December 30th, 2020

Витус поднял важный для времени новой этики вопрос

https://vitus-wagner.livejournal.com/1593719.html //
https://www.theverge.com/2020/12/28/22203412/john-paul-mac-isaac-hunter-biden-laptop-new-york-post-twitter-moderation-hacked-materials-lawsuit

В октябре сын будущего президента Байдена сдал в ремонт свой ноутбук. В частности, попросив восстановтить данные с жесткого диска. Их восстановили, но в процессе ремонтник был, видимо так впечатлен содержимым, что кое-что опубилковал в твиттере. Твиттер это дело удалил как "hacking content" и теперь ремонтник с Твиттером судится за defamation.

А я прочитавши эту историю в больших соменния.

С одной стороны, по-моему ремонтники компьютеров и удаленные сисадмины должны давать клятву, аналогичную клятве Гиппократа, и включающую в себя обязательство не разглашать информации клиента. Примерно на том же уровне, на каком священники соблюдают тайну исповеди.
С другой стороны, мы имеем дело с крупным политиком. А по-моему, начиная заниматься политической деятельностью в таких масштабах, человек должен давать подписку, что понимает и согласен с тем, что privacy у него больше не будет, что любое его слово и действие является общестенно значимым, и может быть опубликовано и рассмотрено под микроскопом.Вот не могу сказать, являетя ли этот ремонтник недостойным доверия болтуном (какой вывод, видимо сделан его клиентами, что и послужило поводом для подачи иска к твиттеру), или честным whistleblower вроде Сноудена

...
С третьей стороны, добавид бы Маккавити, есть целый ряд историй последних лет из РФ и не только, когда из-за любопытства ремонтника всплывали доказательства серьезных преступлений - включая кейс, когда на сданной в ремонт видеокамере остался ролик убийства, соврешенного хохяином сотоварищи.
С четвертой, ряд иных историй из политической жизни РК заставляют меня задать вопрос о том, насколько такой ремонтник или админ может просто ввести в комп ужасный контент, а потом пойти с ним в прокуратуру, заявляя, что увидел это среди восстановленных файлов.

И это очень важная проблема для периода новой этики.