Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

Немного разовью тему пяти поколений вампира.

Пять поколений вампиров.
(Естественно, во всех случаях речь идет о вампирском мейнстриме. Определенные исключения попадаются всегда).

Первое поколение – это ранние варианты литературного образа от Ратвена до Дракулы. Образ еще не сформировался, и поэтому встречаются самые разные варианты с точки зрения происхождения, способностей, типов кровопития и тп. Тем не менее, вампир считается ужасным чудовищем-антагонистом.

Второе поколение – это Дракула и его потомки. Стокер сформировал канон, который держался практически четверть века и до появления вампиров третьего поколения, речь шла скорее о количественных, а не качественных вариациях на эту тему. Вампирическая тема играется широко, но или в ключе амурно-гастрономических похождений, или с точки зрения образа чужака.

Третье поколение вампира – это последняя четверть двадцатого века. Происходит целый ряд изменений, включая попытку посмодернистски пересмотреть образ вампира по Стокеру, выдав ему несколько иной набор способностей и объявив старые суевериями. Нам же важно другое.
Во-первых, тему кровопития более-менее отделили от темы секса. После чего сосание крови перестало восприниматься, как цивилизованная замена порнографии. Во-вторых, вампир в целом перестал быть уникальным существом, находящемся в мире в единственном экземпляре. Появилась идея, что вампиров много и у них есть свое сообщество с социальными связями. В-третьих, начались связанные с этим попытки проработать откуда берутся вампиры, как размножаются, как существуют в мире и почему существуют до сих пор. В-четвертых, не так чтобы вампир в целом перестал быть антагонистом, но вампира перестали рисовать однозначно черной краской, вампир стал более страдающей фигурой, или во всяком случае существом, которое стало терзаться осознанием своей кровососущей сущности и задавать себе вопрос пить или не пить.

Четвертое поколение не очень далеко ушло от третьего, и, пожалуй, главной разницей между ними является то, что мейнстрим окончательно допустил появление хорошего вампира, который является уже не антагонистом, а протагонистом. Да, это может быть случайно укушенный мститель или вампир-полукровка, но теперь зритель может себя с ним ассоциировать и играть за него в компьютерной или настольной игре. Это не означает, что произошло качественных изменений в общей человечности вампиров или организации вампирского сообщества, хотя возможность играть за вампира вызвала к жизни большую глубину проработки этой темы. Важно здесь скорее то, что появился новый тип героя – вампир, но свой парень. Обладающий лучшими достоинствами человека и вампира – с одной стороны вампирские суперспособности, с другой – вроде бы вполне нормальный человек.
Где-то к четвертому поколению меняется и социальная ниша вампиров, которая ассоциируется не столько с чужаками вне человеческого общества, сколько с «кровезависимым меньшинством» в его рамках. Соответственно несколько меняется модель взаимоотношений человеческого и вампирского обществ. Теперь люди (или во всяком случае государство) скорее знают о вампирах, но не ведут с ними войну на истребление, полагая их метафизическим злом.

Вампиры пятого поколения лучше всего известны по Сумеркам,  но это отнюдь не единственный пример такого рода. С одной стороны, можно сказать, что вампиры пятого поколения (частично подобно вампирам первого) стали героями не столько крутого боевика, сколько любовного романа. Во-вторых они уже не столько вампиры, сколько люди с дополнительными способностями, отчего за ним бегают яойщицы и толстые блондинки с криками «Укуси меня».
Пятое поколение превращает питье крови в досадный недостаток, который может даже оказаться невитальным для вампира. Кровь/жизненная сила перестает быть непременным способом для поддержания жизни, витальным для вампира и  источником многих его психологических проблем (в этом в частности отличия между вампирами пятого и четвертого поколений). Скорее кровопитие напоминает алкоголизм или накроманию.

Будет ли шестое поколение, понятно не очень, потому что каждое изменение вампирского мейнстрима естественно связано с изменением определенных спросов в обществе, предложение на которые является вампирским мейнстримом. Хочется отметить, что место инфернальной нежити, не противника, а заведомо недоговороспособного врага, с которым нельзя разговаривать кроме как через прицел сегодня скорее заменяют зомби. Хотя, пожалуй, что в современном кинематографе появляются признаки появления зомби третьего поколения.

Tags: вампиры
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments