?

Log in

No account? Create an account
Онлайн-дневник Маккавити

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

February 29th, 2016


Previous Entry Share Flag Next Entry
08:52 am - На пороге второго акта

 

Артемий в ожидании Знака

Нельзя сказать, что Артемий – профессиональный подрыватель устоев, который изначально прибыл в Россию с целью устроения сепаратистского мятежа.   Мы делали его таким в ранних версиях,  но отказались, как минимум когда стало понятно,  что это история про ближайшее будущее.

Также нельзя сказать и то, что столкновение с российской действительностью сдвинуло крышу талантливому политологу и ввело его во искушение.  Изначально картина мира Лося была абсолютно рациональна.  В ней нет места ни существованию магии, ни, тем более, мыслям о том, что магическое воздействие можно использовать в политических целях.  

Но трещины в картине мира начинают колебать ее, и он начинает допускать существование мистического опыта. Он не сказал магии «да»,но не сказал и «нет». Данный фактор, безусловно, нельзя описать в книге по политологии, но Артемий ловит себя на том, что сама по себе идея магического воздействия на политические процессы на самом деле поселилась в его голове задолго до встречи с Бастионом. В детстве он читал довольно много фантастики, советской и не только. В том числе «Конец вечности» Азимова, где его привлекло то, что когда-то для себя он определил как «теорию слабых взаимодействий». Именно так работали у Азимова те, кого называют Техниками. Производя совершенно пустячные или незаметные действия, они, тем не менее, вызывали комплекс последствий, который проводил к совершенно поразительным результатам. Вот, собственно, известный стишок в тему, который Артемий учил в школе на английском, и, потому, запомнил с детства:

Не было гвоздя – подкова пропала,

Не было подковы – лошадь захромала,

Лошадь захромала – командир убит,

Конница разбита – армия бежит,

Враг вступает в город, пленных не щадя,
Оттого, что в кузнице не было гвоздя.

Теория слабых взаимодействий позволяет, выбрав нужное время и место, при минимальном усилии достичь максимального эффекта подобно тому, как укол в акупунктурную точку может повлечь последствия для здоровья или небольшой заряд в точке напряженности обрушить большое строение или мост. Конечно, на самом деле это весьма сложный процесс, так как перед тем, как заложить заряд или воткнуть иглу, ты должен обладать совершенным знанием системы и проходящих в ней процессов. Только тогда ты можешь действительно определить ту точку, в которую надо нанести удар.

Но, изучая историю цветных и не только революций, Артемий видит, как часто именно случай, а не «хорошо спланированный умысел», катализировал процесс. И когда он первый раз испытал Кайрос, он сравнивал себя именно с техником у Азимова, который случайно спер из кузницы именно ТОТ гвоздь.

Одновременно Артемий понимает, что в разговоре с Чежовым о своем месте вокруг Ктиниди он не был искренен полностью. Да, он рационально  объяснил, почему наблюдателем быть выгоднее почти со всех точек зрения, но этим он убеждал не только его, но и себя, изгоняя крамольную мысль о том, что он может стать чем-то большим, чем просто наблюдатель.

Ведь Артемий человек очень деятельный и очень искренне верующий в свет либеральных ценностей в их не-российском понимании. Как человек, больной протестантской этикой, он абсолютно естественен и бескорыстен в своем желании «принести свет миру». Для него это своего рода миссия, ради которой он не побоялся, например, спорить с Корифеем. Так что ему хочется внести свой вклад в распространение демократии, и хочется доказать, что его теории верны: как представление о национализме, так и зреющие мысли о том, как именно может произойти перемена к лучшему.

Но для этого, возможно, надо выйти из роли наблюдателя. Более конкретно работать с молодежью, благо к нынешнему времени, Артемий стал  в университетской/ студенческой среде своим человеком. Не спонсировать, но просто рассказывать им о том, как выглядит гражданское общество, выдавая им полезные инструменты. Подталкивать Бастион к активной политической деятельности вне их уютного мирка, а не только к занятиям эзотерикой, которая начинает занимать все большее место в их разговорах по сравнению с политикой (не сказать, что Артемию это нравится). Перебороть себя и попытаться что-то объяснить губернатору: не сейчас, когда он точно неготов слушать, но после кризиса, когда он поймет, насколько был неправ насчет торсионных полей и на волне этой неправоты сумеет воспринять программу действительно либеральных преобразований.

Все это, конечно, весьма сложно и опасно, потому что именно этого от него ждет ФСБ, плюс с точки зрения научной этики это «подкручивание результатов чистого эксперимента». Да, можно оставаться в стороне и стричь купоны для Бхадра Ко, но смотреть спокойно на то, куда ведет город курс губернатора и как вместо позитивного примера успеха оппозиционера во власти всё явно сдвигается в торсионный мрак (и черт знает, куда еще может занести Ктиниди его невежество и отношение к людям) он не может. Для него это такая же реакция «защиты слабых», которая проявилась в истории с Мартом и в истории с троллем.  

 

А еще все время, с момента начала общения с Бастионом он находится на какой-то необычайно позитивной эмоциональной волне. Этот позитив складывается, как ему кажется, из трех ощущений.

Во-первых, определенное «предчувствие чего-то важного» -  когда в детстве ты ищешь грибы и чувствуешь, что желанный большой боровик вот-вот обнаружится под кустами.

Во-вторых, чувство эйфории отчасти напоминает то, что он помнит по прогулкам по майданам в Тбилиси или Киеве, когда он «дышал воздухом свободы».

В-третьих, по его собственному ощущению, он не просто находится в эпицентре возможных событий, но делает или вот-вот сделает нечто очень важное для всего мира. Или, что в грядущем повороте событий, который сейчас произошел или вот-вот произойдет, есть определенная доля твоих усилий.

Автору это ощущение  знакомо, поскольку оно его посещало в нескольких моментах, например, когда разрешение очередного околокорейского и межкорейского кризиса, как минимум, с точки зрения умаления напряженности или предотвращения большой крови происходило на какую-то малую толику и благодаря проделанной им информационной и аналитической работе.


(Leave a comment)


> Go to Top
LiveJournal.com