Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

http://tttkkk.livejournal.com/277264.html
О любопытных пертурбациях в южнокорейской демографической политике я уже писал и говорил не раз . В двух словах: сначала (при Ли Сын Мане) южане на рождаемость внимания не обращали, потом с ней отчаянно – и успешно – боролись, сбив TFR за полвека c 6,1 рождений на женщину в 1960 г. до 1,1-1,2 рождений на женщину сейчас; а потом начали её поднимать - без особого успеха, как и следовало ожидать.

А что там с Кореей Северной? Высшее руководство там тоже относилось к демографическим проблемам всерьёз. Колебания СК политики не афишировались, но при этом были весьма значительными. Вдобавок, эти колебания удивительным образом напоминали те колебания, которые испытывала демографическая политика Юга. Фактически, северяне имитировали южан, но с отставанием в 5-7 лет. Не ясно, было ли это сознательным подражанием, или реакцией на достаточно сходные проблемы, или же результатом того, что и на Севере, и на Юге, в общем, имели некоторое представление о мировых тенденциях в демографической политике и старались, так сказать, не отставать от века (склонен думать, что действовали все три фактора)

В первом приближении, в демографической политики Северной Кореи наблюдается три этапа. На первом, от основания северокорейского государства в 1948 г. и до середины 1960-х годов, северокорейской правительство в целом поощряло рождаемость. На втором этапе, с середины шестидесятых и до конца девяностых, политика была нацелена на ограничение рождаемости и снижение темпов роста населения. В последние 15 лет, с конца девяностых годов, государство в целом вернулось к политике поощрения рождаемости.

Корейская война 1950-53 гг. привела к огромным демографическим потерям. Численность населения КНДР снизилась на 1,1 млн. человек: с 9,6 млн. в начале 1950 г. до 8,5 млн в начале 1954 г. Из этого числа примерно половину составили погибшие на войне (как гибель на фронте, так при бомбардировках северокорейских городов американской авиацией), а другую половину – беженцы, ушедшие в южную часть страны (за 1945-1953 гг. ушло на Юг более миллиона человек, из них большинство – осенью и зимой 1950-51 гг.). Поэтому правительство КНДР поначалу активно поддерживало высокую рождаемость. Эта поддержка часто носила пропагандистский характер, но были и реальные дела: в первые послевоенные годы в КНДР была создана впечатляющая для такой бедной страны система медицинского обслуживания.

Для КНДР 1950-е годы временем «бэби-бума». В те времена TFR (общий показатель фертильности, несколько упрощая – среднее число рождений на женщину детородного возраста) был близок  к естественному уровню и составлял 6 рождений. Понятно, что население Северной Кореи тогда стремительно росло.

Любопытно, что тогда многим в руководстве КНДР даже такие темпы роста казались недостаточными. В марте 1963 года Ким Ир Сен сказал, например: «В условиях нехватки трудовых ресурсов, при сохранении нынешних темпов роста населения представляется невозможным найти то количество рабочей силы, которое требуется для расширения производства».

Однако где-то около 1965 г. официальное отношение к высокой рождаемости изменилось. Связано это было, скорее всего, с двумя обстоятельствами.

Во-первых, темпы экономического роста стали снижаться, причём это снижение в первую очередь затронуло сельское хозяйство.

Во-вторых, можно предположить, что на КНДР влияние оказали и новости из Южной Кореи, где правительство Пак Чжон Хи в это время как раз начинало разворачивать активную кампанию по ограничению рождаемости.

Поэтому в 1975 году Ким Ир Сен, напротив, не призывал и дальше увеличивать рождаемость, а жаловался на излишне высокую рождаемость и признавал, что рост населения является бременем для страны и увеличивает расходы бюджета.

К тому времени кампания по ограничению рождаемости шла полным ходом, хотя писать в открытой прессе о ней было запрещено (почему – не ясно, но в КНДР часто в категорию секретной информации попадают достаточно безобидные вещи). Собственно говоря, сам факт проведения такой кампании выявил Эберштадт (Eberstadt), ещё в начале девяностых проанализировавший статистику численности населения, которую ему передали сами корейцы. Сейчас появляется всё больше материалов об этой кампании.

Борьбы с многодетностью тогда велась в КНДР как традиционными, так и специфическими для Северной Кореи способами. С одной стороны, врачам было предписано вести пропаганду контрацептивов, а с другой – многодетных родителей в начале семидесятых могли подвергнуть и критике на собраниях в их «организации». В школах велась активная пропаганда: детям объясняли, что излишнее количество детей создаёт проблемы и для страны, и для семьи.

Кампания по снижению рождаемости оказалась удачной: около 1970 г. рождаемость стала быстро снижаться. Правда, нельзя с уверенностью сказать, было ли это снижение результатом усилий правительства или же, что вероятнее, просто отражало общие перемены в обществе, в первую очередь – урбанизацию и рост образовательного уровня женщин.

Наступили лихие девяностые, и от политики ограничения рождаемости пришлось отказаться. Отчасти это было вызвано стремлением компенсировать потери, нанесённые голодом 1996-99 годов, когда умерло около полумиллиона человек, но в основном – беспокойством по поводу того, что рождаемость в стране упала несколько ниже уровня простого воспроизводства, то есть того уровня, который гарантирует стабильную численность населения. Случилась эта неприятность на Севере в конце девяностых, то есть примерно на десять лет позже, чем на Юге. Сейчас на Юге TFR колеблется вокруг отметки 1,2 р/ж, а на Севере – вокруг отметки 2,0 р/ж (совсем немного ниже уровня простого воспроизводства, но всё равно – ниже, и стабильно ниже).

Так что сейчас северокорейское руководство – опять за многодетные семьи. Впрочем, возможностей оказывать таким семья материальную поддержку пока особо нет, так что всё ограничивается, скорее, словесным поощрением.
Опять-таки, такой поворот к поощрению рождаемости во многом напоминал то, что примерно в те же годы происходило в Южной Корее, где в девяностые годы низкая, ниже уровня простого воспроизводства, рождаемость тоже стала восприниматься как серьёзная политическая и социальная проблема.

Так что: при всех различиях Севера и Юга, нередко они сталкивались с похожими проблемами, и реагировали на них одинаково.

Subscribe

  • Вопрос

    А можно ли настроить трансляцию из ЖЖ в телеграм-канал или наоборот??

  • (no subject)

    Паровозик - Смог и едет, чух-чух-чух-туру-ту-ту Параллельно с этим няшка снова лезет на Пэкту Смог дракон, размером с Боинг, увернуться от стрелы –…

  • Умер Юра Воротников

    Сухое горе.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment