April 1st, 2020

Не столько про Ухань, сколько про психологическую механику распространения фейков

 https://www.pravmir.ru/yura-iz-uhanya-i-antiseptik-s-vertoleta-antropolog-aleksandra-arhipova-o-fejkah-v-pandemiyu/

...В человеческой культуре существует извечный страх чужого, это одна из немногих вещей, которые универсальны. Как правило, этот самый чужак может заражать своим телом, которое в прямом смысле опасно и ядовито для нас. Когда в мире началась эпидемия ВИЧ-инфекции, в СССР стали бояться «заразных» иностранцев. Одна моя финская коллега вспоминала, как их, иностранных студентов в Киеве, подозревали в том, что они являются разносчиками болезни.

... подспудно живущая в массовом сознании вера в тайные лаборатории, а также в образ mad scientist — безумного ученого с тайной колбочкой, которую случайно разбили и всех заразили.

На самом деле перед нами — метакогнитивные искажения, то есть, попросту говоря, искажение нашего «знания о знании». У человека есть две области незнания. Collapse )

...этот фейк появился 2 марта, давайте послушаем, у меня есть аудиозапись. (Открываем звуковой файл, в компьютере звучит женский голос, Александра начинает комментировать.)

«Леночка, добрый вечер. У меня не очень хорошие новости, но очень хочется уберечь всех-всех дорогих мне людей».

(Слышите доверительную интонацию?)

«Я решила сделать рассылку среди клиентов, хочется как-то сказать».

(Это классическая friend-communication — когда человек как бы обращается к другу.)

«Тоже распространи информацию максимально, раз наше правительство не хочет нас информировать об этом, значит, будем мы друг друга информировать о просочившейся информации. В Москве 20 тысяч заболевших коронавирусом».

(Смотрите, доверительная информация внезапно сменяется учительским назиданием. В живом спонтанном разговоре такая смена риторики крайне маловероятна.)