Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Categories:

Няшные силы тоже любят троицу.

Цветок Богодерева медленно раскрывается, и многим кажется, что это уже конец. Он словно притягивает луну, и к истощению чакры и жизненной силы добавляется головная боль. Луна уже почти приблизилась к раскрытому цветку, и на фоне диска играет узор странного глаза, отражающего узор лепестков.
15 минут до конца этого мира и начала Мугэн Цукиеми.
Безысходность?
Нет.
В час, когда нечего бояться и нет иного выхода, многие готовы пойти на смерть и выложиться до последнего – потому что этот момент пришел.
На момент, когда я начинаю писать этот кусок (надеюсь, последний), Наруто и Саске кидаются вперед, но «темная материя», которой оперирует человек, претендующий на роль второго Мудреца шести путей, похоже, обладает еще двумя свойствами.
Во-первых, она инстинктивно формирует защиту, похожую на песчаный щит Гаары, немедленно формируя защитный кокон вокруг хозяина. Во-вторых, ее блестящая поверхность оказывается сродни водяному зеркалу Ягуры, и навстречу Саске и Наруто выскакивают их двойники.
Конечно, эти двойники не совсем полностью соответствуют героям. В них нет сэндзюцу-компонента, но уничтожить их одним ударом нельзя, к тому же они намеренно затягивают бой, ибо простоять и продержаться им надо не день и ночь, а всего чуть более десяти минут, включая время на пафос и возможные флешбэки.
Но пока члены команды 7 бьются со своими отражениями, остальные члены команды не желают стоять на месте. Если выбор пролегает между «умереть на коленях» и «погибать так-с-музыкой», стоит выбирать второе. На миру и смерть красна, как с казали б в ином мире по похожему поводу.
И потому  следующие пять минут мы наблюдаем серию попыток уничтожить богодерево или хотя бы выиграть пару минут, на которые идет счет, пока новоприбывшие кагэ готовятся к бою, а Наруто, Саске и Сакура  готовятся к броску, занимаясь двойниками.
(пафосные слова о том, что вся надежда на Наруто и команду номер семь, которые в том или ином варианте повторяет почти каждый, опускаются ввиду излишнего пафоса и слезоточивости).
Вначале клан Абураме выпускает своих жуков, способных пожирать и бумагу, и дерево. Для прежних битв эта совокупная стая кажется грозовой тучей – но не на фоне упирающегося в небеса Богодерева, которому она – как мертвому припарки. Насекомые с глухим стуком падают у подножия древа, высосавшего их жизни, а вслед опускаются наземь и люди. Увы, больше нет с нами ни Шино Абураме, ни Абураме вообще.
Следом срываются с места Майто Гай и Рок Ли. Ученик поклялся умереть вместе с учителем, так что не восемь, а шестнадцать врат открываются одновременно, вынуждая всех отступить и эвакуироваться, чтобы не попасть под удар. Даже Мадара и Хаширама прекращают схватку и переходят к диалогу, отдалившись и наблюдая за взрывом – но именно на лице Мадары первым появляется выражение неудовольствия.
- Знаешь, если все пойдет ТАК, нам придется выбирать не между плохим и очень плохим, а между плохим и действительно ужасным…
И действительно, хотя многие полагали бы, что восьмые врата не «ружье чехова», призванное выстрелить в последнем и решительном бою, а целый пулемет, с рассеиванием дыма затягиваются и раны на теле Обито. Да, эта атака сумела повредить ему, но не богодереву, с которым он все еще неразрывно связан. Даже минуты – и той не было выиграно.
Но все-таки парни в трико погибли не совсем зря – Хатаке Какаши под прикрытием бадабума подобрался-таки на нужную дистанцию и применяет нечто, что можно условно назвать мага-Камуй. Поскольку став джинчурики, Обито утратил квантовую структуру тела, теоретически, его можно засосать в иное измерение и совершить «японскую ничью», которая навеки и намертво запечатает обоих в ином мире и разорвет контакт между Богодревом и тем, кто им управляет, но темная материя словно всасывается в глаз первой и как бы выжигает Шаринган изнутри. Наставник Наруто остается жить, но теперь он не сильно отличается от обычного синоби.
Обито торжествует, и даже готов совершить классическую «последнюю ошибку главгада индийского кино» - расслабиться и произнести очередной монолог в стиле «муахахахаха, пушистый зверь всем пришел», однако где-то к этому времени бой Н и С со своими двойниками заканчивается, и юные герои отнюдь не намерены просто ждать, пока их противник что-то пафосно продолжает.
Наруто и Саске готовятся к последнему бою. У Наруто две половинки Лиса почти собрались в одну, а на плечах восседают Шима и Фукасаку. Теперь он смотрится точь-в-точь как Джирайя, а зрачок его глаз имеет форму даже не креста, а свастики, повернутой правильным образом.  Саске, окончательно покончивший с собой прежним,  наконец-то пробуждает Риннеган, а его Сусаноо обретает наследие Итачи – Тоцуку и Зеркало Ята, способное отразить любую атаку.
Сакура встает рядом с ними, и у нее на плече необычный слизняк. Этот момент комментирует Тобирама – похоже, твоя родственница нашла интересный вариант передачи способностей. Этот слизень используется не для лечения, а для передачи информации. Когда он кусает жертву, та обретает некие знания, и если она морально и физически к ним не готова, ее может расплющить даже в буквальном смысле. Но наша девушка не такова, и, похоже, хотя она не посещала Лес Мертвой Кости, сейчас тройка героев окончательно напоминает трех легендарных саннинов тем, что каждый из них будет сражаться в своем режиме отшельника!
Что же до основной любительницы слизней, то она с удивлением смотрит на бывшего коллегу, бывшего врага и, кажется, снова союзника.
- Орочимару, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ??!
- Экспериментирую, пробуя наложить Эдо Тэнсэй на себя. Как бы ни отличались наши цели в остальном, я категорически против перезагрузки.  После этого я постараюсь применить змеиный режим отшельника, который я позаимствовал у Кабуто, плюс, используя сома-но ко, создать свою резервную копию.
Затем камера переключается на Третьего Хокагэ, который втягивает в себя воздух и принюхивается. Да, цветок богодрева может обладать запахом, но чтоб это был запах мататаби? Удивительно… Неудивительно, поправляет его древесный клон первого. Мататаби как трава читается омонимично имени двухвостого, а оно в свою очередь, означает «travel again». Перезагрузка…
Команда 7 готова к бою, но  что-то превосходящее даже их в скорости возникает перед героями, и вот как они, так и Обито, с удивлением пялятся на Бабушку-кошку из Сора-Ку. Ее длинные волосы распущены и образуют гало, на плечах сидят Хина и Денка и все это в фас и в профиль походит на еще один, неведомый ранее сэнмод.
- Учиха Обито, прекрати это немедленно! Ты подобен глупому ребенку, сующему пальцы в розетку. Прочти это и пойми, куда могут привести твои мечты!
Между Нэкобаа и Обито возникает каменная плита, покрытая непонятными символами.
- Ожидаемо, хмыкает Орочимару. Это вторая половина плиты Учиха, которую многие искали. Но, похоже, самая хорошо спрятанная вещь находится на видном месте; про связи клана с кошками многие слышали, но босс Нэкомата был слишком комичен, чтобы его воспринимали всерьез.
Обито проглядывает текст – теперь это не имеет значения. Темная материя формирует руки, которые поглощают плиту, и она исчезает подобно куску сахара в горячем чае!
- Что ты творишь? Ты даже не дочитал текст до конца, иначе бы узнал, что попытка уничтожить текст чревата бедствиями для всего мира. Мне придется остановить тебя!
- Глупая старуха! Что ты можешь мне сделать?
- Я – ничего. Но – обернись!
Обито не оборачивается, считая это неумелой попыткой отвлечь в стиле «ой, паровоз летит!», но всем тем, кто наблюдает за ситуацией, видно, что лик луны изменился. Это тоже глаз, но – глаз кошачий.
И рядом открывается второй. Будто черный кот небесной длины дремал, поглядывая глазом за окружающим миром, но вот что-то (запах мататаби? Уничтожение плиты?) потревожил его, и нэка просыпается.
Точно! Вскорости дымкой, почти невидимой линией становится ясен контур морды, и вот уже смутно различимы и уши, и усы, и даже пасть с розовым языком размыкается через некоторое время.
- МЯААА!!??
Tags: Няняняруто
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments