?

Log in

No account? Create an account
Первые контакты с Европой   В правление   Тэвонгуна… - Онлайн-дневник Маккавити

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

July 28th, 2015


Previous Entry Share Next Entry
12:10 pm

Первые контакты с Европой

 

В правление  Тэвонгуна были предприняты и  первые попытки «открыть» страну представителями Европы. В 1854 г. восточные порты Кореи посетил российский фрегат «Паллада» во главе с адмиралом Е. В. Путятиным, а в 1864 г. российские власти неоднократно предлагали Корее начать официальную приграничную торговлю. В январе 1866 года в гавани Вонсана бросил якорь русский военный корабль, и в Сеул было направлено письмо, просящее о свободной торговле с Кореей. В ответ им пришло разъяснение, что поелику. Корея является вассалом Китая, дело должно быть рассмотрено в Пекине, куда уже послан человек с этим поручением[1]. На том все и закончилось.

                Первая попытка открыть страну силой была связана с тем, что 11 октября 1866 г. после очередной волны репрессий против христиан, когда было казнено 9 (из 12 тайно пребывавших в стране) французских священников, а общее количество убитых, по разным источникам, доходило до 8 тыс. чел.[2],  французское правительство отправило в Корею военную экспедицию, формальной целью  которой была месть за казненных миссионеров. Представитель Франции в Китае г. Беллонэ  тогда даже обратился к китайскому императору с пафосным письмом, уведомляющим, что «день, когда король Кореи смочил свои руки в крови моих несчастных соотечественников, был последним днем царствования этого короля»[3].

Эта попытка Наполеона III завоевать Корею была  первой колониальной войной в Восточной Азии, которая прекратилась из-за малочисленности французского контингента (7 кораблей, 600 солдат на борту[4])  и внутренних причин в самой Франции..

Серьезного успеха вторженцы не добились. Им удалось захватить часть  о. Канхвадо, где 16 октября они взяли штурмом летнюю резиденцию корейских ванов и вывезли оттуда национальные архивы и произведения искусства на общую сумму более 200 тыс. франков[5]. Затем был высажен десант на полуостров, но попытка двинуться на Сеул и блокировать устье  р. Ханган, была отбита -  корейские власти без труда мобилизовали двадцатитысячную армию, которая фактически сбросила французов в море[6]. Одновременно были разбиты войска, находящиеся на о. Канхвадо, после чего интервенты отступили на корабли[7].

И хотя кроме регулярной армии (практика рекрутского набора прекратилась в 1840 г.)  для отражения агрессии пришлось привлекать полувоенные силы типа побусанов или охотников на тигров[8], а для имитации многочисленности войска расставлять по берегам реки группы соломенных чучел[9], этот факт окончательно убедил Тэвонгуна в правильности выбранной им политики и способности дать отпор внешним варварам. По стране даже расставили стелы с текстом: «Варвары с запада напали на нас с намерением либо начать войну, либо заставить подписать договор. Если мы согласимся на последнее, то это будет означать измену стране. Наши потомки должны знать об этом в течение десяти тысяч поколений»[10].

 

В том же году произошел довольно важный для нашей истории инцидент с американской шхуной «Генерал Шерман». Это судно под командой некоего Престона, принадлежащее английской фирме Meadows and Сº[11],  имело на борту четырех белых и двадцать китайцев. Оно  вошло в устье  р. Тэдонган недалеко от Пхеньяна и было сожжено местным населением после того, как  его команда попыталась заняться грабежом и миссионерской  деятельностью.

Относительно деталей этой истории существует несколько версий. Как сообщал по горячим следам российский посланник в Пекине, «Судно это не было занесено бурею в Корею, а пришло само в устье реки Пхеньян, и находившиеся на нем два  человека, говорившие по-корейски, из коих один француз, а другой англичанин, объявили, что против Кореи собирается большая экспедиция французов и англичан и если местные власти дозволят означенному судну начать торговлю с жителями, то оно примет на себя рассеять войска обеих стран, которые высадятся на берег. Несмотря на просьбы местной власти, чтобы судно отплыло для избежания каких-либо осложнений с жителями, оно продвигалось вверх по течению и в одно утро захватило силою на свой борт помощника начальника округа, сопровождавшего в своей лодке непрошенное иностранное судно. На все требования отпустить  захваченного в плен сановника иностранцы отвечали, что они его отпустят, когда дойдут до главного города округа. Когда же корейцы вздумали отнять его силой, то судно сделало несколько выстрелов, коими было убито несколько десятков человек. Разъяренный этими поступками народ бросился большими массами, развел на обоих берегах большие огни и поджег судно, которое от взрыва находящегося в нем пороха взлетело в воздух со всем экипажем и пассажирами»[12].

         Американцы склонны считать, что корабль просто потерпел бедствие, и его команда оказалась в запретной зоне, из-за чего была уничтожена войсками. Как пишет Х. Хальберт,  « парусное судно «Генерал Шерман», перевозившее 5 белых иностранцев и 19 азиатов и чей целью являлась торговля, вошло в устье реки Тэдон. Губернатор провинции Пхёнан потребовал назвать причину прибытия, на что ему ответили, что хотели бы начать торговлю с Кореей. Хоть и было сказано, что это невозможно, иностранное судно не только не покинуло провинцию, а наоборот, отправилось вверх по реке, пока не достигло острова Янджак недалеко от Пхеньяна. Из-за проливных дождей и исключительно высокого прилива судно смогло пройти через ограничение и вскоре засело в грязи. Надежды на его спасение не было.  Этот поступок сильно удивил корейцев.  Насколько отчаянными должны быть намерения человека, чтобы он повел свой корабль на верную гибель. Спустя какое-то время от регента пришел приказ о начале атаки по судну, если в ближайшее время оно не уплывет. Затем завязался бой, который не возымел никакого эффекта для обоих сторон, пока корейцы не подожгли Генерала Шермана зажигательными плотами. Командиры и экипаж были вынуждены бросится в воду, где многие из них потонули. Тех, кто уцелел и добрался до берега, зарубило взбесившееся население. Сегодня подтверждением произошедшего сражения можно считать весящие якорные цепи злополучного судна у одних из ворот Пхеньяна»[13].

Любопытно, правда, что в более поздней своей книге его позиция становится нейтральнее: «Судно подошло к корейскому побережью в сентябре, и, несмотря на предупреждения и угрозы, продолжало упорно плыть вверх по реке Тэдонган к Пхеньяну. Это было возможно только благодаря высоким весенним приливам и тяжёлому паводку. Корейцы же считали, что американцы не собираются отступать, потому что не видели других объяснений тому, как такое судно выбралось из столь опасного положения. Был отдан приказ на уничтожение. Судно было сожжено, а команда, едва ступив на берег, тут же убита. Поэтому часть вины, учитывая провокацию другой страны, была возложена на корейцев[14]»

 Ряд советских и российских историков (в частности, В.Ф.Ли) полагает  его целью военную разведку и делает «Генерал Шерман»  торговым вооруженным транспортом, который доплыл до Пхеньяна и был уничтожен артиллерийским огнем береговой охраны[15]. То, что это американское судно имело на борту крайне немногочисленную команду, состоящую в основном из китайцев, из данного текста неочевидно. Более того, создается впечатление, что речь шла о типичном примере «дипломатии канонерок».

                 Корейская версия сводится к тому, что американцы плавали по всему региону,  занимались торговлей там, где можно, и грабежом там, где нельзя, маскируя свои действия  проповедями христианства. 21 августа корабль вошел в корейские территориальные воды. Местные власти снабдили его продовольствием, но когда на борт корабля поднялся корейский чиновник, чтобы получить объяснения по поводу происходящего, его взяли в заложники и стали грубо требовать, чтобы корейские власти снабдили их провизией и  деньгами,  официально разрешили им торговать с корейцами, а также разрешили проповедовать в Корее христианскую веру.  Вдобавок местные  католики из окрестностей Пхеньяна решили, что корабль был послан, чтобы избавить их от гонений: В.М. Тихонов пишет, что изображение королевы Виктории на привезенных открытках было принято ими ошибке за портрет Девы Марии[16].

Помимо этого, командование корабля распространяло слухи о том, что одновременно с его появлением на севере Кореи в южные провинции прибыла целая эскадра. Заметим, что «наглое поведение команды» признавали сами американские дипломаты, а  «экипаж судна был вооружен с головы до ног, так что в Китае, откуда это судно вышло, сейчас же догадались о пиратских намерениях этих торговых мореплавателей»[17].

В результате 2 сентября местное население подожгло корабль при помощи брандеров, и то, что уничтожение захватчиков было стихийным выступлением народных масс, а не произошло по указанию свыше, отмечает целый ряд историков, в том числе даже Ян Сын Чхоль. Северокорейские источники добавляют, что Ким Ын У, сельский староста, организовавший эту контратаку, был прадедом великого вождя  товарища Ким Ир Сена.

В принципе, экспедиция «генерала Шермана» была сугубо частным предприятием, к которому американское правительство не имело никакого отношения, но и Тэвонгун, и представители левого направления в историографии Кореи любят подчеркивать эту историю как доказательство того, что Соединенные Штаты никогда не хотели Корее ничего хорошего. Тем более что согласно одной из версий, целью этой экспедиции был грабеж сокровищ из могил знатных корейцев. Американцев привлекали слухи о том, что в районе Пхеньяна находятся гробницы ванов Когурё, сделанные из чистого золота[18]. Так  ли это, неизвестно, однако одна попытка грабить могилы в корейской истории, безусловно, была.



[1] Hulbert, Homer B. The history of Korea. vol. 2  стр. 205

[2] Cumings B. Korea’s place...  Р. 96.

[3] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Korea/XIX/1880-1900/Sovr_Korea/text.phtml?id=2379 . Текст воспроизведен по изданию: Современная Корея // Исторический вестник. № 2, 1886

[4] История Кореи (с древнейших времен до наших дней). Том I.  С. 324.

[5] На о. Канхвадо находились Походный дворец, являвшийся временной резиденцией вана, и филиал королевской библиотеки Кюджангак, где хранилось более 6 тыс. томов ценных книг, большинство из которых сгорело. Как пишет Хан Ён У, французская армия увезла золота и серебра на сумму 200 тыс. франков, а также более 300 книг с рисунками, иллюстрирующими различные церемонии династии Чосон, и передала их в дар Наполеону III. Сейчас эти книги хранятся в Парижской государственной библиотеке.

[6] Cumings B. Koreas place...  Р. 96.

[7] История Кореи (с древнейших времен до наших дней). Том I. С. 324.

[8] Henderson.  Р. 381.

[9] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Korea/XIX/1880-1900/Sovr_Korea/text.phtml?id=2379 . Текст воспроизведен по изданию: Современная Корея // Исторический вестник. № 2, 1886.

[10] Hulbert, Homer B. The history of Korea. vol. 2  стр. 215

[11] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Korea/XIX/1880-1900/Sovr_Korea/text.phtml?id=2379 . Текст воспроизведен по изданию: Современная Корея // Исторический вестник. № 2, 1886.

[12] Пак Б. Б. Борьба западных держав за открытие корейских портов и позиция России (1866-1871). Документы // Россия и народы стран Востока.  Иркутск. 1993. С. 132.

[13] Hulbert, Homer B. The history of Korea. vol. 2  стр. 207

[14] The Passing of Korea, стр. 116

[15] История Кореи (Новое прочтение). С. 212-214.

[16] В.М. Тихонов, Кан Мангиль. История Кореи. Том I, С. 376

[17] http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/Korea/XIX/1880-1900/Sovr_Korea/text.phtml?id=2379 . Текст воспроизведен по изданию: Современная Корея // Исторический вестник. № 2, 1886

[18] История Кореи (с древнейших времен до наших дней). Том I.  С. 323-324.


(1 comment | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:brother2
Date:August 25th, 2015 06:43 am (UTC)
(Link)
"9 (из 12 тайно пребывавших в стране) французских священников"

отличная иллюстрация как "закрытости" страны и контроля территории правительством - въезжают иностранцы, причём белые, живут там, причём ещё и участвуя в общественной жизни

> Go to Top
LiveJournal.com