October 1st, 2003

медленно втягиваемся в рутину...

30.09
Сегодняшняя лекция была посвящена исторической эволюции азиатского государства и региональных геополитических проблем, которую читал автор того курса, на который я собрался. Остался менее доволен, чем ожидал: конечно, в 60 минут (последняя треть лекции всегда уходит на вопросы) всего не вместить, но когда он рассказывал о доколониальном периоде, упрощений было слишком много. Точнее, если искать общие черты не порегионно, а во всей азии, естественно найдешь только самое общее. Из-за этого он, например, забыл китайскую меритократическую концепцию власти. Во остальном же было неплохо – очень точно описали, на каком историческом этапе пояились те или иные элементы современной картинки, будь то госграницы, проблемы или концепции, а на семинаре все в один голос подчеркнули важность понимания исторических корней современных проблем и изучения прецедентов как хорошего способа не наступать дважды на те же грабли. Я не удержался и привел в пример раздел Кореи как следствие отсутствия профессиональных кореистов в армии США – незнание ситуации привело к современному положению дел и был дополнен еще парой примеров.
Так что поглядим, что будет на самом его курсе – там-то мы и будем копья ломать к вящему интересу окружающих.

Пока я расскажу немного о том, как проходит учебный процесс. Каждая тема основного курса занимает две пары. Лекция проходит в емком, полутезисном режиме и сопровождается слайдовой презентацией, каковая в отксеренном виде выдается перед ее началом как своего рода список тезисов, который с моими комментариями и репликами по поводу составляет полноценный конспект. Затем семинар с хорошим лидером, грамотно ведущим дискуссию и не навязывающем точку зрения. Скорее он просто подливает масло или подбрасывает новые темы\ракурсы. Домашнее (рекомендованное) чтение есть, но пока знание его особенно не проверяли (мб это будет по-иному на избранных курсах) – просто статьи или выдержки из книг категории «кстати», призванные пробудить в головах читающих релевантные мысли. + к этому постоянная обратная связь, анкетирование про то, что и как вам понравилось, как вы бы оцениили каждую тему сравнительно с прочими и чего бы надо добавить.
В общем, хороший пример элитной части американского образования, которое, имхо, четко делится на две половинки: для быдла (пресловутые школы, в которые надо ходить только по месту жительства, готовящие детей, по сравнению с которыми Бивис умнее а Батхед симпатичнее) и для элиты, где обычно готовят прекрасных (без дураков) но узких специалистов с крайне слабыми базовыми знаниями. А что-то серьезное, вроде того как преподают нам – получается для «совсем элиты». Это, конечно, большая тема, которую я при случае освещу. А пока вопрос ко всем - насколько подробно мне стоит рассказывать о каждой из лекций или ограничиваться собственными "мыслями в ответ?"

Громовая рыба и вообще... - Махало всем за Кокуа!

- всего-насвего буквальное прочтение иероглифов, вместе означающих торпеду.

А еще я удачно перевел на английский известный анекдот насчет того, "в чем сила":What is the real measure of Power? – Just a voltage!

Среди прочих достижений - же купил нечто типа самоучителя местного наречия и могу немного просветить всех. Гавайский язык состоит из 14 звуков – 5 гласных, плюс h, k, l, m, n, p и w. Часто встречаются долгие звуки, да и сами слова нередко имеют большее количество слогов. Получается местами очень красиво, звучно и немного двусмысленно для русского уха.
Ликбез слов и выражений приводить пока не буду – за вычетом тех четырех, которыми нас тут почти что кормят:
· Алоха – универсальное приветствие, здравствуй-до свидания, при этом второе значение – «любовь», значение каковой усердно распространяется на несексуальный подтекст, в то время как все естественно вспомнают любвеобильных полинезиек (та же культура, однако).
· Охана – семья, видимо,большая и патриархальная, дух которой нам пытаются привить. Заметим, что это получается, и я не вижу отношения к людям, построенного на базе отношения к странам. Пример – индусы и пакистанцы практически с самого начала занятий образовали единую компанию, общаясь вместе без скидок на напряженку между их странами.
· Кокуа – помощь, поддержка, понимание и приятие. То, что ожидают в ответ от нас.
· Махало – спасибо (этимология еще не выяснена).

Продолжаем выяснять, в чем сила...

1/10
Сегодняшнюю лекцию читал упомянутый мной ранее Александр Мансуров, выпускник МГИМО и университета Ким Ир Сена, человек, постоянно работающий здесь и хорошо знакомый моему начальству. Наша научная школа подачи информации рулит, и его выступление, посвященное тому, что есть система международных отношений в представлении реалистично настроенного крыла американских политологов, понравилось мне, пожалуй, наиболее из всего слышанного пока. На материалах стоял копирайт, и потому полный конспект я приводить не буду, но замечу, что прекрасно структурированная информация будет интересна не только политологам, но и ролевикам, так как позволяет создать платформу для формирования «геополитической карты игрового мира».
Начинается она с определения «действущих лиц», каковыми могут быть как государства, так и все виды негосударственных объединений, включая ТНК, наркокартели или гильдии магов, если речь зашла о фэнтези. Затем определяется структура организации этих игроков на политической доске и то, к чему она ближе – анархии или иерархии. Затем мы выявляем принципы взаимоднйствия: чего больше – сотрудничества или конфликтов, дружбы или отчуждения. Наконец, устанавливается «полярность мира», которая определяет количество власти у того или иного игрока.
Понимание власти\силы меня порадовало своей простотой: способность одного заставить другого сделать то, что он сам по себе не хочет. Все остальное уже относится к методам воздействия – от грубой силы до имплантации новой идеи в форме «культурного империализма». Точнее, контроль может осуществляться ьремя путями – контролем силой, контролем правил (то есть, установлением выгодных «правил игры») и контролем сознания.
Сила (power) государства при этом определяется совокупностью его человеческого потенциала, способного как работать, так и воевать, экономического потенциала и административного потенциала как эффективности структуры управления, позволяющей с максимальным КПД направлять устремления индивидуалов на благо всей страны.
Государства пытаются выжить, что не способствует развитию альтруизма, но выживать можно как за счет мобилизации внутренних ресурсов, так и за счет внешних союзов, формрующих концепцию баланса сил. Учтем при этом, что союзы зыбки и основаны на недоверии, объединяются в основном против, и постоянных союзников заменяют постоянные интересы. Мир при этом может быть как би-, так и многополярным.
Иерархия тоже может быть различной, тк предполагает не только вертикальные связи, но и разделение по определенной специализации. Иерархий может быть больше, чем одна и они как бы вкладываются друг в друга.
Механизмом установления иерархии может быть основан как на грубом силовом доминировании, так и на приципе гегемонии. В рамках данной точки зрения это понятие не несет негативного смысла, так как в отличие от доминирования предполагает добровольное приятие сверхдержавы в означенном качестве. Естественно, гегемон при этом ДОЛЖЕН обладать наилучшей экономикой, привлекающей к себе слабых, доминировать на рынке идей, быть мировым полицейским и тп. Контролировать все и вся при этом необязательно – зачастую гегемон создает горизонтальную систему связей-взаимозависимостей, которую он мягко контролирует. Глобализация, собственно, один из таких лозунгов-инструментов.
Рано или поздно, однако, гегемон перестает быть таковым, и обычно по однои следующих причин: или происходит своего рода «выработка ресурса» и на фоне появления новых внешних сил старые уходят в тень; или в процессе расширения кусок оказывается слишком большим и расходы на контролирование территории начинают превышать доходы с нее; или разношерстная империя разрывается от слишком большого числа внутренних противоречий; или от долгого почивания на лаврах начинают проявляться негативные стороны человеческой натуры, ведущие к внутреннему разложению общества.
Отметил докладчик и определенные мифы, связанные с обеспечением безопасности посредством изоляции (отделение себя от мира лишает возможности балансировать), превентивных ударов для перешибания неприятных тенденций (ведет к синдрому бумажного тигра и создает опасный прецедент «права сильного») и расширения собственной территории (выгоды от завоевания не всегда окупают вложенные затраты и последующие проблемы)

Я же в связи с этим с одной стороны, вспомнил китайские выкладки о сути гегемонии, а с другой задал себе вопрос – не оттого ли Буш перешел к политике грубого доминирования, что руководимая им страна уже не является мировым гегемоном в вышеуказанном смысле?
Последующее на семинаре обсуждение свелось, правда, в основном к вопросам о китайско-американском противостоянии, где я аккуратно и без перегибов озвучил известную большинству точку зрения. За вычетом американцев, остальные ее в принципе поддержали -было разве что несколько дополнений. Китая боятся политики, в то время как бизнесмены воспринимают его как замечательный рынок и место для будущих инвестиций.
Возражения представителей США пошли по двум направлениям. Во-первых, далеко не все поддерживают политику Буша, поэтому не стоит воспринимать ситуацию с Ираком как непременную модель американской политики на ближайшее будущее. Во-вторых (и это показалось мне более интересным) не так-то все просто будет и у КНР. У него достаточно проблем :, есть свои террористы и спеаратисты на западных окраинах; Индия и Вьетнам, которые один раз уже были объектом китайской агрессии, скорее всего не будут рады излишнему усилению Китая даже с поправкой на определенную либерализацию; у Китая нет возможности вести войну на море, а рост рождаемости уже сейчас стал источником некоторых проблем с обеспечением всех пресной водой; США слишком хороший партнер, чтобы идти с ними на конфронтацию, и уж скорее они нажмут на Ким Чен Ира нежели поссорятся из-за него – не та ситуация и не тот повод чтобы идти на принцип. Собственно, по той же причине не будут активно защищать и Тайвань, тем более что его захват и последующая разруха слишком напоминает ззабивание курицы, несущей золотые яйца.
А вот представители всякой Океании китайцев боятся, причем основным оружием считают демографическое – с учетом смешанных браков и и роста населения аборигенры могут просто раствориться в среде хуацяо.

Сегодня же меня попросили вместо «культуры и стратегии» записаться на «Корею», мотивируя это тем, что а) такому специалисту будет что сказать на курсе Мансурова и малоинтересно на идущем по общим вопросам курсе КиС и б) на курс по Корее записалось всего 3-4 человека, а надо бы больше, к тому же на КиС один русский (Николай) уже есть, а политика центра сводится к тому, чтобы много представителей одной страны не находилось бы на одном семинаре – их мнение должн быть известно большему количеству занимающихся. В чем-то это наверно правильно, особенно с учетом того, что у меня и Николая в этом случае курсы не пересекаются (кроме КиС он выбрал этнические проблемы), и мы договорились информировать друг друга о том, что нам там будут читать, размножая друг для друга интересные части конспектов.
Таким образом у меня получается 4 курса по выбору – конфликты и переговоры, Корея, историческое наследие и пресса. Потому заранее предупреждаю – если каждая из лекций будет такой же интенсивной, что и основной курс, по вторникам и четвергам прошу меня особо не кантовать.