March 1st, 2018

(no subject)

https://tjournal.ru/66972-gollandskiy-inzhener-sdelal-sistemu-raspoznavaniya-mordy-svoego-kota-chtoby-puskat-ego-domoy

Голландский инженер сделал систему распознавания морды своего кота, чтобы пускать его домой.
Устройство фотографирует питомца, а нейросеть сравнивает снимки и посылает хозяину уведомление.

Российский день кошки ня!

http://www.pravmir.ru/monastyirskie-kotyi-uteshenie-i-zabota-foto/

...На Кипре у кошек есть целый монастырь. По рассказам, в IV веке здесь случилась страшная многолетняя засуха. В результате на острове развелись змеи, угрожавшие человеку. Для борьбы со змеями святая царица Елена велела прислать сюда тысячу кошек, присматривать за ними поручили монахам. Они построили храм, вокруг которого позже возник монастырь святого Николая Кошатника. Кошки с задачей справились, и через несколько лет остров был очищен от змей.

Кошек здесь до сих пор любят и кормят каждый день.


 

Георгий Кочешков про важное

https://vk.com/@139834227-taiwan-travel-act-dve-podpisi-do-polunochi
Taiwan Travel Act – две подписи до «полуночи»

Вчера, т. е. 28 февраля 2018 года, американский сенат «по единодушному согласию» принял Taiwan Travel Act https://www.congress.gov/bill/115th-congress/house-bill/535

Содержание данного законопроекта заключается в том, что он разрешает визиты для американских официальных лиц всех уровней на Тайвань и тайваньских в США. Например, американский президент или госсекретарь сможет приехать на Тайвань с официальным визитом или их тайваньские «коллеги» наоборот приехать с визитом в США. По сути, это решение задачи «как установить полноценные дипломатические отношения, якобы не делая это официально».

В Пекине, который считает Тайвань неотъемлемой частью Китайской Народной Республики, а себя – единственным законным правительством Китая, как не сложно догадаться, данный законопроект не вызывает большого энтузиазма.
А точнее, у части китайской элиты он вызывает «энтузиазм» вполне определённого рода: на протяжении последних нескольких месяцев китайская пресса, включая «дочку» газеты «Жэньминь жибао» – газета «Хуаньцю шибао» (в англоязычном варианте «Global Times»), неоднократно успела пригрозить принятием в ответ всех возможных мер, включая вооружённое присоединение Тайваня http://www.globaltimes.cn/content/1084181.shtml

И в данном случае, вполне возможно, это НЕ является «последним китайским предупреждением» (о чём подробнее ниже). Конечно, Global Times считается рупором китайских ястребов. Однако даже гонконгская газета «South China Morning Post» очень осторожно упомянула комментарий одного из экспертов: «Худшие возможные последствия, которые могут быть – разрыв дипломатических отношений между Пекином и Вашингтоном. Но я не думаю, что всё зайдёт так далеко». http://www.scmp.com/news/china/diplomacy-defence/article/2127698/washington-preparing-play-taiwan-card-beijing-again
Нужно иметь ввиду, что SCMP не представляет ястребов: наоборот – китайский файрвол её даже блокирует за периодические сливы внутриполитических инсайдов. Это издание принадлежит Alibaba Group, т. е. Джеку Ма – одному из богатейших китайских миллиардеров, который, что важно, имеет давние и тесные деловые связи с США. Иначе говоря, это позиция той части китайской элиты, которая в наименьшей степени заинтересована в ухудшении отношений между КНР и США, а тем более в их разрыве.

Тем не менее, как можно увидеть в той же статье SCMP, весьма вероятно, что Вашингтон на самом деле не хочет принимать Taiwan Travel Act, а лишь собирается использовать угрозу его принятия в качестве аргумента в сделке по вопросам торговых отношений и некоторых других. И пока до его окончательного принятия нужно пройти ещё одну, завершающую стадию – подпись Президента США Дональда Трампа.

И, «так совпало», что как раз в это время в США с визитом находится китайская делегация во главе с Лю Хэ – человеком, который считается главным экономическим советником лидера КНР Си Цзиньпина. Задача этой делегации – урегулирование торговых споров между Пекином и Вашингтоном. А учитывая, что за последнее время США и Китай приняли целый ряд ограничительных торговых мер в отношении друг друга https://riss.ru/analitycs/48257/ , американо-китайские отношения, по сути, уже находятся в состоянии на грани торговой войны или даже в её вялотекущей фазе.

Китайская делегация прибыла в США во вторник http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4996919 , Taiwan Travel Act сенатом был принят в среду. Вполне вероятно, что американцы действительно рассчитывают таким образом заставить китайцев пойти на уступки. Однако нужно понимать, что для Китая вопрос Тайваня – это вопрос жизненных интересов страны, её территориальной целостности. А поэтому американцы могут получить обратную реакцию – выставить себя в глазах США недоговороспособным партнёром, представляющим угрозу жизненным интересам и самому существованию КНР. И тогда президенту Трампу придётся решать – ставить подпись или выставить себя слабаком.

После этого «мяч» окажется у китайской стороны, которой также придётся принимать непростые решения.
Во-первых, разрывать ли дипломатические отношения с США. Дело в том, что при установлении таких отношений с любой страной, Пекин ставит обязательным условием признание принципа «одного Китая»:
1.КНР – единственное законное правительство Китая;

2. Тайвань – часть Китая.

А данный законопроект вполне можно интерпретировать как нарушение этого принципа.
Во-вторых, в случае подписи Трампа и окончательного принятия Вашингтоном Taiwan Travel Act-а, а тем более, если в соответствии с этим законопроектом состоится официальный контакт на высшем уровне между Вашингтоном и Тайбэем, Пекину придётся вполне серьёзно рассматривать возможность вооружённого вторжения на Тайвань.

Ещё в 2005 году в КНР был принят закон «О предотвращении сецессии» (反分裂国家法) https://baike.baidu.com/item/反分裂国家法/450973, «Статья 8» которого, в частности, говорит:

«В случае, если сепаратистские силы, выступающие за «независимость Тайваня» под любым именем, любым способом создадут событие, приводящее к выходу Тайваня из состава Китая, или в случае возникновения значительного события, которое в будущем приведёт к выходу Тайваня из состава Китая, или в случае, если мирное объединение станет невозможным, государство имеет право/обязано [на китайском тут стоит 得, которое можно перевести и так, и так] принять НЕмирные и прочие необходимые меры для защиты суверенитета и территориальной целостности государства».
Taiwan Travel Act, а тем более возможный визит на высшем уровне, вполне может подпадать под эту статью.

Конечно, руководство Китая, несмотря на де-юре, де-факто не будет автоматически обязано разрывать дипотношения с США или вторгаться на Тайвань. И раньше такое решение скорее всего принималось бы коллегиально ПК Политбюро, который вполне мог коллективно разделить ответственность и, в итоге, ничего не сделать. Но так было раньше.

Сейчас же окончательное решение будет принимать один человек – Председатель КНР, Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель Центрального Военного Совета КНР и Военного Совета ЦК КПК, Председатель Центрального совета государственной безопасности ЦК КПК, «ядро ЦК КПК» и «вождь народа» Си Цзиньпин. Человек, ради которого, как было официально объявлено буквально пару дней назад, скоро поменяют конституцию, отменив ограничение на количество сроков для Председателя КНР, чтобы ни у кого не осталось сомнений, что он собирается остаться у власти дольше двух положенных сроков.
С одной стороны, Си Цзиньпин – самый могущественный человек в Китае со времён Мао Цзэдуна и «Культурной революции», и уже сейчас положение Председателя Си вполне сопоставимо с положением Председателя Мао в начале 50-х годов, до начала «Большого скачка».

Но, с другой стороны, он явно опасается возможности вооружённого переворота. Уже после 19 съезда КПК, на котором всем должно было стать ясно, какое положение занял Си Цзиньпин, было принято два показательных решения:
1. В конце декабря было объявлено и с 1 января 2018 года произошло переподчинение войск Вооружённой народной милиции от двойного подчинения Госсовету и Центральному Военному Совету только к ЦВС (т. е. де-факто к только Си Цзиньпину) – http://russian.news.cn/2017-12/27/c_136855536.htm

 2. А уже 15 января 2018 года в армейских парткомах появились инспекционные группы (проще говоря, к высшему армейскому командованию приставили дополнительных соглядатаев) – http://russian.news.cn/2018-01/17/c_136902234.htm

Конечно, сейчас оппозиция Си Цзиньпину вроде как зачищена, однако, в случае, если он в ситуации кризиса вокруг крайне острого вопроса Тайваня не предпримет решительных шагов, недовольные наверняка появятся, причём, скорее всего, как раз в силовых структурах.

И, таким образом, с китайской стороны решение также будет принимать человек, которому очень опасно демонстрировать слабость. И поэтому сейчас вероятность военного вторжения НОАК на Тайвань как ответной меры куда выше, чем была до прихода Си Цзиньпина к власти.

А между тем по действующему в США закону «Закону об отношениях с Тайванем» 1979 года у Вашингтона сохранились обязательства обеспечивать безопасность Тайваня…

Мне самому очень хочется надеяться, что я сгущаю краски. Но вполне возможно, что до «полуночи» нас отделяют подписи двух людей, каждому из которых опасно проявить слабость.