Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

магоэкономика, часть 2

Вопрос о платежных средствах
Очнее, о том,  что является реальной ценностью в фантастическом мире, где при определении этой ценности мы можем столкнуться с гораздо большим уровнем произвола. Ибо если у нас есть «звездная кузня», которая способна производить линкоры из вакуума, цена, в лучшем случае, определяется временем за которое можно построить линкор. Именно поэтому, не стоит придавать слишком большое значение расчетам о том, «сколько стоит поднять зомби» или «насколько уничтожение Звезды смерти подорвало экономику Темной империи». Эти расчеты касаются не столько экономики, сколько ограничения возможностей магии: если для каждого поднятого зомби тебе нужен редкий драгоценный камень, некрокоммунизм, конечно же, отменяется.

Итак, что может быть универсальным платежным эквивалентом. К сожалению, классические представления об экономике фентези по-прежнему говорят о золотой монете как основном платежном средстве. Но сохраняют ли функцию универсального платежного средства золото или драгоценные камни, если алхимическое искусство превращать графит в алмаз, а свинец в золото, не отличимое от настоящего, довольно-таки сильно распространено? И как, скажем, повлияет на его курс победа над древним красным драконом, после которой гора золота, на которой он спал, одномоментно вернется в оборот? Надеюсь, аудитория помнит историю про «испанское золото».
(в сторону: дракон на горе золота – классический штамп, но если представить себе подобную подушку для ящера средних размеров, она получается с Форт-Нокс, и автор пока не понимает, откуда в мре столько золота и/или как долго копятся подобные горы).
На наш взгляд, в таком случае в нише золота может оказаться что-то иное, соответствующее критериям редкого, неизменяемого и сложноподделываемого платежного средства. Зубы демонов, человеческие души, и прочая экзотика, вплоть до жесткого варианта общества условных дроу, где страдание рабов конвертируется темными кастерами в материальные блага.
А золото или драгоценные камни оказываются в нише бумажных денег и могут быть подвержены эмиссии, инфляции и т.п. Для тех, кто не очень хочет заморачиваться сложными моделями, такой вариант может оказаться хорошим методом моделирования.
Еще один вариант платежного средства может быть связан с постапокалиптическим вариантом, когда в нише находятся вещи, аналогичные консервам или патронам, абы не вообще не топливу или питьевой воде. Если в мире существуют кристаллы, которые являются основным источником магического топлива для заклинания (твердой маной), они вполне могут стать платежным средством как минимум среди магов, которым эти кристаллы нужны и которым есть на что их тратить.
Это, кстати, позволяет продумать нам вариант аналога биметаллической системы, когда не-маги в своих расчетах пользуются золотом, а маги – кристаллами. Также можно представить, что параллельно с магами отдельно существуют некроманты, которые заключают в камни человеческие души и торгуют ими с магами, демонами или друг с другом.

Заметим, что и в современном мире есть разные экономические модели, где материальное воплощение валюты необязательно. Например, модель раздаточной экономики, которая основана на тратах и клятвах, когда человек, устраивающий пиршество, одаряющий гостей и накрывающий поляны, таким образом, конвертирует потраченные ресурсы в лояльность и уважение. И в качестве платежного средства на самом деле оказываются своего рода услуги или благодеяния – ты облагодетельствовал или помог человеку, а он в определенном случае окажет тебе сравнимую по объему услугу или серию услуг.
Безденежная экономика была, например, описана у кзинти. Там, когда патриарх берет у ремесленника дорогой меч, он как бы расплачивается с ним уважением. Статус ремесленника, чьим мечом пользуется сам патриарх, возрастает, и он может частично тратить это уважение, приобретая у других ингредиенты для того, чтобы делать другие хорошие мечи.

Торговля и финансовые обязательства.
В мире, где водятся драконы, торговые операции могут оказаться гораздо более рискованным предприятием, но разница между драконом или местным феодалом-разбойником скорее количественная, а не качественная. Купец все равно должен переносить товар, который дает героиновую прибыль для того, чтобы не остаться внакладе.
Магическое влияние на торговые операции может проявляться в следующем. Во-первых, при существовании в мире ветки крафтерских заклинаний от возможностей создавать предметы до простейшего заклинания, которое реставрирует одежду или склеивает разбившиеся черепки, срок службы товаров бытового назначения может быть значительно больше, а возможность их производства или ремонта – повсеместной. Теоретически, это дополнительно пестует развитие экономики роскоши, но есть одна проблема.
Таковая связана с тем, что (это уже во-вторых), даже в обычном традиционном обществе, с учетом его корпоративности и неравенства, кошелек не открывает ВСЕ двери. Некоторые вещи просто нельзя купить за деньги, сколько бы их не было. А учитывая, что в фантастическом мире социальная стратификация может дополнительно подкрепляться любым из четырех параметров мира фэнтэзи, возникает интересный вопрос о том, кто и на что может тратить деньги с максимальной пользой.
Так возникает очень интересный вопрос о том, что может быть предметом оборота, если значительная часть обычных товаров либо производится магическим образом, либо не настолько кому-то нужна. Илья предлагает концепцию, при которой в экономике высокомагического мира существует рынок так называемых «сингулярных товаров», но об этом немного позднее.
В-третьих, при наличии в мире телепортации или возможности передавать предметы через пространственные карманы, торговля становится более безопасным занятием даже несмотря на наличие в мире драконов, и, более того, поставки товаров и оплата за эти товары происходит со скоростью, опережающей даже современные электронные расчеты. Насколько это повлияет на развитие кредитно-финансовой сферы – интересный вопрос.
В-четвертых,  на банковское дело мира фэнтези в той или иной мере влияет целый ряд магических феноменов.  С одной стороны, разнообразные гейсы и сигилы позволяют создавать аналогии электронных подписей или накладывать на участников договора кармические обязательства, что обеспечивает б0льшую безопасность денежных транзакций. С другой стороны, наличие в мире иллюзий, ментального контроля и т.п., открывает больше возможностей для мошенничества с магической накачкой.
Потому отметим, что после появления первой биржи реального мира, большинство приемов как мошенничества, так и контрмошенничества, появились в течение одного-двух поколений. А значит, там, где магия и экономика Давно идут рука об руку,  как наложение на финансовый документ магической клятвы, проклинающей нарушителя, так и возможность подписать подобный договор на выгодных условиях, предварительно запудрив партнеру мозги при помощи магии, вполне могут учитываться с точки зрения прецедентного права или выработки мер предосторожности. Ибо если заклинание «золото для дураков», эффект которого аналогичен  иллюзорным червонцам из Мастера и Маргариты, придумали не вчера, расчеты в крупных суммах могут происходить в зоне безмагии либо на червонцы сперва скажут заклинание Определения Иллюзии.
Некоторые моменты вообще заставляют лезть в магические основы мира. Вот вопрос: как выглядит игра на бирже при распространенности в мире предсказательной магии (яблочко, яблочко, покажи мне курс доллара через неделю).  Обычные законы рынка отреагируют на такое понятным образом, а автор  видит чисто теоретический вопрос о том, как именно работает предсказательная магия с точки зрения видения будущего. Одно дело, если оно показывает наиболее вероятное развитие событий на момент гадания и будущее, на самом деле, является многовариантным. Другое дело, если она указывает на предначертанное судьбой и результат нельзя изменить каким бы то ни было образом.
Зато мы придумали интересную нишу для банка магических предметов, который превращается в своего рода «антиломбард». Принимая на хранение те магические предметы высокоуровневых групп приключенцев, которые не нужны им прямо сейчас, он выдает эти ценные шмотки в кредит менее продвинутым партиям и принимает в качестве оплаты за это какую-то часть тех сокровищ, которые будут добыты с помощью кредитованного оборудования.

Не менее интересный вопрос связан с «третьим сектором». Поскольку при определенном уровне распространенности магии или типов магии, рынок магических услуг будет распространен не меньше, чем в нашем мире. И заметим, что подобное, например, может изменить образ мага или социальную роль мага, который может оказаться не только в нише боевого чародея, но и в нише электрика, который периодически ходит и подновляет заклинания магического света, или дезинфектора, уничтожающего при помощи малой некромантии крыс и тараканов.
Кто и как будет контролировать рынок магических услуг? Соответствующие организации магов или священников, или какие-то иные торговые структуры, притом, что данный рынок, скорее всего, может быть весьма распространен, особенно в мирах типа ДД-шного.

Tags: рпг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments