Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

http://remch-ch.livejournal.com/1029808.html
...К 1949 году (то есть всего за один месяц с момента принятия) по данному закону было арестовано порядка 30 тысяч человек; лица, подозреваемые в пособничестве коммунистам, выступали обвиняемыми в 80% всех судебных дел; в первый год действия закона по нему было осуждено 188 621 человек. Благодаря этому закону властям удалось отправить за решётку огромное количество противников действующего режима и сочувствующих им.
По «Закону о национальной безопасности» неугодных правительству лиц регулярно сажали в тюрьму за действия, на самом деле не представляющие никакой угрозы безопасности страны: начиная от одобрения режима КНДР в личном разговоре, заканчивая выдвижением своей кандидатуры от оппозиции на выборах. Заметим, что главным доводом в поддержку того, что «Закон о национальной безопасности» действительно нужен, всегда выступала необходимость защиты от угрозы со стороны Северной Кореи. На деле же закон, который официально преподносился как способ защиты южнокорейского демократического государства от происков грозного авторитарного северного соседа, превратился в идеальный репрессивный инструмент.

Наиболее критикуемой частью закона является 7-я статья второй главы, по которой предусмотрены санкции относительно лиц, сочувствующих антиправительственным организациям или одобряющих их действия. Так, одобрение действий антиправительственных групп карается лишением свободы на срок до семи лет, а за вступление в одну из таких групп полагается лишение свободы на срок от одного года. Лица, распространяющие ложную информацию, угрожающую общественному спокойствию, могут быть подвергнуты лишению свободы на срок от двух лет. Именно по этой статье чаще всего отправлялись в тюрьму противники действующего правительства, неугодные властям лица и участники антиправительственных демонстраций.

Попасть за решётку можно даже за высказывание одобрения в интернете касательно какого-нибудь оппозиционного митинга или сочувствия Северной Корее. Например, в 2012 году один молодой южнокореец в соответствии с «Законом о национальной безопасности» был приговорён к десяти месяцам лишения свободы за ретвит северокорейского пропагандистского сообщения. Хотя в последние годы «Закон о национальной безопасности» применяется не столь часто, как в период военных диктатур, он до сих пор остаётся репрессивным инструментом в руках южнокорейских властей. В 2013 году по нему были отправлены под суд 102 человека, большинство из которых, как можно догадаться, являются оппозиционными активистами. В последние годы также ужесточилась интернет-цензура: в 2013 году было заблокировано 39 296 ресурсов, большая часть из них в соответствии с «Законом о национальной безопасности».

По индексу демократии, составленному Economist Intelligence Unit, в 2012 году Южная Корея занимала 20-е место и классифицировалась как «полноценная демократия». Жители Южной Кореи действительно обладают электоральной свободой (хотя периодически всплывают истории о фальсификациях на выборах) и всеми основными правами человека. Здесь не ставится под сомнение и право граждан на организацию собраний, шествий и демонстраций — каждые выходные кто-то выходит на митинги перед мэрией Сеула: корейцы устраивают их по любому поводу (хотя в прошлом году был зафиксирован силовой разгон протестующих против бездействия властей во время катастрофы с паромом «Севоль», но это, скорее, исключение из правил).

Южнокорейская пресса также является достаточно свободной. Но всё это до тех пор, пока речь не идёт о КНДР или о существенной угрозе действующей власти. Можно сказать, что у граждан Республики Корея практически отсутствует доступ к информации о КНДР, помимо той, которая соответствует официальной позиции государства, а за распространение другой точки зрения на вопрос межкорейских отношений можно получить реальный срок по «Закону о национальной безопасности». В годы военных диктатур осуждённых и даже просто подозреваемых в нарушении этого закона нередко пытали в застенках местного ЦРУ. Сейчас таких зверств, конечно, нет, но закон по-прежнему служит инструментом подавления несогласных с правительством и президентом. То, что Южная Корея — процветающая демократия, — миф, навязанный нам западными СМИ. Если хорошенько приглядеться, становится очевидно, что о полноценной политической свободе граждан здесь говорить пока не приходится.

Свобода в интернете — ещё одно слабое место южнокорейской демократии. Республика Корея известна своими инновациями в этой сфере — главным антидостижением страны является, пожалуй, принятый в 1995 году «Акт о бизнесе в сфере телекоммуникаций», ставший первым в мире законом о цензуре в интернете. В рамках него был создан Комитет по этике в области интернет-коммуникаций, задачей которого было находить и рекомендовать к удалению «ненадлежащий» контент. В первые три квартала 1996 года по требованиям Комитета было удалено порядка 220 тысяч материалов. В 2002 году закон был пересмотрен, Комитет получил более широкие полномочия, другие ведомства также получили право осуществлять надзор в интернет-сфере.

Начало 2000-х было ознаменовано увеличением числа самоубийств из-за оскорблений в интернете, поэтому правительство проводило курс на усиление цензуры. В 2008 году после прихода к власти консерватора Ли Мён Бака вместо Комитета по этике была создана Корейская комиссия по коммуникационным стандартам (КККС), чьей основной функцией является как раз цензура в интернете — вон он, южнокорейский Роскомнадзор. В 2009 году был принят закон о том, что владельцы сайтов с более чем 100 тысячами посетителей в сутки обязаны требовать от пользователей указывать свои реальные имена и ID (по сути, номера паспортов). Однако 2012 году Конституционный суд Республики Корея признал этот закон неконституционным, и он был упразднен. Также при Ли Мён Баке КККС получила право удалять страницы с нежелательным контентом в случае, если владельцы сайта в течение 30 дней не отреагировали на запрос Комиссии.

Особенно остро стоит вопрос интернет-цензуры в контексте материалов о Северной Корее. Как уже было упомянуто, в Республике Корея существуют примеры реальных сроков за репост северокорейской пропаганды. Кроме того, из Южной Кореи нельзя зайти на основные новостные сайты КНДР — южнокорейские провайдеры блокируют доступ к ним по IP-адресу, так что зайти туда невозможно даже при помощи анонимайзера. Заблокированы в Южной Корее и наиболее известные порносайты, на них, правда, можно зайти через анонимайзер, видимо, тут действует другой способ блокировки.

Ещё со времён Корейской войны существует закон, запрещающий вывозить карты Южной Кореи из страны. На самом деле сейчас можно купить карту и увезти её домой в чемодане, и ничего вам за это не будет, но в силу того, что Север и Юг технически находятся в состоянии войны, закон был распространён и на цифровые данные, таким образом, хранить и обрабатывать геолокационные данные Южной Кореи на зарубежных серверах нельзя. Поэтому, например, использовать навигацию Google в стране не получится, придётся прибегать к услугам местных интернет-служб.

Ещё один запрет касается онлайн-игр: с целью профилактики интернет-зависимости у подростков правительство законодательно ограничило доступ к игровым серверам с полуночи до шести утра лицам, не достигшим 16 лет. Для получения доступа игроки должны вводить номера своих ID. Из-за этого ограничения 15-летний южнокорейский киберчемпион в 2012 году проиграл важные соревнования по игре STARCRAFT II — его выбило из сети посреди матча, к моменту, когда он перелогинился при помощи ID одного из родителей, соперник уже одержал победу.

Tags: ЗНБ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments