятствий, которые помешают ему осуществить задуманное. Потому что находящаяся в распоряжении Бастиона черная магия, - это ресурс, который дает некомпенсируемые преимущества. Магическое действие неощутимо и, главное, - недоказуемо. Даже если власти что-то поймут, они не смогут предъявить Бастиону или ему каких бы то ни было обвинений. А если они ВДРУГ это сделают, то Артемий представляет, какими будут заголовки любой демократической прессы, бичующей путинскую Россию, которая докатилась до обвинений в колдовстве.
В конце концов, если политика – это искусство возможного, то хороший политик доложен уметь обращать в свою пользу любые возможности, даже если они кажутся абсолютно бредовыми. А если рассмотреть ситуацию с точки зрения теории слабых взаимодействий, то как хороший политолог, аналитик, советник губернатора и специалист по цветным революциям, он достаточно хорошо понимает систему изнутри, чтобы видеть все ее уязвимости и понимать «какой именно гвоздь надо украсть из кузницы». А магия дает ему и «невидимую иглу», укол которой незаметнее, но острее обычного.
Конечно, Артемий задает себе и вопрос «не жалко ли тебе..». Но ответом является известная задачка из «курса про справедливость», гДе предлагается «бросить толстяка на рельсы, чтобы вагонетка не задавила детей». Кто ему Ктиниди? Он не либерал (в том понимании, которое важно для Артемия), не оппозиционер (не отобрали бы бизнес, мог стать губернатором и как «эффективный менеджер») и не обладатель достойных личных качеств. А что касается сопутствующих потерь, то а) на войне они бывают всегда б) непонятно, сколько их случится, если ничего не делать и оставить все как есть, - возможно, больше в) он не превращается одномоментно из фанатика в циника и постарается максимально снизить их число в рамках стратегии ненасильственных действий.

Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments