Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

История тангунопоклонства

http://koryo-saram.ru/m-n-postrelova-mificheskij-osnovatel-korei-tangun-i-ego-vospriyatie-v-razlichnye-istoricheskie-periody/

...Идеологией режима Ли Сынмана становится «ильминчжуи», то есть идеология «одного народа», которая во многом была основа­на на «национализме Тангуна». Эта идеология утверждала «един — ство нации, единство территории, единство духа, единство жизни». Кроме того, «через [общие] кровь, традиции и обычаи, язык корей­цы, как связанные с Тангуном духовно его потомки, имеют общие права и обязанности, общую судьбу…» [1, с. 34]. Ли Сынман, счи — тавший раздел страны неестественным и временным, использовал эту идеологию в качестве базовой для объединения нации, пропагандируя идею о том, что все корейцы являются потомками Тангуна, связанными кровными узами. В октябре 1949 г. в г. Хэчжу в Северной Корее подпольно распространяли южнокорейские листовки следующего содержания: «Ваша кровь — кровь великой нации, ваша кровь и кровь нашей национальной армии — одна кровь. Как же вы можете жертвовать свою драгоценную кровь, чтобы стать рабами Советов? Мы знаем, что у вас нет иного выбора, как только подчиниться Советам и клике Ким Ирсена. Пожалуйста, вернитесь в нашу армию. Мы готовы принять вас. Наши любимые братья, кто же толкнул вас на борьбу против ваших соотечественников? Проснитесь! Хотите вы умереть за отечество или ни за что? Встаньте в борьбе за свободу великой нации!» [9, с. 822].

Также идеология «ильминчжуи» использовалась для укрепле ния режима Ли Сынмана, для борьбы с коммунизмом. Ли Сынман осуждал коммунистов за то, что они называли Советский Союз сво — им отечеством, обвинял их в измене родине:

«Как мы, потомки Тангуна, с единой кровью, с пятитысячелет­ней историей, можем называть иностранное государство нашей родиной?» [27, с. 37].

Сторонник Ли Сынмана, историк Ан Хосан, в то время министр культуры, писал: «Чтобы стать свободным, необходимо, чтобы мои братья-соотечественники, моя страна, стали независимыми от других стран. Национальная свобода и независимость родины могут быть достигнуты только через объединение, а последнее, в свою очередь, — благодаря подчинению совершенному и строгому закону» [14, с. 35]. То есть именно процветание древней нации, имеющей общие кровные связи, возможно посредством объединения, которое может быть достигнуто путем подчинения порядку. Порядок этот олицетворяет «вождь», т.е. президент, фигура которого связывает понятия «великого предка» (Тангуна) и единой родины, единой территории, общей судьбы. Отрицая либеральные ценности и ценности социализма, во главу угла эта идеология ставит исконно корейские идеи, основой которой является образ Тангуна [14, с. 35].

Не случайно сразу после образования Республики Корея пра­вительство проявило интерес к фигуре Тангуна. Было решено ис­править школьные учебники по истории; в них появились разделы, связанные с древней историей Кореи, с Тангуном. В качестве офи — циального летоисчисления был принят Танги4. Был официально учрежден День образования Кореи (3 октября)5. Идеологией народного образования становится «Хоник инган»6, несмотря на протесты противников этой идеи, обвинявших ее сторонников в ультранационализме.

...В начале 1980-х гг. вспыхивает конфликт, связанный с со — держанием учебников по истории Кореи, в центре которого опять оказывается Тангун. В 1980 г. историк Ан Хосан, в прошлом ми — нистр культуры в правительстве Ли Сынмана, обратился к главному редактору исторического отдела при Министерстве образования Юн Чжонёну с предложением пересмотреть содержание учебников по истории Кореи, а именно раздела, посвященного древней истории Кореи. В 1981 г. этот вопрос был рассмотрен в Нацио — нальном собрании и решен положительно. 31 августа 1981 г. Ан Хосан и депутат Национального собрания от правящей партии Минчжондан Квон Чондаль в Комитете по культуре Национального собрания обсудили содержание учебников по истории для начальной, средней и высшей средней школы и внесли 7 изменений. Основными являлись следующие 2 утверждения: Тангун был реально существовавшим человеком, территория Древнего Чо — сона простиралась до Пекина. Юн Чжонён возмутился тому, что политики решают за ученых, как составлять историю Кореи, однако к его мнению никто не прислушался [26, с. 86 — 87].

В 1986 г. в газете «Чосон ильбо» с 15 по 25 августа выходили статьи под рубрикой «Необходимо написать новые учебники», с подзаголовком «Скорое восстановление исторической справедливости, связанное с древней историей Кореи, побеждает насажденную японцами искаженную историческую картину». Это свидетельствовало о повышении интереса к древней истории и Тангуну.

В Национальном собрании в 1981 г. не только обсуждалась проблема, связанная с содержанием учебников по истории Кореи, но также было запланировано построить на бюджетные средства храм Тангуна. Таким образом, в правительстве обратили пристальное внимание на историческое значение Тангуна, который для корейцев является «символом нашей истории» [11, с. 100 — 101]

Несмотря на критику культа Тангуна, он оставался символом нации, и идеология «национализма Тангуна» продолжала существовать. В 1985 г. в центре Сеула в парке Сачжик было решено построить храм Тангуна, но из-за этого в южнокорейском обществе возникли разногласия. Аргументы сторонников строительства храма были следующие: в 1984 г. впервые со дня образования Республики Корея президент присутствовал на праздновании Дня образования Кореи, что было расценено как событие большой важности. Другая сторона высказывала мнение, что не стоит делать из Тангуна идола. Институт общественного мнения провел социологический опрос на тему «Тангун и строительство храма». Был опрошен 1301 человек: 75,4% респондентов сказали, что Тангуна необходимо почитать; 63,7% высказывались за строительство храма. Таким образом, и в народе Тангун оставался символом нации [I*; 7.08.1985]. В 1985 г. храм был построен.


...В настоящее время большую известность получила орга­низация «Ханмунхва ундон ёнхап» («Объединение движений за корейскую культуру»), созданная в 1 998 г. с целью восстановления ценностей корейской культуры, возрождения «духа корейского народа». Эта организация начала проводить кампанию по установлению памятников Тангуну в школах, общественных уч-реждениях, парках, по всей стране.

«Тангун — это основатель Кореи, а не выдуманная фигура, однако японцы с целью искоренить корейский дух исказили ис — торию нашей страны», — сказал представитель этой организации [2*;03.10.2000] Это общество так объясняло задачу кампании: «Чтобы помнить наши корни и размышлять о наших братьях-соотечественниках снова и снова».

Начиная с ноября 1998 и по июль 1999 г., по всей стране было установлено 369 статуй: 228 (более всего) — в начальных школах, 54 — в средних школах, по 3 в детских садах и университетах, 29 — в парках, 23 — в общественных учреждениях, 29 — у частных построек различного назначения [1*; 7.04.2000]. Памятники из бронзы, высотой 2,5 метра, были сделаны и установлены на деньги (1 млрд 500 млн вон (примерно 1 млн 200 тыс. американских долларов)), которые пожертвовало около двух тысяч членов этой организации [1*; 7.04.2000]. Протестанты стали выступать против проведения такой кампании, воспринимая это как попытку создать государственную религию. Преподаватель начальной школы — протестант — обратился в суд требуя, чтобы в школьных учебниках не было мифа о Тангуне [2*; 17.08.2000].

В июле 1999 г. во многих газетах появились статьи об актах вандализма в отношении памятников Тангуна. Была обезглавлена статуя Тангуна в городе Йочжу, провинция Кёнги [10, 86]. Потом последовал целый ряд такого рода актов. Статуи обезглавливали, изрисовывали красной краской или полностью ломали. В совершении этих актов вандализма были обвинены протестанты. Два представителя протестантской церкви были арестованы по обвинению в разрушении памятников Тангуну в августе в провинции Южная Чолла [1*;             10.11.1999]. На протесты протестантской церкви премьер-министр страны Ли Хандон 7 сентября 2000 г. заявил, что установление памятников Тангуну не является нарушением конституции, которая гарантирует свободу религии [2*; 3.10.2000]. Хотя власти и не предпринимали никаких мер к разрешению этого конфликта, можно сказать, что скорее правительство поддерживало инициативу «Объединения движений за корейскую культуру».

На проходившей с 28 по 31 августа 2000 г. в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН конференции, посвященной проблеме религий, представитель этой организации, который принимал в ней участие, заявил членам корейской делегации: «Что касается кампании по установлению статуй Тангуна ради возрождения духа нации, то несмотря на бесполезные споры с протестантами, в какой-то мере мы добились своей цели, однако больше мы не собираемся устанавливать статуи, а будем строить мемориал Тангуна на подобие мемориала Линкольна в Соединённых Штатах» [1*;1.09.2000].

Tags: студентам
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments