Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Пока к взрыву в Челябинске не приписали КНДР, читайте Штефана про иное.

http://vestnik.kr/law/4115.html
(особый привет сами знаете кому с его "такого в демократической и цивилизованной Корее быть не может")

...Вина Но Хвечхана (노회찬) состоит в том, что в 2005 году он опубликовал в Интернете содержание телефонного разговора между издателем газеты «Чунъан ильбо» Хон Сокхёном (홍석현) и одним из топ-менеджеров «Самсунга» Ли Хаксу (이학수). Запись разговора была произведена в 1997 году Агентством планирования национальной безопасности (안기부), которое с тех пор сменило название на более конкретное – Национальная разведывательная служба (국가정보원). Прослушка, говоря между прочим, была совершенно незаконной. Разговоры тоже были на темы далекие от законности и порядка. Глава «Чунъан ильбо», которая тогда еще официально была дочерней компанией «Самсунга», обсуждал со своим «куратором» из головной фирмы вопрос о том, каким работникам прокуратуры и Минюста были заплачены взятки и в каком конкретно размере. Кому платили по «базовому тарифу», кому побольше. Например, «базовую» взятку, как выяснилось из разговора, получили замминистра юстиции, глава прокуратуры сеульского центрального округа, заместитель главного прокурора Сеула. А вот высокопоставленному сотруднику Генеральной прокуратуры заплатили «базовый тариф плюс 5 миллионов вон». И так далее. В общей сложности благодаря публикации Но Хвечхана стали известны имена семи прокурорских работников – как отставных, так и на тот момент действующих, которые получили взятки. Разумеется, разгорелся большой скандал.

Если читатель этих строк думает, что в результате скандала наверняка полетели чьи-то головы, то отнюдь. Пострадавшим в результате оказался один только депутат Но Хвечхан. Прокуратура не стала не только возбуждать никаких уголовных дел против своих коллег, но даже и пытаться провести какое-то расследование. Повод для этого нашелся железный – срок давности истек. Зато против Но Хвечхана дело было заведено – по инициативе бывшего главы Агентства планирования национальной безопасности Ан Канмина (안강민), который, помимо всего прочего, заявил, что из-за действий Но Хвечхана была опорочена его репутация. Но засудили Но Хвечхана в итоге не за это, так как на репутации г-на Ана, что называется, клейма уже негде было ставить, а просто за то, что депутат разгласил содержание чужого телефонного разговора, нарушив таким образом Закон о защите конфиденциальности в сфере телекоммуникаций (통신비밀보호법). Засудили не сразу: разбирательств было несколько, в апелляционной инстанции Но Хвечхана даже один раз полностью оправдали. Верховный Суд рассматривал дело дважды, один раз вернул его на повторное разбирательство, но в итоге 14 февраля утвердил обвинительный приговор – 4 месяца тюрьмы условно...


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments