Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

Две важных статьи об отношениях КНР и КНДР

http://rus.ruvr.ru/_print/103753706.html - Ланьков

...И сейчас отношения между Китаем и КНДР неоднозначны. С одной стороны, существование северокорейского государства выгодно Китаю, так как Северная Корея образует геостратегический буфер у китайских границ. Вдобавок кризис в Северной Корее будет иметь негативные последствия для Китая, которому совсем не хочется иметь дело с потоками беженцев, и уж тем более  с проблемами, которые могут быть вызваны потерей контроля над северокорейским химическим или ядерным оружием. Кроме того, объединение Кореи противоречит интересам Пекина – чтобы там ни говорили по этому поводу китайские дипломаты. Таким образом, у Китая есть причины, для того чтобы поддерживать Северную Корею на плаву.

С другой стороны, у Китая есть основания быть недовольным многими аспектами северокорейской политики. Особое раздражение в Пекине вызывают ядерные амбиции Пхеньяна. Похоже, в последние полгода недовольство это усилилось. Целый ряд событий последнего времени заставляет подозревать, что отношения Пекина и Пхеньяна вступили в полосу очередного кризиса.

Первым признаком проблем стал скандал вокруг неудачных инвестиций крупной китайской компании "Сиян". Она вложила около 50 миллионов долларов в постройку шахты в Северной Корее, после чего шахта была захвачена северокорейской стороной. Подобные ситуации возникали и раньше, но на этот раз о конфликте пострадавшая китайская сторона заявила открыто.

В августе 2012 года в Китай прибыл Чан Сон-тхэк, ближайший советник Ким Чен Ына. Он надеялся получить дополнительную экономическую помощь, но вернулся с пустыми руками.

В январе 2013 года Китай поддержал резолюции Совета Безопасности ООН с осуждением запуска северокорейской ракеты. Это решение Китая оказалось неожиданным для большинства наблюдателей.

Наконец, в конце января китайская газета "Хуаньцю шибао" заявила, что в случае проведения Северной Кореей ядерного испытания Китай сократит масштабы помощи КНДР. Это заявление трудно проигнорировать, потому что эта газета входит в холдинг "Жэньминь жибао", то есть подчиняется официальному органу ЦК Компартии Китая.

Конечно, правительство КНДР не слишком прислушивается к мнению своих союзников, в том числе и Китая. Однако сейчас игнорировать недвусмысленные предупреждения из Пекина становится всё сложнее – слишком уж велика экономическая зависимость КНДР от китайской помощи и от торговли с Китаем. Поэтому нельзя исключать, что китайское давление отчасти достигло своей цели и заставило правительство Северной Кореи то ли отложить, то ли отменить ядерные испытания.

Это, безусловно, хорошие новости. Однако следует помнить: Пекин вовсе не собирается загонять Северную Корею в угол и тем более не стремится к тому, чтобы спровоцировать там серьезный кризис. Поэтому, вероятнее всего, Китай и впредь будет поддерживать КНДР на плаву, лишь изредка выражая свое недовольство по поводу тех или иных акций Пхеньяна.

http://rus.ruvr.ru/_print/96415929.html - Сергей Лузянин, зам.директора ИДВ.

...Однако в последнее время в корейской проблеме стали просматриваться и глобальные аспекты. После ракетных пусков Пхеньяна, артиллерийских перестрелок двух корейских государств и замораживания шестисторонних переговоров, эта проблема стала влиять на общее противостояние КНР и США. Пентагон, указывая на Пхеньян, проводит расширение своей противоракетной обороны (ПРО) в Азии, создавая дополнительные стратегические рычаги "сдерживания". Причем направлены они не против Северной Кореи, а в первую очередь против Китая. Идет размещение новых радаров раннего предупреждения на южных островах Японии и Филиппинах, увеличение числа (с 26 до 36) специальных военных кораблей, оснащенных антиракетами.

Одновременно идет подготовка к переформатированию американо-японского и американо-южнокорейского союзных договоров в сторону углубления военно-политических обязательств сторон. Заметим, что причины активизации Японии и США связаны не только с Северной Кореей, но и с известным островным спором Китая с Японией. При этом Пхеньян, играя на грани "ядерного фола", вольно или невольно "подставляет" своего "старшего брата" в его геополитическом и региональном соперничестве с Америкой.

Теоретически, как отмечает ряд радикально настроенных китайских экспертов, существует вариант использования Северной Кореи против США в качестве элемента уже китайской политики "сдерживания". Но для этого потребуется реализовать как минимум две вещи – во-первых, сделать Северную Корею полностью зависимой и подконтрольной Китаю, включая ее политическую и военную жизнь. Пока Пекин этого добиться не может. Несмотря на давние братские связи, Пхеньян проводит собственную политику, не особенно прислушиваясь к советам китайских товарищей.

Во-вторых, Китаю необходимо получить от Северной Кореи некие экономические гарантии дееспособности, что возможно только на пути системного усвоения КНДР опыта китайских реформ. В этом случае КНР гипотетически могла бы закрыть глаза на северокорейскую ядерную программу, органично встроив ее в собственную политику "сдерживания" США.

Складывающиеся реалии совершенно иные. КНДР не торопится применять у себя китайский опыт, сосредоточив все силы и ресурсы нации на развитии ядерной программы. Корейская атомная бомба для многих северокорейцев, возможно, является и некоей "национальной идеей", и единственным защитным оружием от Америки и других врагов, и одновременно понятным миллионам объяснением: "почему мы живем так бедно".

При этом Пхеньян требует от Пекина расширения кредитной, продовольственной, энергетической и иной помощи. Китай всегда поддерживал идеологически близкий ему режим, иногда спасая его от смертельной угрозы (Корейская война 1950-1953 гг.). Не оставил он КНДР и после установления дипломатических отношений с Южной Кореей (24 августа 1992 г.), хотя это и вызвало на севере Корейского полуострова бурю негодований и обвинений в предательстве.

В настоящее время в Чжуннаньхае (так называется "китайский Кремль") с растущим раздражением констатируют стойкое нежелание Пхеньяна строить социализм по китайской модели. Причем, если в конце 1990-х начале 2000-х годов многие ученые КНР писали о "легкости и быстроте" реализации данного проекта, указывая на уже апробированный опыт открытых зон КНР, возможности использования китайского финансового и кадрового ресурса, то сегодня тон публикаций резко изменился. Многие эксперты вообще не верят в корейскую модернизацию по китайскому варианту, считают, что Северная Корея "превращается в обузу" на пути Китая "в великую региональную и мировую державу".

Возможно, что одной из причин неудачного визита в КНР 13 августа 2012 г. заместителя председателя Государственного комитета обороны КНДР, ближайшего советника молодого вождя Ким Чен Ына  - Чан Сон Тхэка -  как раз и стало недовольство китайских руководителей, вызванное подобной "упертостью" северокорейцев. Посланник не смог убедить Ху Цзиньтао в необходимости визита молодого руководителя в КНР до XVIII съезда. Судя по всему, не удалось Чан Сон Тхэку и получить новый льготный кредит в несколько миллиардов долларов.

По сообщениям южнокорейских СМИ, премьер Госсовета КНР Вэнь Цзябао предъявил корейскому представителю некие китайские претензии, связанные с фактами ущемления Пхеньяном китайского бизнеса, в частности горнодобывающей компании "Сиян групп". Как уверяют источники в Сеуле, северным корейцам было изложено пять условий, без выполнения которых не может идти речи о дальнейшем сотрудничестве, – принятие соответствующих законов о регулировании иностранного бизнеса, борьба с коррупцией, отмена практики введения новых налогов для инвесторов, оказание помощи со стороны властей, реорганизация таможни.

Очевидно, что новому руководству Китая придется встречаться с Ким Чен Ыном и "забыть" временные разногласия. Этого требуют протокол и более общие проблемы региональной и глобальной безопасности. Если бы Си Цзиньпину в итоге удалось каким-то образом вернуть КНДР за стол шестисторонних переговоров и возобновить работу "шестерки", это стало бы сильным "козырем" нового китайского руководителя в его дальнейшей региональной и глобальной "игре" с США и их союзниками.


И до кучи еще немного Ланькова
http://rus.ruvr.ru/_print/103637102.html
Пора признать очевидное: санкции не оказывают на Северную Корею особого влияния. Проблема в том, что за пределами узкого круга экспертов это обстоятельство понимают очень немногие. Зато введение очередных санкций позволяет и дипломатам, и парламентариям демонстрировать избирателям, что они реагируют на угрозу, исходящую от КНДР.

Впервые режим международных санкций в отношении КНДР был введен после первого ядерного испытания, которое состоялось в 2006 году. За семь лет действия этого режима Пхеньян трижды пытался запустить искусственный спутник Земли, причем последняя попытка оказалась удачной, а также провел еще одно ядерное испытание. При этом нельзя сказать, что КНДР достигла этих успехов ценой затягивания поясов. Напротив, период 2006-2012 годов, то есть период санкций, был также временем умеренного, но вполне ощутимого роста экономики КНДР.

Анализ этих обстоятельств вынудил экспертов сделать вывод, что санкции не оказывают заметного воздействия на Северную Корею. Тому есть несколько причин.

Во-первых, в случае с Северной Кореей не работает обычный для всего остального мира механизм действия санкций. От них страдает, как правило, не высшее руководство, а население в целом, в том числе и значительная часть элиты. В результате и население и элита начинают требовать от правительства, чтобы оно отказалось от политических решений, которые вызвали введение санкций.

Такая модель сработала в Югославии и ЮАР. Она может сработать и в Иране, при всем своеобразии его политического режима. Однако в Северной Корее эта политика имеет мало шансов на успех. Население Северной Кореи не имеет никаких возможностей оказывать давление на политику своего правительства. Северокорейцы не голосуют – точнее, голосуют раз в пять лет на официальных выборах, на которых единственный кандидат всегда получает 100% всех голосов. Вероятность мятежа или переворота в Корее также ничтожно мала.

Введение санкций может привести к тому, что значительная часть населения КНДР окажется в действительно бедственном положении – возможно, даже будет голодать, но вот на северокорейское правительство эта ситуация не окажет никакого влияния. Как показал опыт последних 20 лет, никакие страдания населения не могут заставить Пхеньян идти на уступки в вопросах, которые там считают приоритетными.

Во-вторых, режим финансовых санкций, скорее всего, не получит реальной поддержки от Китая, являющегося главным торговым партнером Северной Кореи. Китайские банки найдут способы обходить ограничения. Объёмы северокорейской внешней торговли весьма невелики, поэтому во многих случаях расчёты могут производиться наличной валютой. Вполне можно представить себе северокорейских чиновников, которые будут ездить в Китай с чемоданами, набитыми стодолларовыми купюрами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments