Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

2013-2018

Понятно, что президент с подходом и замашками российского Рузвельта не может появиться просто так, и поэтому первая часть истории будет своего рода экспозицией, рассказом о том, как мы дошли до жизни такой. Тем более что данный период частично играет роль сеттинга для ряда иных сюжетов, включая ПППНН.

Пусковым моментом нашей истории является не столько освобождение Ходорковского (третье дело решили не заводить и, отсидев «сколько положено» МБХ убыл зарубеж лечиться), сколько феерический фейл на Олимпиаде в Сочи.

Так как, несмотря на громкие слова и попытки что-то остановить, украдено было слишком много, большая половина объектов оказалась непригодной для проведения соревнований. Где-то забыли подвести коммуникации, включая канализацию и воду; где-то внезапно размыло дорогу; где-то накануне соревнований часть объекта просто обвалилась из-за некачественного бетона. Человеческих жертв,  к счастью,  не было, но на общее ощущение провала это не повлияло.
Власть даже не могла свалить всё на каких-нибудь террористов, потому что желание проставиться и показать статус новой России потребовало определённой прозрачности, но вышло всё совсем наоборот, и никакое завинчивание гаек, громкие дела и серьёзные приговоры тем, кто опозорил страну, вылечить ситуацию уже не смогли. Тем более что с точки зрения массового сознания все равно посадили пешек, а крупные фигуры остались непосажеными.
После этого образ России и рейтинг Путина резко упали вниз и всё, что мог стареющий ВВП – цепляться за стабильность. Он менял премьеров (Медведев Сечин Медведев Кудрин Прохоров), но общий тренд переломить уже не мог.

А больших проблем было три. Во-первых, снижение влияния России в мире сразу же сработало на Ближнем Востоке. Буквально две недели спустя окончания Олимпиады в Сирии случился радикальный теракт с применением химического оружия, в котором погибло много гражданских лиц и иностранных граждан. Власть обвинила оппозицию, оппозиция – власти, сторонники вторжения предъявили доказательство причастности Асада и иранского следа, а контраргументы России  не принял никто, после чего было заявлено, что раз Москва саботирует принятие решения по линии ООН, мы начнем гуманитарную интервенцию сами – по линии НАТО.
Так начиналась цепь конфликтов, которую можно было бы назвать «двухсполовинной» или (официально) Ближневосточной мировой войной. Термин «мировая» был частично оправдан, ибо в конфликте принял участие весь Ближний и Средний Восток. С одной стороны, это был конфликт условного Ирана и условного Катара, с другой, глобальная разборка шиитов и суннитов, с третьей – против исламистов выступили сторонники более светского курса – наподобие армейских кругов в Египте или Турции, где армия попыталась совершить военный переворот и объявить о политическом нейтралитете.
В сумме война длилась четыре года при ограниченном участии Запада: Америка ограничивалась «войной дронов»,  часть стран НАТО участвовали непосредственно.
В итоге формально победили демократы/сунниты/исламисты, но если их враги были уничтожены, победители оказались на операционном столе. Сирию и Иран в конце концов доломали, но война проходила с очень высоким уровнем взаимного озверения, и, естественно, ослабила весь мусульманский мир, поскольку радикальных терактов, не уступающих по количеству жертв 11 сентября, в регионе случилось около десятка, включая последствия атак на атомные электростанции.
(обсуждаемо, что пострадала даже Мекка, по которой нанесли ракетный удар.  Сделал это то ли сирийский, то ли египетский генерал-христианин в ответ на устроенную ваххабитами резню своих единоверцев. Прожил он после этого недолго, но цель была достигнута – главный символ ислама был разрушен).

РФ старалась дистанцироваться от Ближневосточной войны и выигрывать на том, что данный конфликт способствовал росту цен на нефть российскую, но получалось плохо – она слишком близко. Тем не менее, на собственно российские территории драка не перекинулась, попытки запускать к нам радикальных исламистов в целом провалились, а помощь вокругиранскому блоку носила тайный и ограниченный характер, ибо ссориться с Западом не хотелось. В сухом остатке осталось падение рейтинга ВВП (за недостаточный патриотизм и неотправку добровольцев у одного лагеря и поддержку авторитарного режима у другого) и тренд на определенное ужесточение борьбы с мигрантами и/или религиозным экстремизмом.
Лишь на излете войны 9 мая 2017 года во время празднования Дня Победы неизвестный снайпер застрелил Рамзана Кадырова. Джихада и большой войны это не вызвало, но другого такого любимца и ставленника Москвы взять было неоткуда, и ситуация стала менее подконтрольна центру.
Европа отделалась резким увеличением мусульманского населения, поскольку туда бежали все, а правила политкорректности не позволяли отказывать грубо. Это повысило социальное напряжение, усилило образ мусульман как режущих друг друга фанатиков и дополнительно подкрутило демографическую ситуацию в их пользу.
И хотя  саудовские и катарские эмиры вроде бы дожали под себя большой Ближний и Средний Восток, их духовная гегемония оказалась подточена со взрывом Каабы, а экономика тоже оказалась разрушенной, особенно на фоне следующей проблемы.

Таковая заключалась в том, что ближе к концу войны была разработана +/- нормальная технология разработки газогидратов, что (хотя о промышленном массовом внедрении речь еще не шла) очень ослабило позиции традиционных поставщиков углеводородов. Здесь под удар попали как Россия, так и арабский мир, и разговоры о новой, мощнейшей волне кризиса перестали быть разговорами. Цена на нефть начала стабильно падать, и с учетом сопутствующих расходов Россия начинает терять своё значение экспортёра сырья.
(Либо, буде линия альтернативных источников покажется стремной, допустим  иной, более простой и реалистичный  вариант – после разгрома Сирии через ее территорию таки проложили трубу из Аравии в Европу, отчего у РФ  появился серьезный конкурент, услугами которого пользовались и из политических соображений).


Третьей проблемой стала  «великая китайская катастрофа». Сначала  попытка ехать верхом на тигре закончилась тем, что темпы экономического роста замедлились, а  население перестало считать многие последствия прежней  политики приемлемой ценой. Затем случился «эффект Науру» - выкачивание из земли всех соков и проседание биосферы обернулись экологической катастрофой, после чего сельское хозяйство  приказало долго жить, а тот смог, который висит над Пекином сегодня, стал считаться признаком хорошей погоды. Добила страну серия разрушительных стихийных бедствий, каждое из которых не уступало по мощи Таньшаньскому землетрясению 1976 года, что окончательно переключило Пекин на решение внутренних, а не внешних проблем.
В такой ситуации никакие действия властей не смогли ослабить социальное напряжение, а попытка властей закрутить гайки в чрезвычайной ситуации вызвало массовое возмущение. В результате, Китай оказался фактически отброшен на сто лет назад, когда власть центрального правительства была чисто формальной. Тем более что антикитайские силы, естественно, постарались подлить масла в огонь, в том числе, с точки зрения провозглашения независимости Синьцзяна и Тибета.
Так РФ потеряла стратегического союзника, ибо на «евразийских проектах» можно было ставить крест.


Теперь о ситуации в идеологии. Кризис сырьевой промышленности России, естественно, породил увеличение безработицы в целом, серьёзную угрозу для сырьевых регионов, перед которыми встал признак вымирания, и, как следствие, активизацию рабочего/левого движения. Во многом из-за этого главным врагом позднепутинского режима стали левые, хотя КПРФ монополизировать процесс не смогла.
(Может быть, уже к этому времени стоит «уморить» Зюганова: случилось это где-то в 2016 г., после чего КПРФ раскололась,  и левые окончательно потонули в борьбе фракций не меньше чем современные демократы).
Против них работало и то, что пожилой электорат продолжал покидать их по естественным причинам, а молодежь не особенно его восполняла. С одной стороны, в политическую зрелость начало входить поколение, для которого «Путин был всегда». Они  не помнили не только СССР, но даже Ельцина, не могли сравнивать раннего и позднего Путина и оттого желали перемен.
Оттого вторым врагом режима оказалась прочая несистемная оппозиция. К этому периоду относятся и попытки давить любую гражданскую активность под лозунгом «а вдруг на самом деле они там злоумышляют», и окончательное осуждение Навального  , который к тому времени,  уверовав в том, что Путин зассал и жаба на трубе уже не та, допустил достаточно ошибок, чтобы а) напрямую наехать на власть, б)  испортить отношения с частью оппозиции в) неудачно устроить майдан, но в итоге все слить, включая часть соратников г) отправиться в тюрьму по неотменённому приговору суда усугубленным доказанной организацией массовых беспорядков. Правда, сидел он на красной зоне в очень неплохих условиях, но образ народного мученика от этого только только разросся.
Все это сопровождалось разговорами о борьбе с экстремизмом, хотя репрессии настигали и кавказские «пробеги» по улицам с криками «аллах акбар», и «русские пробежки». Теоретически, власть стремилась показать, что она прессует и тех, и других, но на деле ее все равно одни называли антирусской, а другие – русофашистской, хотя классических зиговщиков к концу этого периода скорее вывели – частично органы, частично коллеги, воспринимавшие их как провокаторов купленных кремлем.
С другой стороны, так как увеличением народонаселения занимались в основном люди традиционных взглядов, страта православных талибов и их детей постепенно  оказалась силой, с которой стали вынуждены считаться, а тренд «Русский – значит православный» получил широкое распространение вне Москвы. РПЦ занимала нишу прибежища умов на фоне того, что власть все еще не особенно занималась государственной мифологией, привечая тех православных и православанутых, которые казались ей выгодными с точки зрения озвучивания охранительских концепций (привет депутату М).



Tags: Альтернативное Настоящее, ПППНН, РосРузвельт
Subscribe

  • (no subject)

    О предстоящей IX Международной научной конференции молодых востоковедов «Восточная Азия: прошлое, настоящее, будущее»…

  • (no subject)

    Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов Уважаемые коллеги! Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов, посвященная 30-летию…

  • (no subject)

    https://school.globalaffairs.ru/registration/ В 2020 году мир столкнулся с чередой кризисов, затрагивающих каждого. Распространение пандемии…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments

  • (no subject)

    О предстоящей IX Международной научной конференции молодых востоковедов «Восточная Азия: прошлое, настоящее, будущее»…

  • (no subject)

    Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов Уважаемые коллеги! Шестая научная конференция молодых ученых-корееведов, посвященная 30-летию…

  • (no subject)

    https://school.globalaffairs.ru/registration/ В 2020 году мир столкнулся с чередой кризисов, затрагивающих каждого. Распространение пандемии…