January 21st, 2012

(no subject)

http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20120121080306.shtml

Северная Корея отпустила двух граждан Японии, которые были арестованы около года назад по подозрению в контрабанде наркотиков. Об этом сообщили представители японских властей. Причина, по которой японцы были отпущены, не сообщается, передает Би-би-си.

(no subject)

http://tttkkk.livejournal.com/231991.html
В последние дни из нескольких источников поступили сведения о том, что с начала января в КНДР введён запрет на использование китайских юаней на рынках. Если это правда (а на то похоже), то это, во-первых, первая серьёзное экономическое мероприятие нового правительства, а во вторых – первая после злополучной денежной реформы 2009 года попытка как-то ограничить свободу рыночных операций. По-видимому, Верховный Руководитель Любимый товарищ Ким Чен Ын (или, скорее, его советники - от Верховного Руководителя пока мало что зависит) хотят таким образом снизить влияние Китая, которое их очень беспокоит.

При этом следует иметь в виду, что северокорейская экономика вообще сильно юанизирована. Все крупные и средние сделки в частном секторе оплачиваются в валюте, то есть, в основном, в юанях. Северокорейская вона - средство расчётов в розничной торговле и мелком опте, не более того. После денежной реформы 2009 года вону стали избегать ещё активнее.

Следует напомнить, что в КНДР контроль над валютой был всегда очень слабым. В отличие от СССР, операции с валютой никогда не считались там серьёзным преступлением, а в последние 15 лет в стране существует фактически свободная торговля валютой (не формально, но на практике).

Что из этой затеи выйдет – узнаем через пару месяцев. Рискну предположить, что запрет на юани постигнет та же судьба, которая в последние 10 лет постигла многие (почти все) официальные запреты, направленные на ограничение и ущемление частного сектора. Месяц-другой его будут более-менее проводить в жизнь, а потом о нём потихоньку забудут, и всё пойдёт по старой колее. Переход на воны исключён, другой валюты в обращении мало. Впрочем, посмотрим, что получится.

http://heijo.livejournal.com/18655.html
О малых сих

Как известно, в КНДР формально существует три партии, помимо собственно ТПК, это Социал-демократическая партия и Партия молодых друзей Чхондогё. Последние две на заре истории Северной Кореи представляли собой реальную силу, но были очень быстро обескровлены и подчинены ТПК. На протяжении десятилетий они использовались для пропаганды на Юг и для создания иллюзии того, что в КНДР есть многопартийность. И вот сейчас выяснилась (из нескольких независимых источников) любопытная деталь: члены СДПК и ПМДЧ параллельно являются членами ТПК, а в «малых партиях» состоят в качестве партийного задания. То есть по сравнению с ними, например, Революционный комитет Гоминьдана в КНР, где можно сделать небольшую карьеру, - это просто апофеоз автономии и либерализма.
И еще – «малые партии» во внутрисеверокорейской пропаганде упоминаются крайне редко, и обычный северокореец вообще не знает об их существовании.

От Маккавити - вообще-то сие выяснилось далеко не сейчас, ибо руководитель демпартии был членом политбюро еще в начале правления КЧИ, но это мелочи.
Да, официальных религиозных лидеров это тоже касается.
Ведь ТПК это что угодно, но не партия в европейском смысле слова.