Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

 А далее вопросы лорда касаются политических взглядов Артемия и вопроса о том, можно ли считать его русским националистом. Артемий же использует этот вопрос для того, чтобы пояснить, каково его понимание нации и его понимание русских.
 Он считает русских цивилизованным народом, аналогичных европейцам в имманентной склонности к цивилизации и западному пути. Благодаря чему русские, в отличие от каких-нибудь банту или среднеазиатов (у которых вместо демократии получается хорошо если трайбализм) безусловно способны построить у себя подлинно демократическое государство, не впадая в карго-культ.
  Однако основой европейской цивилизации он считает нации, которые появились достаточно поздно (в ходе национальных революций 19-го века, начиная с Французской). Его национализм воспитан идеями 19-го века – что по умолчанию в мире имеются только народы и короли, которые правят территориями разных народов, но с появлением буржуазии происходит революция и формируются нации – сообщества богатых горожан, которые кровно заинтересованы в развитии подведомственных государств. Его демократия – это возможность нации осуществлять свою власть.
В России же таковой национальной революции ещё не было – Февральская, которую он ставит выше Октябрьской,  была скорее государственным переворотом, а приход к власти коммунистов ознаменовал возвращение к формам азиатского/ордынского деспотизма. 
История позднего Союза и России тоже выглядит для него именно верхушечной грызнёй: сначала под себя всё подмял клан Горбачёва, портом случилась битва между хунтой Ельцина и хунтой Хасбулатова, а в конце концов из ельцинской хунты вылупилась путинская, которая и находятся у власти. В результате русской нации до сих пор нет, олигархи расхищают природные богатства, а текущая власть – это просто хунта.
Но национальная революция неизбежна, потому что с временным лагом в 70 лет в России происходит то же, что в остальной Европе после войны. Оттого он предполагает относительно  бескровный приход демократов, как в Испании-1975.  Он уверен, что как раз сейчас в стране вызрело гражданское общество, чей идеологией являются и демократия, и национализм. В отличие от Корифея он не противопоставляет эти понятия.
  Впрочем, идеальная Россия видится Артемию чем-то вроде Евросоюза – конфедерацией небольших государств, лишенной громоздкого центрального бюрократического аппарата. Настоящее же положение России он считает пережитком имперских времен – на территории есть прямо антинациональные регионы. Поэтому не будет трагедией, если Россия даст горцам жить самим по себе, аналогично как Англия отказалась от Ирландии.
  Дальше  дебаты  начинаются  вокруг понятия «мультикультурность», поскольку Артемий считает, что ни в России, ни в Европе эта политика себя не оправдала:  мигранты не интегрируются в общество страны пребывания, а, наоборот, противопоставляют свою культуру  местной, что вызывает напряжение. При этом ситуация в России лучше, чем ситуация в Европе, поскольку  в российских городах нет мигрантских кварталов, на территории которых фактически действуют свои законы. Артемий не приравнивает  мультикультурность и ксенофилию,  но полагает,  что изначально мультикультурность была рассчитана на белых мигрантов в США, у которых хватало базисно общего в культуре.
Лорд интересуется, что Артемий думает про цветные революции и их итоги. Украина за счёт Майдана  продвинулась к формированию своей нации, тяжело преодолевая издержки советского наследия, а Грузия, ввиду отсталого патриархального общества, осталась где была. Ведь грузины не европейцы, в отличие от русских.
Лорд задает провокационный вопрос: «А если Шотландия вдруг решит отделиться, что вы на это скажете?». Артемий не против. Он считает, что шотландцы – безусловно, европейская демократическая нация. Новое государство, безусловно,  останется в Евросоюзе и не превратится в тоталитарный режим.

Тут лорд внезапно меняет тему и заводит с Артемием разговор о его нынешней работе, аккуратно вскрывая все те проблемы, с которыми Артемий сейчас сталкивается.
Что быть в подчинении у младшего друга ему тяжело, - Артемий не готов принять статус Марта как босса, продолжая воспринимать его как бывшего студента и человека, который перед ним в долгу. Рано или поздно это станет проблемой.
Что в компании его воспринимают только как близкого друга Марта, занявшего такой пост в качестве синекуры, и что бы он ни делал для развития компании, эта оценка не сменится.
Что экономика и международные финансы не его точка приложения – по своей натуре он аналитик- политолог, и весьма талантливый. Именно потому он так заинтересовал лорда.
Что высокую зарплату хочется отрабатывать делами, а интерес к продвижению демократии не угас.

- Да, из вас может получиться очень серьезный политолог. Ваши взгляды вызывают интерес, но они нуждаются в серьезных доказательствах.  Почему бы вам не отправиться в Россию, не собрать там материал и не написать книгу, которая бы расставила все точки над i. 
Тем более, что сейчас есть интересный прецедент.  Один из лидеров оппозиции, убежденный западник,  назначен губернатором одного из тех регионов, который, по-вашему, является одним из островков русского национального самосознания.  Судя по тому, что известно о нем западной прессе, Иван Ктиниди – энергичный политик и сторонник евроинтеграции,  старающийся создать в регионе зону высоких технологий. Отправляйтесь туда, принесете пользу и корпорации, и себе.
  Вот ваш шанс заработать имя. Корифей пользуется авторитетом, но не везде. Во власти есть силы, которым ваши идеи могут быть очень интересны. Кто-то уже сейчас сказал бы, что они могут определить лицо будущего, но пока вы никто и должны поскорее стать кем-то. Это можно сделать, когда у вас появится профессиональная репутация ученого, у которого  есть и серьезные исследования, и сбывшиеся прогнозы.  Без этого вторым Бжезинским вы станете хорошо, если лет через 15, если Корифей и его клика вас не съест. 
 

Tags: Кайрос
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments