September 25th, 2003

приветствую!

Вот наконец я и воспользовался этим журналом... не потому, что я люблю онлайновые дневники, на которые при моем обычном ритме жизни и доступе в сеть времени нет, а потому, что пока я нахожусь в Гонолулу, всем вам куда проще и удобнее читать журнал, чем ожидать от меня писем наи 342 адреса. Буду помещать сюда свои отчеты, ожидая вопросов и комментариев.

первые впечатления....

Вот первый отчет. Он немного краток и сумбурен, и потому я буду ожидать от аудитории дополнительных вопросов, на которые с радостью отвечу, или напишу это в последующих отчетах, ежели чего забыл. Заранее извиняюсь за возможные ошибки, так как в прилагаемом к лаптопу программном обеспечении нет русского spellchecker-a, и хотя его обещали найти и дополнительно инсталлировать, пока я вынужден править вручную с учетом того, что хотя, как выясняется, я могу писать относительно быстро, делается это за счет описок. Кроме того, к клавиатуре ноутбука тоже надо привыкать, - хотя выданный мне комп уже имел русские наклейки на клавиши, дополнительные кнопки расположены немного не там и потому пока я часто промахиваюсь.

Как долетел: без проблем. То ли были хорошие летчики, то ли я накачался средствами против качки, но перелет прошел абсолютно безболезненно. Запомнился клюквенный сок, которым нас поили во время полета (летайте «Дельтой» - это вкусно), система посадки в самолет по рядам (сначала на посадку приглашают тех, чьи места в хвосте, что удобно и позволяет избегать давки), и очереди при каждом check-in-е (по московски так недолго, но иностранцы возмущаются) в сочетании с висящими табличками с текстами вроде «мы помним 9.11» или «united we stand». Еще при просвечивании надо было снимать верхнюю одежду и туфли, что тоже многим казалось унизительным, а у меня вызывало ухмылку и воспоминания о заточенных супинаторах уголовников. Ножницы теперь тоже в салон брать нельзя, и это занятно – так скоро и до авторучек докатимся, а в руках профессионала оружием все равно остается любой предмет. Зато когда я поужинал в китайской забегаловке в аэропорту и купил «пампушку счастья» с изречением внутри, его текст был, как мне показалось, очень к месту: among all wisdom best is a kindness.
Кстати: я немного забегаю вперед, но мне тут уже рассказали, что после 9-11 американцам разрешили играть в героев. До этого рекомендуемое им поведение в случае захвата заложников сводилось к sit still & cooperate. Теперь стало понятно, что бурундуки не всегда добегают вовремя.

Летели мы через облака, и потому видно было мало. В Нью-Йорке провели два часа в ожидании пересадки, а в Л.А. – ночь, но нормально посмотреть нам ничего не удалось. Отель, в котором мы ночевали, был расположен так, что в оставшееся с утра время не было никакой возможности куда-то успеть, особенно без машины. Между тем американские города, особенно их окраины, уже рассчитаны на то, что транспорт есть у всех. Большие расстояния между домами, почти нет общественного транспорта плюс какая-то странная незаполненность пространства, в результате чего смотреть было абсолютно не на что. В результате мы с Николаем просто сидели в кафе и разговаривали за философию, обнаружив много общих тем и интересов. Надеюсь, что на обратном пути с учетом того, что в Нью-Йорке придется провести около суток, я сумею посмотреть больше.

Условия жизни: И общежитие где мы живем и сам центр, находящийся в 15ти минутах моего шага от него, расположены не просто в Гонолулу, а в районе Ваикики, представляющем собой самую престижную часть города. Скажем так, это местный аналог сеульского Итхэвона – отели, выходящие прямо на пляж, ночные клубы, магазины сувениров и прочие элементы шикарной жизни. До пляжа 10минут пешком, и свои стопы в Тихом океане я вымыл первым же вечером. Более подробно о том, что представляет собой Honolulu by night, читайте в следующих отчетах по мере того, как я буду сталкиваться с различными его аспектами. То, что бросилось в глаза при первой прогулке – обилие газовых фонарей. Практически перед любым отелем или магазином – металлическое «дерево», завершающееся навершиями пирамидальной формы. Днем это выглядит как странная икэбана, а с наступлением темноты их охватывает пламя. И хотя живой огонь дает меньше света, он создает очень правильное впечатление.
Теперь о том, где мы живем: кондоминиум на улице с поэтичным для русского названием Нахуа примерно эквивалентен 4звездочному отелю, но имеет кухню, что позволяет готовить себе еду. ТВ о 78 программах, включая специальные каналы, посвященные фантастике и истории, видео, душ, стиральная машина, СВЧ, кондиционер, причем все это работает %). В доме есть своя сауна и тренажерный зал плюс услуги комендантской службы, так что в этой области проблем нет. Что же до финансов, то хотя США не РК, надо учитывать, что мы живем в самом центре туризма, и цены относительно кусаются: формально суточные действително рассчитаны только на трехразовое питание в харчевнях вокруг и некоторые непредвиденные расходы. Впрочем, раз в неделю нас будут возить на военную базу, в тамошний военторг, где цены в несколько раз ниже и есть возможность затариваться впрок как продуктами так и хозтоварами.
Насчет климата и природы – пальмы описывать не буду, но по сочетанию города и невысоких гор Гонолулу немнгого похож на Сеул. То же касается и климата – влажность, около 30 градусов днем, но в отличие от Кореи, где в этот период идут чанъма, здесь ясно и солнечно. Не чувствуется пока и магнитных бурь.
С расовой точки зрения Гонолулу тоже не совсем американский город. Это своего рода котел, где я встречаю на улицах представителей всех рас и большого числа национальностей. Например, ближайший магазинчик содержит корейская семья и когда я автоматически спросил что-то

Мое окружение: начнем с русских, которых кроме меня двое. Сергей из института США и Канады, бывший ИСААшник, занимающийся китайско-американскими отношениями, выглядит молодо и напоминает Маслова сочетанием определенного мажорства и знаниями в своей сфере. Николай, с которым я познакомился еще в Москве и с которым мы вместе летели, - преподаватель философии из МГИМО, занимающийся проблемой адаптации парламентаризма к российским условиям. Классический интеллигент, вприлачу еще и походник со стажем, с которым мы уже договорились вместе заниматься взбиранием на окружающие нас возвышенности. Кроме того, он хороший фотограф, так что мне будет проще путешествовать с ним а затем сканировать образовавшиеся фото, дабы те, кто будет читать мои отчеты, могли бы дополнить впечатления какой-то картинкой.
Что же касается остальных 79ти участников курса, то в основном это представители третьего мира со всей Азии, включая Океанию и Чили. При этом в основном это именно «развивающиеся страны» - из РК только один, японцев нет сосвсем, а вместо китайцев есть тайваньцы (ввиду проблемы двух Китаев Центр приглашает на каждый курс то одних то других). Граждане США занимают около 20%. Военные составляют больше половины от общего состава участников, но ученых среди гражданских практически нет – в основном это госслужащие, чекисты или дипломаты с в среднем 20летней выслугой. Так, в моей семинраской группе, например, есть руководитель департамента национальной безопасности островов Фиджи, начальник охраны порта Джакарты (таможня + погранвойска + борьба с пиратами в регионе), экс-командир индийского аналога «Альфы», три года воевавший в Кашмире и подполковник морской пехоты США, только что окончивший службу в Корее в качестве инструктора при отделе специальных операций. Открытых ЦРУшников пока не наблюдалось, зато изрядно бывших или действующих представителей РУМО (defense intelligence service), занимающей в структуре американских спецслужб нишу, эквивалентную ГРУ.
Среди сотрудников центра тоже преобладают бывшие военные, разведчики или дипломаты, которые на определенном этапе отчасти пеерквалифицировались в ученых, сочетая практический опыт и системные знания.
К настоящему времени я потратил почти треть запаса визиток, но процесс установления приятельских отношений на уровне, большем чем просто «привет-как дела?», еще идет. Тех, с кем было бы небезынтересно пообщаться, естественно много, как в моей семинарской группе, так и в остальных, но бесед, которые я мог бы записать, пока еще не было. Устанавливаем контакты, разговариваем на общие темы, присматриваемся...

Втягивание в учебный процесс: пока у нас идут вводные лекции, на которых мы привыкаем друг к другу, а преподаватели подробно рассказывают о курсах и иных возможностях, каковых тут изрядно. Во всяком случае, они приветствуют контакты с учеными, часто проводят конференции по самой различной проблематике связанной с безопастностью в АТР, имеют прекрасную библиотеку. Как раз сегодня у нас была презентация выбираемых курсов, большинство из которых достаточно интересны как для деятельности нашего центра, так и в связи с проблематикой моей докторской и иных исследований. Притом, что из списка надо выбрать два а рекомендовано три, я насчитал как минимум 6, которые оччень стоило бы послушать.
Становится понятна и направленность центра – это нечто более интересное, чем просто контора по обработке представителей третьего мира и их индоктринации в нужном направлении. То есть, индоктринация , конечно же, тоже есть, но проводится она гораздо более мягко и направлена скорее на то, чтобы «синхронизтировать терминологии» и заставить людей мыслить в единой парадигме. Кроме этого, свободный обмен суждениями на любые темы явно служит для центра (да, для желающих – www.apcss.org) источником аналитической информации о том, как воспринимает тот или иной аспект то самое среднее звено, которое через 3-5лет станет принимать решения стратегического плана. Что ж, есть возможность и на других посмотреть, и себя показать.
Немного о расписании. Я встаю в 6-45 по местному, ибо в 7-30 от общежития отправляется автобус. Занятия начинаются в 8 – две пары, затем полуторачасовой ланч и снова две пары, вместо которых могут быть экскурсии или лекции приглашенных специалистов. Заканчивается все около 16-30, так что потихоньку я ввожу себя в тот режим охотника за знаниями, в котором я существовал в бытность студентом ИСАА, вспоминая известную фразу «а чо не съим то так понадкушаю». Правда, свободного времени отсается немного, но я постараюсь как совмещать учебу с работой над диссертацией или иными текстами, которые я взял с собой для окончательной доводки, так и поддержанием контактов с вами.