October 6th, 2003

Начало недели...

6/10
Это воскресенье я честно отсыпался впрок и доводил до финала «Опасные игры», а понедельник начался с лекции, посвященной изучению процесса принятия решения и формированию политики безопасности в отдельно взятой стране. По преимуществу все свелось к рассказам типа «а у нас оно..», в то время как общий алгоритм выработки свелся к : определение различными группами концепции национального интереса и «защита» ее перед публикой в ходе выборов руководящего органа страны – формирвание правительства и выбор генеральной стратегии – определение основных угроз в порядке приоритета – выбор методов противодействия – применеие этих методов на практике.
Меня, конечно, более интересовала схема принятия непосредственных решений. Тут нам было предложено три модели, и хотя и я, и Николай нашли классификацию несколько неполной и нелогичной, вначале я приведу ее.
А). Модель рационального действия. Главное, понять, что происходит, собрав за критичное для решения проблемы время максимум информации, и реагировать в соответствии с ней. Решение при этом принимает одно конкретное лицо на основе максимальных данных и с учетом рассмотрения альтернатив. Критерий, однако, максимум практической выгоды при минимуме потерь. Пример, привелденный автором – решение кубинского кризиса президентом Кеннеди.Другой, неудачный пример – Вьетнам, где из-за недостаточнго рассчета данных были сделаны верные выводы из неверных посылок.
Б) бюрократическая модель, при котоой решение есть закономерное следствие повседневной активности всей административной системы. Здесь следует помнить о власти шаблонов, по которым она функционирует, и в качестве примера была приведена бомбаридировка Нагасаки, которая не миела никакого значения в военном или политическом смысле. Автор считает, что дело было не в желании США показать СССР, что у нас есть новое оружие, а просто потому, что решение бросать две бомбы, как и выбор целей, было принято еще в конце июля.
В связи с этим были рассмотрены и два основных варианта того, как заставить косную бюрократическую систему поддаваться инновациям: создание специального нового органа под новую проблему или расстановка на ключевые посты «верных людей», способных за счет своей власти направлять машину в нужном направлении (типа корейского рекрутского набора чиновников).
В) модель «государственной политики», при которой решение есть продукт своего рода договора\сделки между основными игроками на политическом поле.так как каждая «заинтересованная группа» имеет свои приоритеты или свой взгляд на проблему, результат отражает компромисс, который далеко не всегда оказывается наиболее рациональным средством. Здесь в качестве примера к моему удивлению было выбрано вторжение в Чехословакию 68 года, причем скорее то, отчего СССР так долго выжидало и не погасило проблему в зародыше.
Выяснилось, что против танков наиболее последовательно голосовал Суслов! Амерриканские аналитики даже стали задаватся вопросом, не скрытый ли он либерал, но дело было не в этом. На фоне начавшихся идеологических расхождений с Китаем он планировал собрать в Москве совещание представителей всех компартий, на котором Мао заклеймили бы как еретика. Зная интерес ряда европейских коммунистов к идеям Дубчека, Суслов понимал, что силовое решение этой проблемы подорвет их доверие к СССР и сорвет планируемое им мерприятие. В результате, критикуя Дубчека больше всех, он одновременно предлагал хотя бы отложить вторжение «до после конференции».
Я тут, конечно, указал, что от этого недалеко до выбора под влиянием личных преджпочтений , - идеологических или связанных с доминировнаием той или иной группы, подменяющей (осознанно или нет), национальный интерес собственным, но мне ответили, что рассматривается только тот вариант, когда участники решения не преследуют личных целей. Ха!
В общем, я бы скорее провел вопросник так:
· Кто принимает непосредственное решение? Оно размазано по бюрократии, его принимает один человек или посвященный НБ коллегиальный орган.
· На основе каких источников оно прнимается. Как поставлен сбор информации и в насколько отфильтрованном или переработаном виде она поступает на стол решающего.
· Есть ли система безусловных приоритетов – идеологических или иных. Что скажем, на первом месте – безусловное достижение цели или сохранение своих интересов\минимизация потерь.
· Есть ли какие-то дополнительные факторы либо заинтересованные лица\группы, срособные влиять на выработку решения. Насколько их субъективное мнение перевешивает объективные данные поступающей информации.

А вечером была протокольная встреча – в Гонолулу проходил слет начальников Генштабов (и руководителей оборонных ведомств) стран АТР, и нас повезли на прием – показать, что такое наш центр и пообщать с высшим военным руководством. До начальника американского ОКНШ я лично не добрался, ограничившись лишь лицезрением живого четырехзвездочного генерала с трех метров, но вместе с остальными соотечественниками хорошо пообщался с генералом Скворцовым, замом нашего НГШ и главы военно-научного комитета. Разговор шел в основном за жизнь и военное образование, и генерал мне весьма понравился своим взглядом на проблему – как сказал бы один из моих друзей: «да! Это Генерал, а не Самый Старший Прапорщик». Полезный контакт, как и сопрвождавший его старлей - выпускник военнного университета, с опытом миротворческих операций и связями в спецназе ГРУ. Вот его я попробую развести на общение в гостях – как приеду, дабы он рассказал всем то, что рассказывал мне. Очень были интересные наблюдения по сравнению поведенческих паттернов их и нашего спецназа.

Третий Рим и другие мысли за ланчем

Николай, который всерьез затарился в военторге, взял в привычку во время ланча собирать на чай с пиццей своих друзей у себя, создавая таким образом нечто вроде мини-салона с обсуждением того, что на каком семинаре происходил0. хотя в основном мы просто разговариваем за философию, и я черпаю много интересного. То, о чем хотел рассказать, касается концепции Третьего Рима, которая в своем нынешнем виде была придумана во второй половине 19 века российскими западниками наряду с остальными историческими мифами вроде Ивана Сусанина или побоища на льду Чудского озера.
«Два Рима пали, Третий – Москва, а четвертому не бывать!». Монах Филофей действительно писал так, но подразумевал под сиим нечто совсем иное. Не читая в отличие от конструкторов мифа Тацита и Светония, он подразумевал под Римом не Римскую империю, а церковь. Рим пал, обратившись в католическую ересь, Византия ныне под турками, и, следовательно, лишь Москва остается оплотом истинно православной церкви, каковым сохраняться должна. И никакой преемственности империй.
А один из наших американских знакомых высказал (не в связи с этим) тоже занятное суждение. Америка всегда была и остается очень изоляционистской страной. Просто теперь гетто окружили флажками, и когда его обитатели (неважно, негры, геи или кто-то еще), пытаются за них выйти, их прижимают не менее быстро и жестко, чем когда «большинство» начинает лезть за флажки и нарушать их прайвеси со своей стороны. Такая вот репрезентативная демократия, когда малая группа имеет свое представительство во власти на определенном уровне, но именно на определенном! Ни более, ни менее. И вообще – города это конечно витрина, но американская глубинка, которая начинается за любой кольцевой дорогой, имеет совсем иной уровень толерантности.
Кстати о толерантности, продолжил тот же товарищ: ругая Гитлера за Холокост, мы почти забыли концлагеря для японцев, которые с началом войны были по всей стране схвачены и препровождены. + жесткие ограничения по расовому признаку (даже имеющий четверть японской крови воспринмался примерно как ЧСИР) и формирование фактически штарфных рот из тех, кто таки хотел послужить стране, которую они считали родиной. В результате существенного японского землячества или японской диаспоры на территории США до сих пор нет.
А еще мы снова думали о том, переизберут ли Буша и на какие жертвы он ради этого пойдет. Мой известный всем первичный вариант заключался в теракте против американских войск в Ираке – с выходом на Сирию или Иран как базу ударивших по и началом войны весной с тем, чтобы к выборам пришелся б ее разгар и «коней на переправе не меняют», но в условиях нынешних есть и вариант Б, при котором Нечто таки происходит внутри страны, но виноватыми становятся уже не заезжие арабы, а некие продавшиеся глобальному терроризму внутренние враги. И это – повод существенно завертеть гайки и утихомирить любителей задавать лишние вопросы. Проблема только в том, дать теракту совершиться, направив на врагов народа всеобщее возмущение, или показать мужество спецслужб и простых американцев, которые героическими усилиями или доблестным стуком сумели акт предотвартить. Аж самому интересно...