Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

В этой обстановке, напуганный Кочжон, с одной стороны, пошел на переговоры и был готов удовлетворить «12 пунктов», а  с другой -  запросил помощи у китайцев,  на чем настаивал целый ряд представителей клана Мин   (особенно известный тесными связями с Юань Шикаем сановник Мин Ён Чжун[1]). 8 июня 1894 г. в порту Асан высадился трёхтысячный отряд цинских войск. Этот факт был использован для давления на повстанцев – в результате было достигнуто соглашение о прекращении огня. Условия повстанцев были приняты правительством, со своей стороны тонхак обязывались распустить армию и покинуть Чонджу.

Однако власти Китая вроде бы забыли вовремя поставить об этом в известность японцев, а они использовали это как повод к войне, к которой страна Восходящего Солнца давно и целенаправленно готовилась. 28 июня 1894 г. японский посланник  Отори Кэйсукэ  потребовал от корейского двора окончательного ответа на вопрос, является ли Корея вассалом Китая.  3 июля Отори предложил план реформ и неделю спустя потребовал, чтобы они были внедрены. 16 июля двор начал настаивать на том, чтобы  Япония вывела из Кореи войска, и только тогда можно будет говорить о реформах.

Но 18 июля почти 15 тыс. японских солдат прибыли в Инчхон,  и на следующий день Отори потребовал, чтобы к 22 июля Корея обеспечила японцев казармами, вывела бы китайские войска, которые появились в стране «под фальшивым предлогом», и расторгла все договоры между Кореей и Китаем, которые нарушают ее суверенитет.  Двор отказался. Отори заявил, что в этом случае Япония примет все меры, которые сочтет необходимыми, включая применение силы.  И на рассвете 23 июля японские войска заняли Сеул. Королевский дворец был захвачен после 20-минутной перестрелки, в которой было ранено 3 японца, а корейцы потеряли 17 убитых и 70 раненых[2]. Юань Шикай и ряд сановников из клана Мин, в том числе Мин Ен Чжун бежали, причем Мин Ен Чжун даже попал в руки толпы, которая обвинила его во всех бедствиях. Тем не менее, он не был убит, - видимо, сумел откупиться той огромной суммой денег, которую он наворовал[3].

Заняв дворец, Отори явился туда вместе с Тэвонгуном, который отчитал своего сына и заявил, что теперь он берет на себя контроль над государственными делами и проведением реформ[4]., после чего японцы поставили у власти кабинет во главе с Ким Хон Чжипом[5]. 25 (по иным данным 27) июля правительство подписало с Японией договор о предоставлении японцам полномочий на изгнание китайских войск, и в тот же день начались военные действия, хотя официально война была объявлена только 1 августа[6]. 

16 августа корейское правительство заявило, что все договоры, до этого подписанные с Китаем, будут отменены. 20 августа 1894 г. был подписан договор, согласно которому корейские власти должны были согласовывать свои реформы с японским правительством (а также – предоставляющий право Японии строить в Корее железные дороги).  В этот же день в Сеул инкогнито доставлен Пак Ен Хё, главный участник мятежа года Капсин после Ким Ок Кюна[7].  Прочие сторонники реформ также были возвращены из опалы или ссылки.

22 августа 1894 г. навязала Корее договор о модернизации корейской финансовой системы и назначении японского финансового советника. Корее было навязано два займа под 6 % годовых и под залог доходов корейских таможен. В обмен на заём Япония получала серию концессий, в том числе – на строительство ж.-д. Сеул – Пусан. 26 августа Корее был навязан «Договор о военном союзе», согласно которому Корея должна была помогать японским войскам транспортом, продовольствием и т. п.[8]

                6 сентября 1894 г. китайские войска были разбиты под Пхеньяном. К 17 сентября почти вся территория Кореи была под контролем японцев[9], а 24 октября 1894 г.  японские войска пересекли р.  Амноккан и закончили войну недалеко от Пекина, вовремя избежав лишнего внимания европейских держав.

Когда Чон Бон Чжун узнал, что чужеземные войска вторглись в страну фактически из-за руководимого им восстания, он, как правильный конфуцианский патриот, приказал своим войскам самораспуститься. Но было поздно – война уже началась. Более того, вместе с японцами вернулись соратники Ким Ок Кюна, которые начали целый комплекс реформ – им посвящен следующий раздел данной главы.

В ответ на такое наступление на традиционные ценности Чон Бон Чжун подождал до октября 1894 г. (времени сбора урожая), после чего поднял новую волну крестьянского восстания, в котором участвовало до ста тысяч человек[10]. Краткое содержание обращения к нации от 8 декабря 1894 г., в котором Чон объяснял свои цели, было примерно таково: « Десять лет назад четыре «предателя» (Ким Ок Кюн и Ко), опираясь на помощь  врагов, совершили переворот и поставили независимость страны под угрозу. Однако тогда управление страной было сохранено, а предатели изгнаны. Ныне изменники снова  в союзе с иностранной державой захватили власть, угнетая народ вместо того, чтобы ему помогать. Поэтому мы сражаемся для того, чтобы уничтожить японских захватчиков, остановить просветительство, восстановить спокойствие в королевском дворце и защитить страну»[11].

 

Б. Камингс отмечает, что восстание тонхак переросло рамки простого крестьянского мятежа и может быть названо попыткой революции, целью которой было восстановление правильной морали и политического строя. Кроме того, восставшие воевали с японцами от имени «нашей страны» (кор. ури нара), в чем автор усматривает зачатки национализма[12].

Однако, хотя японцы продолжали одновременно вести войну с китайцами, они сняли с передовой несколько элитных отрядов  (два батальона и два отдельных полка) и направили их на подавление восстания. После недели боев повстанцы были разбиты, и, похоже, действительно без особенных проблем.

Южнокорейские историки, в том числе Хан Ён У, описывают ход этого этапа восстания так: «(крестьянская армия), повела наступление на север в направлении Сеула и вступила в кровопролитное сражение с правительственными и японскими войсками.   В течение примерно недели крестьянская армия провела более 50 ожесточенных атак, но не смогла одолеть преимущество противника в вооружении и потеряла большую часть живой силы, а около 500 выживших бойцов (из почти ста тысяч – прим. автора) отступили». Основная битва произошла в конце декабря 1894 г., у перевала Угымчхи,  когда несколько десятков тысяч тонхаков   были полностью разгромлены   огнем японской артиллерии [13].

Естественно, поражение восстания принято объяснять лучшим вооружением и тактической выучкой японцев, за которыми численное соотношение сил как-то забывается. Даже по данным учебника  1974 г. видно, что повстанцы обладали примерно десятикратным преимуществом в живой силе по сравнению с японцами и правительственными войсками.

Кроме того, даже Хан Ён У вынужден отметить, что «крестьянская армия нападала на помещиков, богатых крестьян, янбанов и других влиятельных в деревенском обществе людей, которые не были её главными врагами, а им в свою очередь пришлось создавать «отряды самообороны» (минбодан), которые вступали в борьбу с крестьянской армией». Иными словами, вольница стала переходить границы, и против восставших начали подниматься и местные силы – почти как в «Речных заводях». По версии советских историков, отряды самообороны состояли исключительно из реакционных помещиков и деклассированных элементов[14], но есть и иные мнения.

Японцы продолжали охоту за оставшимися до января 1895 г.,  а Чон Бон Чжун был схвачен 2 декабря 1894 г.  и казнен 23 апреля 1895 г. (через 5 дней после официального окончания войны между Японией и Китаем). Интересно, что председателем суда над пленными лидерами тонхак был министр юстиции в правительстве Года Кабо Со Кван Бом, один из «пяти негодяев» и старых соратников Ким Ок Кюна, вернувшийся из Японии при поддержке Иноуэ Каору.

                Война нанесла стране значительный ущерб. Б.Д Пак отмечает бесчинства и разбой, которые чинили китайские войска, привыкшие жить за счет местного населения[15]. Изабелла Бишоп сравнивала продвижение японцев со средневековой чумой.

Поражение восстания обострило и противоречия в руководстве тонхак, т. к. старые лидеры старались предостеречь своих адептов от открытого участия в мятеже. Однако когда восстание было разгромлено, тонхак в своем первозданном виде фактически исчезла с исторической арены и на ее основе возникла новая секта чхондогё, которую возглавил Сон Бён Хи (1861-1922).



[1] В.М. Тихонов, Кан Мангиль. История Кореи. Том I, С. 429

[2] Letters from Joseon. С. 62-63. 

[3] Hulbert, Homer B. The history of Korea. vol. 2  стр. 266

[4] Letters from Joseon. С. 66

[5] Толстокулаков И. А. Политическая модернизация Южной Кореи. Часть 1. С. 238.

[6] Пак Б. д. Россия и Корея. С. 208.

[7] Hulbert, Homer B. The history of Korea. vol. 2  стр. 275

[8] История Кореи (с древнейших времен до наших дней). Том I.  С. 359.

[9] Пак Б. д. Россия и Корея. С. 208.

[10] По В. Тихонову, это было решение не столько Чона сколько иных крестьянских вожаков.

[11] Пак А. В. Диссертация.  Рукопись.  С. 119-120.

[12] Cumings B. Korea’s place...  Р. 118.

[13] В.М. Тихонов, Кан Мангиль. История Кореи. Том I, С. 440

[14] История Кореи (с древнейших времен до наших дней). Том I. С. 360-361.

[15] Пак Б. д. Россия и Корея. С. 213.

Tags: История Кореи
Subscribe

  • (no subject)

    Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов Уважаемые коллеги! Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов, посвященная 30-летию…

  • (no subject)

    https://school.globalaffairs.ru/registration/ В 2020 году мир столкнулся с чередой кризисов, затрагивающих каждого. Распространение пандемии…

  • (no subject)

    Открыта дополнительная регистрация на XXVII Международную научную конференцию студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов»! Срок подачи заявок…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments