Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

...разгон общества в один пост не влез

Кульминацией деятельности Тоннип Хёпхве стал октябрь 1898 г., Общество независимости насчитывало более 4 тыс. членов, а его филиалы открывались по всей стране.

27 октября на площади Чонно в Сеуле состоялся шестидневный массовый митинг по вопросам реформирова­ния государственного управления под названием  Всеобщее собрание чиновников и народа (Кванмин кондонхве). На митинге, где собрались не только правительственные министры (Пак Чон Ян и др.), но и горожане Сеула всех классов и слоёвинтеллигенция, студенты, женщины, торговцы, монахи и даже мясники-пэкчон, была принята записка с предложениями на имя императора, состоящая и 6 статей. Вот они.

1.       Ни чиновники, ни народ не должны быть зависимы от иностранной помощи, однако должны делать все возможное для укрепления и поддержания императорской власти.

2.       Все договоры и соглашения с иностранными государствами или фирмами, включая займы,  предоставление концессий на разработку рудников, строительство и эксплуатацию железных дорог, найм иностранных военных инструкторов, должны быть подписаны всеми министрами и председателем Чунчхувона (Тайного совета), без подписи которого они не могут вступать в действие.

3.       Все источники доходов и методы повышения налогов должны находиться под контролем департамента финансов, ни один другой департамент, должностное лицо или корпорация не могут в это вмешиваться.; ежегодный бюджет и отчетность по нему должны быть обнародованы.

4.       Обвиняемые должны быть наказаны только после проведения публичного судебного разбирательства, а также им должно быть предоставлено право на защиту.

5.       Назначение императором высших чиновников возможно только с одобрения большинства членов кабинета министров.

6.       Существующие законы должны быть исполнены без страха и предвзятости[1].

Можно обратить внимание, что традиционные призывы к избавлению от иностранного влияния сочетаются здесь с требованиями ограничения монархии, большей демократичности и того, что сегодня назвали бы правовым государством.

Важно: в первый день члены Общества  направили правительству  требование явиться на митинг, но консерваторы проигнорировали это и, наоборот, потребовали закрытия этого «нелегитимного» собрания. В ответ властям дали понять, что собрание – общенациональная конференция, которая «не является прихотью одного лишь Общества независимости». Под давлением ситуации ван дал личную аудиенцию Юн Чхи Хо и согласие на участие министров в работе митинга.

Члены Общества независимости практически подошли к организации Национальной ассамблеи как первого корейского парламента на базе Чунчхувона (Центральной палаты; иногда название этого органа переводят как Тайный совет), но тут королю нашептали, что «Общество независимости» готовится к свержению императора и установлению республики, собираясь сделать президентом Пак Чон Яна,  а вице-президентом – Юн Чхи Хо. Хотя на следующий  же день выяснилось, что этот донос был сфальсифицирован тогдашним главой МИДа Чо Бён Сиком, Кочжон был напуган достаточно,   после чего в несколько этапов и с молчаливого согласия США и России Общество было разогнано.

2 ноября 1898 г. указом Кочжона Тайный совет превратили в выборный правительственный орган. 5 ноября в Павильоне независимости даже прошло голосование по выбору 25 членов Чунчхувона (такова была квота, выделенная Обществу), но как только «Всеобщее собрание» завершило работу, император издал указ об аресте лидеров Общества и  обвинил их в подготовке государственного переворота. Всего было задержано более 17 человек. Указ об их аресте был подписан еще накануне, 4 ноября.

В ответ по Сеулу прокатилась волна организованных низовыми членами Общества уличных митингов, участники которых объявили себя  «всенародным обществом» (манмин кондонхве), обращения которого от 9 и 10 ноября требовали восстановления Общества независимости и наказания тех, кто его закрыл, а также – реализации его программы в полной мере. Ван выпустил членов Общества из тюрьмы, одновременно стянув в город более 2 тыс. побусанов, но в уличных столкновениях успех не сопутствовал ни той, ни другой стороне: против коробейников привлекли  «рыночных силачей» («охранявших» торговцев и облагавших их «данью»)[2]. По отзывам японских дипломатов, в конце ноября 1898 г. столица находилась в состоянии «полной анархии».

В такой ничейной ситуации обвинения против Общества  были сняты,  двор разрешил его деятельность и дал «добро» на создание Национальной ассамблеи. Однако для того, чтобы разрушить монополию Общества на политическое представительство,  двором было создано  Императорское общество (Хвангук Хёпхве), куда вошли в основном все те же  побусаны.  Императорское общество формально возглавлял наследник престола[3], а реальным его главой был Хон Чхон У.

Причины принадлежности «корейских офеней» к ревнителям традиции понятны – развитие структуры путей сообщения и дешевые товары мануфактурного производства обесценивали и их труд, и их значение. Чем хуже дороги, тем дороже товар, доставляемый коробейником[4]. Именно поэтому милитаризованную организацию побусанов так часто старались распустить реформаторы.

Когда Ассамблею открыли,  только 17   ее членов оказались членами Общества независимости. Тем не менее, эти 17 имели гораздо больший опыт парламентской борьбы и публичных дискуссий и потому очень быстро протащили резолюцию о назначении членов Клуба на высокие государственные посты и о возвращении из эмиграции Со Джэ Пхиля и Пак Ён Хё, которые тоже должны были занять очень высокие посты в правительстве. Такая ломовая тактика насторожила двор, и когда пополз слух о том, что Общество независимости готовит переворот и собирается ввести в Корее республику с Пак Ён Хё в качестве премьер-министра, разъяренный Кочжон приказал принять «строгие меры», и 26 декабря 1898 г. Тоннип Хёпхве было окончательно разогнано[5]. Впрочем, на этот раз за руководством реформаторов не было целенаправленной охоты, хотя многие из них уехали из страны. Юн Чхихо и ряд других активистов были отослан из столицы на малозначительные провинциальные посты.

Не повезло только Ан Гён Су: корейское правительство обещало ему справедливое судебное разбирательство, а японское – свою защиту. На этих условиях он и иные обвиненные смело вернулись в Корею и собирались предстать перед судом, но вместо этого их просто тайно задушили в тюрьме[6].

Позиция двора хорошо видна в указе, в котором император объяснял, почему в Корее не нужны общественно-политические организации: «...Частные организации (западных стран) могут лишь помогать правительству в вопросах образования и прогресса. Что же касается критики законов и личных назначений на государственные должности, то это не входит в их компетенцию. Они часто устраивают митинги и представляют резолюции Двору, но при этом не хулиганят перед стенами дворца и никому не угрожают»[7].

17 августа 1899 г. законодательный орган Кёджонсо опубликовал документ из 9 статей под названием Тэхангук кукче (Государственный строй империи Тэхан) определяющий новое государство как абсолютную монархию.  Этот текст называют первой корейской консти­туцией, хотя на деле это был измененный вариант Попкю Юпхён который даже с учетом дополнений больше напоминал «разночинное собрание монарших вердиктов, постановлений правительства и других  юридических актов, привычное для нормативной базы традиционной Кореи»[8]. Ничего о правах народа в этой «конституции» сказано не было[9].

4 декабря 1899 г. окончила свое существование Тоннип синмун. На этом «демократический эксперимент» полностью завершился, хотя нельзя сказать, что он завершился ничем, поскольку просуществовавшая 10 дней Национальная ассамблея стала первым «парламентским экспериментом» в корейской истории. Кроме того, в отличие от всех предыду­щих попыток реформирования, предложения  Общества независи­мости были поддержаны народом.

А. В. Пак  обращает внимание на то, что Общество было первой попыткой добиться модернизации Кореи политическими средствами и путем пропаганды передовых идей, а не при помощи банального заговора или путча, а западные историки отмечают положительный аспект попытки привить обществу западный стиль жизни, западное образование и западное понимание национализма. И хотя  в целом этого не удалось, усилия  Со Джэ Пхиля  сыграли значительную роль в укоренении на корейской почве большого числа элементов американской политической культуры. Это попытки сформировать интеллектуальную элиту, политическая пропаганда через прессу и использование газеты как средства политической борьбы вообще, массовые демонстрации и публичные выступления европейского образца, апеллирование к националистическим чувствам народа через лозунг «Корея для корейцев». Все это было востребовано и применено в более позднее время.

 



[1] The Passing of Korea, стр. 161

[2] В.М. Тихонов, Кан Мангиль. История Кореи. Том I, С. 470

[3] История Кореи (с древнейших времен до наших дней). Том I.  С. 378.

[4] Пак А. В. Диссертация.  Рукопись.  С. 211.

[5] Korea’s Self-Identity.  С. 163.

[6] The Passing of Korea, стр. 169

[7] Пак А. В. Диссертация.  Рукопись.  С. 221.

[8] Толстокулаков И. А. Политическая модернизация Южной Кореи. Часть 1. С. 244.

[9] Understanding Korean History. С. 177

Tags: История Кореи
Subscribe

  • (no subject)

    Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов Уважаемые коллеги! Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов, посвященная 30-летию…

  • (no subject)

    https://school.globalaffairs.ru/registration/ В 2020 году мир столкнулся с чередой кризисов, затрагивающих каждого. Распространение пандемии…

  • (no subject)

    Открыта дополнительная регистрация на XXVII Международную научную конференцию студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов»! Срок подачи заявок…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment