Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Артемий и Март

   Разрешение отправиться в Россию Артемий получает легко. Как обычно, он входит к Марту без доклада, и находит его в несколько подавленном настроении.

У него снова была стычка с остальными членами совета директоров. Более того, они используют их дружбу как повод для давления  - ряд членов совета полагают, что отдел Артемия можно сократить. Компания не собирается начинать новые стратегические проекты, сосредоточившись на начатых при Абрахме, так что непонятно, насколько нам нужен отдел, занимающийся разработкой чего-то кроме того, чем Бхадра занимается сейчас. Только то, что решение по этому вопросу в свое время было утверждено еще его отцом, удерживает совет от более жестких действий, но дамоклов меч продолжает висеть где висел. Возможно, от Артемия потребуют гораздо более жёсткой отчётности и контроля.

   Здесь, пожалуй, нам стоит подробнее рассказать о Марте.  С одной стороны, добрый и мягкий по натуре паренек получил от отца весьма жесткое воспитание, сводящееся к тому, что как член высшей касты и сын столь уважаемого отца, он обязан вести себя как европейский индус-бизнесмен, одновременно исполняя целый комплекс норм, положенных человеку совсем традиционного общества. Узы долга (точнее, социальные обязательства) скручивают его в бараний рог, местами требуя взаимоисключающего поведения.

С другой, уроки Артемия не прошли даром, и юный индус вырос человеком острого ума, больших способностей и настоящих либерально-демократических взглядов. Это частично открыло ему глаза на проблемы Бхадра Ко. Точнее, он увидел проблемы там, где их не видел никто: компания исчерпывает свой потенциал для дальнейшего развития.

   Из-за этого Март многого не понимал в деятельности отца. Почему он тратит деньги не на НИОКР, а на бессмысленные статусные мероприятия; почему выжимает из подчиненных все соки вместо того чтобы, скажем, обеспечить своих работников соцпакетом, после которого у них  возрастет и лояльность, и возможности;  почему несмотря на расовую ненависть к англичанам,  он ведет себя   как классический британский колонизатор.

   Марту необходимость перемен казалась естественной как воздух, однако, как и большинство родителей такого типа, Абрахма видел в Марте лишь клон себя, и желал слушать его  рацпредложения крайне редко. Последнее принятое им предложение, правда, касалось Артемия:  Март считал своего преподавателя аналитиком от бога и хотел предложить отцу, чтобы тот взял его на работу.   Решение было принято в день смерти Абрахмы и потому не встретило сопротивления, - остальные члены правления восприняли ее не как инициативу Марта, а как волю его отца.

   Однако дальше разговор не заладился, поскольку в тот день Март набрался храбрости и хотел поговорить с отцом о том, что он не желает быть его двойником и что его претит от ряда необходимостей, включая необходимость демонстрировать мужскую силу или как можно скорее вступить в брак с выбранной отцом женщиной.  Отец наорал на него, заявил, что он должен продолжить род, что это долг не только перед отцом, но и перед всей семьёй, родом и кастой, а потом чуть ли не ультимативной форме потребовал, чтобы Март вместе с ним изнасиловал очередную девушку.

Март вышел из комнаты, не выдержав прессинга, а несколько минут спустя  услышал страшный крик отца. Вбежав в комнату, он увидел только окровавленное тело и разбитое окно. Теперь мысль о том, что если бы он тогда повёл себя иначе, отец был бы жив, ест его очень сильно, и он считает, что своей смертью отец окончательно вынудил его исполнять долг семьи Бхадра.

Что было потом, мы знаем. Март в одночасье оказался изгоем и все те, кто общались с ним только как с сыном его отца, немедленно превратили это делать.  Медиа-шум был таков, что notoriety спровоцировало руководство школы на «персональное дело» («правда это или нет, имеет меньшее значение, но мы не можем держать у себя студента, чья репутация бросает тень на все учреждение»), но благодаря Артемию Марту дали закончить последний курс.

Вступление Марта в права председателя совета директоров заняло время, как минимум он должен был доучиться и получить диплом бакалавра. И вот Март наконец занимает место отца, уверенный в том, что новыми методами приведет компанию к процветанию, однако мечты сразу же разбились о реальность. На первом же заседании совета директоров Марту объяснили, что он обязан продолжать линию отца, потому что для всех служащих компании он не столько Март, сколько сын Абрахмабхадры.

Что проблемы, которые он считает структурными, по мнению остальных лишь временные трудности и не стоит раскачивать лодку. Инновации такого объема требуют слишком больших вложений.  Это неочевидно, но представьте себе, что некто решил добавить в меню Макдональдса некое новое вкусное блюдо.  Идея хороша, но для этого придется заменить пару десятков тысяч кухонь и переучить пару сотен тысяч сотрудников. Улавливаете, почему любая устоявшаяся структура не будет готова к внезапным переменам?

И вообще, у всех есть свои интересы и давно принятые обязательства, а официальный глава компании – первый среди равных, и решения по стратегическим проектам принимаются голосованием. Нет, никто не претендует на ваш статус или пост. Просто не мешайте остальным, а если хотите вести какие-то свои личные проекты – ведите как все. И не скандальте, у вас и так сложная репутация, которая может привести к вопросу о вашей дееспособности в целом.

Март думал, что раз его отец был жестким бизнесменом и вел себя с людьми жестко, то после того, как он будет вести себя мягче, все станут ему благодарны. Но постепенно ему становится понятно, что с таким контингентом надо было вести себя только так, как это делал отец, заставляя всех себя бояться. Более того, для некоторых его мягкость вообще превращается в знак слабости и повод отыграться за унижения отца. А еще он понимает, что такой человек как он, совершенно не приспособлен для того, чтобы руководить компанией в таких условиях. Что он находится не на своем месте, но не имеет права его покинуть. Если он был кем-то ещё, Март бы просто ушел в дауншифтеры или покончил с собой, но он считает, что не имеет на это права и оттого не знает, как ему освободиться из этой ситуации.

Все это он обсуждает с одним из своих немногих друзей. В этом контексте Март отчасти рад отъезду Артемия – так он не будет мозолить глаза совету директоров и вместо сидения в кабинете будет заниматься делом,  изучая Кинопольскую  область как потенциальный рынок для стратегических инвестиций Бхадра Ко.

Артемий тоже считает, что это хороший план. Во-первых, вложения вряд ли будут велики. Во-вторых, в случае успеха медиа-картинка решает больше, чем кажется Марту. Если дело закончится фотографией обновленного города, где рядом с губернатором будут стоять Март  как главный инвестор и Артемий как главный советник (формальный или нет, неважно), все будут знать, чьей стратегии и чьим деньгам этот успех обязан.

В результате предложение направить в Россию представителя на предмет изучения возможности инвестировать в будущий в будущий наукоград и центр альтернативной энергетики было воспринято спокойно-позитивно, потому что теоретически это действительно довольно выгодный проект, не имеющий отношения к тёркам между Бхадра Ко и Газпромом. Артемий может не особо стесняться в представительских расходах, поскольку данное направление считается личным проектом Марта.

   И вот Артемий снова в России, где он не был 17 лет из своих 33-х. Полетит ли он прямо в Кинополь, или проведет пару дней в Москве, я пока не знаю, ибо московские впечатления должны лишь подчеркнуть те особенности позднепутинского режима, которые мы уже не раз задевали. Напомню лишь, что за два года альтернативного настоящего режим Путина стал напоминать не столько современного Путина, сколько современного Лукашенко.  Вплоть до разгона «молчаливых демонстраций» или непонятных перфомансов, в которых антипутинскую тему можно разглядеть, только если хорошо понимать что автор имел в виду.

Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments