?

Log in

No account? Create an account
Книга. Начало серии глав про идеологию... - Онлайн-дневник Маккавити — LiveJournal

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

June 23rd, 2005


Previous Entry Share Next Entry
12:10 pm - Книга. Начало серии глав про идеологию...
Глава пятая. Государственная идеология.
Эволюция и основные элементы.
Антикоммунизм и Про/анти - американизм
Модернизация

Понятно, что носителем основной идеи в авторитарном государстве, как правило, является его глава. Поскольку в РК партия группируется не вокруг идеологии, а вокруг лидера, идеологическое наполнение не играет решающей роли в определении лица партии: до недавнего времени антикоммунизм, национализм и консерватизм в РК были характерны и для правящей партии, и для оппозиции. Однако это не отменяет наличия государственной идеологии, которая оправдывает нынешнее положение вещей, в том числе – политическую власть; определяет этические принципы управления страной; обеспечивает гармонию и единство государства и народа; выполняет образовательную и индоктринирующую функцию.

Основные элементы государственной идеологии РК и КНДР «от режима к режиму»

Каждый руководитель РК стремился выделись свой набор коренных установок государственной идеологии, и потому нам стоит кратко рассмотреть ее эволюцию как бы «порежимно».
У Ли Сын Мана такими установками были антикоммунизм, силовая формула объединения Кореи («превентивная атака» для предотвращения неминуемой агрессии), антияпонизм, проамериканизм и «демократия», причем обсуждаемым был только последний пункт. В целом режим Ли Сын Мана даже Ян Сын Чхоль называет консервативным и отмечает, что, учитывая последствия Корейской войны и колониального периода, негативные чувства по отношению к Северной Корее и Японии вполне можно понять.
Вторая республика сделала своим главным лозунгом демократию, однако Ян Сын Чхоль отмечает, что сутью режима была не столько демократия, сколько демократизм, направленный на ликвидацию основных установок предшествующей генеральной линии и в определенном смысле извращающий суть понятия «демократия» .
Если режим Ли Сын Мана Ян и другие авторы называли политическим консерватизмом, то режим Пак Чжон Хи можно назвать прагматическим консерватизмом, при котором модернизация в экономике осуществляется при сохранении авторитарного политического строя. Шесть основных идеологических установок, объявленных Пак Чжон Хи в начале его правления, включали антикоммунизм, внешнюю политику, ориентированную на Запад, США и ООН, объединение страны через силу (обретение государством мощи), уничтожение коррупции в правительстве и прочих социальных зол, создание «свежей морали» и установление экономики, способной самой себя поддерживать.
Антикоммунизм и силовая формула объединения снова не подлежали обсуждению, но отношение к США стало более взвешенным, а Япония из врага превратилась в союзника. Кроме того, добавился новый и очень важный лозунг – «модернизация». Хотя экономическое планирование и система общественных работ появились еще при Второй Республике, именно Пак сделал это основным направлением и экономики, и идеологии. Его лозунги модернизации родины, национальной реконструкции, экономического роста, национальной мобилизации были заметным новым элементом в корейской политической культуре того времени.
Особенно следует отметить превалирование национализма над антикоммунизмом, сложившееся во второй половине его правления. Разработке государственной идеологии Пак уделял особое внимание и в 1960-х гг. организовал целую серию научных конференций, круглых столов, посвященных вопросам модернизации и идеологической платформе режима. В дальнейшем эти идеологические изыскания переросли в создание концепции национального субъективизма как синтеза «заимствованных политических институтов и элементов традиционной культуры».
Режим Чон Ду Хвана Ян именует прогрессивным консерватизмом, подразумевая под этим, что режим более адекватно реагировал на изменение ситуации и провел определенную либерализацию (хотя в конце своего правления Чон пытался неудачно «отыграть назад»). Антикоммунизм по-прежнему сохранялся в качестве государственной идеологии, но при этом полный антагонизм и неприятие оппонента уступили место более взвешенной политике. Формула объединения стала более реалистичной.
Идеологическая программа его правящей партии ДПС была окрашена в псевдолиберальные тона, составлена с учетом заимствованных концепций западной политологии и выдвигала пять главных программных целей: необходимость установления кореизированной демократии, благосостояние, справедливость, национализм и объединение .
Правительство Ро Тхэ У начало первые эксперименты в области либерализма. Хотя процесс передачи власти шел не от партии к партии, а внутри одной партии, для корейской политической традиции это был шаг вперед. Кроме того, в условиях изменившегося миропорядка многие элементы южнокорейской политической идеологии снова стали открытыми для обсуждения. Особенно это касалось антикоммунизма. С другой стороны, оборонительная стратегия борьбы с коммунизмом и предотвращения коммунистического влияния превратилась в наступательную стратегию «распространения идей свободы на посткоммунистическом пространстве». Претерпела изменение и формула объединения, которая стала менее силовой, а отношение к США или Японии сделалось более рационалистичным и прагматичным.
Режим Ким Ён Сама окончательно преодолел кризис легитимности, но уровень развития демократии оставался низким. Ким Ён Сам добился власти не как лидер оппозиции, получивший ее в результате выборов, а как оппозиционный деятель, перешедший в правительственный лагерь и победивший, - по сути, как кандидат правительства. Передача власти произошла демократическим путем, но еще внутри правящей партии: уходящий на покой политический лидер назначил себе преемника, но, в отличие от предыдущего случая передачи власти от Чон Ду Хвана к Ро Тхэ У, этим преемником стал экс-оппозиционер.
Общество продолжало движение от военного к гражданскому, и режим пытался закрепить этот процесс как концепцией «новой Кореи» и излечения от «корейской болезни», так и идеями глобализации, представляющими собой, по сути, новый вариант ориентации на США.
Режим Ким Дэ Чжуна был действительно первым случаем, когда лидер оппозиции действительно пришел к власти «сам по себе». В идеологический пакет окончательно вошли идеи глобализации и либерализации, подхлестнутые необходимостью выполнять требования МВФ и стремительно меняющимся миропорядком. Основными принципами идеологии правящей ДПНТ были построение передового государства, соответствующего мировым стандартам демократии, рыночной экономики и благосостояния, умеренный реформизм, глобализм и интеграция. Избрание Ро Му Хёна окончательно подчеркнуло закрепление этих новых идей, поскольку парламентская борьба уже не выглядела как отлаженная система передачи власти заранее подготовленному преемнику.
Что же до основных идеологических постулатов КНДР, то здесь проще последовать методу Ян Сын Чхоля, который старался отделить элементы северокорейской системы, которые роднили ее с остальными коммунистическими режимами, от элементов, эндемичных для Северной Кореи.
К общим элементам Ян относил использование в качестве фундамента марксистско-ленинской идеологии, социалистические правила поведения как комплекс прав и обязанностей граждан, социалистическую систему экономики как отсутствие частной собственности, лозунг диктатуры пролетариата, направляющую роль партии, принцип демократического централизма как подчинение меньшинства большинству и нижестоящих органов вышестоящим и пролетарский интернационализм.
Особыми элементами считались идеи чучхэ как самостоятельная идеология, передача власти от отца к сыну, небольшая площадь страны, позволяющая более эффективно контролировать территорию, но создающая некоторые проблемы из-за недостатка ресурсов, и ее мононациональный состав, возможность учиться на ошибках соседей и заимствовать их удачные нововведения, синдром «огненного кольца», провоцирующий как соответствующую ментальность, так и комплекс мер по укреплению авторитарной структуры управления; карточная система, которую он понимает как систему государственного распределения и номенклатурных привилегий (привилегией является и доступ к информации) и культ личности, превосходящий по масштабам другие аналогичные образцы.
Конечно, с Ян Сын Чхолем можно спорить, так как, например, диктатуру пролетариата в КНДР практически сразу сменила диктатура партии, которая рассматривалась как союз четырех равноправных социальных слоев: собственно пролетариата, роль которого не выпячивалась, как у нас, крестьянства, армии и интеллигенции. Рациональное зерно здесь заключается в том, что внутри северокорейской идеологии можно выделить такие блоки, как ортодоксальный марксизм-ленинизм, достаточно быстро утративший господствующее положение, национализм, стремление к самостоятельности, нашедшее свое воплощение в идеях чучхэ, и тот комплекс представлений о мире, который можно условно назвать «партизанским сознанием».
Поскольку идеологический блок состоит из нескольких важных структурных компонентов , каждому из них мы посвятим отдельную главу. Ниже мы рассмотрим элементы идеологии, связанные со «сверхдержавой - сюзереном» каждого из корейских государств (антикоммунизм на Юге и, отчасти, марксистско-ленинский фундамент на Севере), которые как бы подчеркивали противостояние «двух миров», а также связанное с этим понятие модернизации как декларированного стремления равняться на мировые образцы. В следующей главе будет рассмотрен «дух опоры на собственные силы» и поиски национального пути, вершиной которых является комплекс идей, связанный с понятием «чучхэ» (и «чучхэсон») как концепция национального самоосознания, и национализм как его закономерное преломление. И отдельную главу мы посвятим идеям демократии и ее восприятию на корейской почве.

Антикоммунизм

При Ли Сын Мане именно антикоммунизм был основным элементом идеологии. При этом термин «прокоммунистический» использовался настолько широко, что его частое употребление как бы стерло разницу между коммунистом и политической оппозицией. Соответственно, представители любой оппозиции режиму рассматривались как враги государства и агенты влияния КНДР.
В первые годы правления Пак Чжон Хи антикоммунизм также играл в идеологии доминирующую роль. Это было важно и для подавления распространившихся в годы Второй Республики левацких настроений, и для того, чтобы лишний раз показать Америке, что с увлечениями юности Пак покончил навсегда. С другой стороны, на этом можно было нагреть руки, - знак равенства между коммунизмом (под которым понимали просеверокорейскую активность) и принципиальной оппозицией существующему режиму по-прежнему ставился.
Главная особенность антикоммунизма заключалась в том, что он позволял четко отделить Юг от Севера. Стена и иные мощные оборонительные сооружения на демаркационной линии подчеркивают эту границу, что было очень хорошо видно в начале 1990-х гг., когда я был с экскурсией в Пханмунджоме. Панорама «корейской стены» и разоблачение коварных планов врагов, копающих под нее тоннели, подчеркивает образ Южной Кореи как страны-крепости и передового плацдарма демократии, переднего края борьбы с империей зла.
Впрочем, роль РК как регионального гегемона антикоммунистической борьбы проявлялась не только в этом. 15 мая 1962 г. в тесной связи с ЦРУ Южной Кореи в Сеуле был создан Азиатский антикоммунистический центр свободы как своего рода ответ на открытие в 1960 г. в Москве Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Правда, в задачи Центра входили не только разработка антикоммунистических теорий или обучение кадров, но и подготовка диверсионных групп .
15 июня 1964 г. Пак Чжон Хи основал Антикоммунистическую лигу народов Азии, членами которой были также Южный Вьетнам, Тайвань, Таиланд и Филиппины. И хотя Лига была скорее формальным блоком, для режима РК было очень важно ощущать себя застрельщиком в борьбе с коммунистической опасностью в регионе. Как «второй фронт» борьбы с коммунизмом позиционировалось и участие корейцев в войне во Вьетнаме на стороне Америки.
Как политику антикоммунизма можно рассматривать и государственную поддержку тех религиозных течений, которые активно его критиковали, в том числе и Церкви Объединения Мун Сон Мёна, объявлявшего коммунизм прямым порождением Сатаны .
К этому же времени относится проведение специальных «антишпионских кампаний», в ходе которых все население мобилизовалось на поиски коммунистических агентов . Хотя обстановка для шпиономании действительно была весьма благоприятной и в чем-то оправданной, такие мероприятия из категории «Всем искать шпионов!» представляются мне безусловным заимствованием из КНДР.
Вообще, следует отметить, что антикоммунизм в южнокорейской трактовке - не столько антикоммунизм вообще, сколько «антикимирсенизм». Цитадель коммунизма - Советский Союз не был основной мишенью пропаганды. Он выступал только как спонсор и союзник КНДР. Единственным объектом идеологического противостояния, в котором Советский Союз выступал в роли непосредственного злодея, до сих пор остается история со сбитым в сентябре 1983 г. южнокорейским самолетом.
Реже используется тема исторически сложившейся агрессивности России по отношению к Корее, хорошо описанная и раскритикованная в ряде работ Т. М. Симбирцевой . В основном она касается истории, где в качестве основных примеров выставляются, в частности, агрессия России на Амуре и «усмирение» ее (т.н. насон чонболь ) корейскими отрядами в 1654 и 1658 гг.; начало русской «мелкомасштабной» агрессии в ходе экспедиции адмирала Путятина в 1854 г.; «огромные права», которые якобы предоставлял России в Корее договор 1884 г.; «тайные договоры» (1885 и 1886 гг.), в ходе которых Россия добивалась территориальных уступок от Кореи в обмен на свое покровительство, и т. д. По сути, авторы теории о русской угрозе подталкивают аудиторию к мысли о том, что японское колониальное господство было для Кореи благом, ибо, если бы не они, Корея была бы захвачена Россией , и «было бы еще хуже».

Главным недостатком антикоммунистической идеологии были отсутствие позитивной направленности и то, что, отделяя Север от Юга, она сливала Южную Корею с остальным блоком антикоммунистических держав, способствуя, таким образом, активной вестернизации страны и размыванию национальной психологии и культуры.. Более того, чувствуя себя как на войне, ревностные антикоммунисты с подозрением относятся к демократии, воспринимая ее как своего рода прикрытие для левых идей . Последнее создает проблемы при необходимости активно оперировать этим лозунгом в пропагандистских целях.
Поэтому с укреплением режима Пак Чжон Хи антикоммунизм отошел на второй план, уступив место национализму, выполняя только функцию идеологического обеспечения репрессивного аппарата.
Оказала своё влияние и победа коммунистов во Вьетнаме, после которой интернациональный аспект антикоммунистической идеологии стал менее значимым. Интересно, что судьба Вьетнама фигурировала затем как пример того, как политические силы, не понимающие истинного содержания демократии и занятые междоусобной борьбой, развалили страну и допустили победоносное вторжение на Юг коммунистов с Севера.
Однако внешние проявления коммунизма оставались под запретом. Более того, мне неоднократно рассказывали, что не только при Пак Чжон Хи, но и в более позднее время человек, покрасивший свой автомобиль в красный цвет или постоянно носящий одежду красного цвета, мог попасть под колпак спецслужб как политически неблагонадежный, ибо выбранная им цветовая гамма могла свидетельствовать о тайных пристрастиях к коммунизму.
Декларация РК от 7 июля 1988 г. определила Северную Корею как часть национальной общности, что потребовало пересмотра места антикоммунизма как элемента официальной идеологии, а после 1998 г. Северная Корея перестала официально рассматриваться частью страны «за пределами демаркационной линии» . Сегодня антикоммунизм окончательно утратил лидирующее положение в официальной идеологии Юга даже применительно к Северу. Режим Ким Чен Ира критикуется как диктаторский, но его коммунистическая сущность уже не подчеркивается. Новое издание «Белой книги» по вопросам обороны уже не называет Северную Корею «главным врагом», распространяя этот термин только на армию и руководство КНДР, в то время как остальные граждане страны считаются соотечественниками, которые нуждаются в помощи .
Более того, молодое поколение даже начинает пересматривать отношение к Корейской войне. Элементы этой тенденции видны, например, в фильме «Тхэгыкки», который демонстрировался в Москве под названием «38 параллель». По сути, Корейская война в нем показана как война гражданская. Военные преступления Севера задеты мельком, зато подчеркнуты действия контрразведки в отношении «коммунистических агентов», так что у зрителя возникает впечатление равной замаранности кровью обеих сторон.
Отметим и резкий рост разнообразных программ обмена. Молодежные группы достаточно часто ездят на Север и даже принимают участие в смешанных культурных мероприятиях. Впрочем, любая попытка визитеров этого типа принять участие в мероприятиях политических, включая участие в праздниках КНДР вроде Дня Освобождения, считается прокоммунистической активностью и подлежит наказанию согласно Закону о национальной безопасности. Типичным примером такой политики был допрос 16-ти членов южнокорейской делегации, посетившей КНДР в период августовских праздников 2001г.
Стала заметной и «внутренняя» левая активность. Во время пребывания в Сеуле летом 2004 г. мы не раз наталкивались на небольшие митинги или уличных ораторов, выступающих «против бесчеловечного американского варварства» (агрессия против «миролюбивого» народа Ирака, демонстрация снимков из тюрьмы и кадров арабских телеканалов), а также – против отправки корейских войск в Ирак. Мы обратили внимание на два момента. Во-первых, плакаты были не рукописными, а выполненными на компьютере или типографским способом. Во вторых, одной из ключевых фраз митингующих была «Ури минджок кири» («Путь нашей нации»). Именно так называется наиболее известный северокорейский сайт, распечатка материалов которого преследуется на Юге законом.
Отход от табуирования красного цвета произошел только в начале XXI в., в ходе чемпионата мира по футболу, когда цветом корейской футбольной команды стал красный, а лозунг «Станем красными!» скандировался корейскими болельщиками в течение всех матчей с ее участием.
Определенная переоценка касается и левых националистов, роль которых в национально-освободительном движении ранее старательно принижалась. 25 августа 2004 г., выступая на встрече с ветеранами борьбы за независимость Кореи, президент Ро сообщил, что: «из-за трагического конфликта между правыми и левыми у нас была тенденция скрывать одну из сторон истории освободительной борьбы» .

Заметим, что похожая тенденция «отхода от канонической идеологии» наблюдается и в Северной Корее, где это приняло формы движения в сторону от ортодоксального коммунизма. Это хорошо видно и из официальной идеологии, провозглашенной на съездах ТПК. Первые два съезда (1946 и 1949 гг.) объявляют в качестве государственной идеологии марксизм-ленинизм. Затем на двух последующих (1956 и 1961 гг.) – марксизм-ленинизм и революционные традиции корейского народа. А начиная с пятого съезда (1970 г.), северокорейские идеологи обнаружили историческую ограниченность марксизма, особенно в вопросах преемственности революционного дела вождя , и для обозначения новой идеологии вводится термин «чучхэ», который уже в середине 1970-х фактически заменил «марксизм-ленинизм».
Из Конституции 1972 г. были убраны ссылки на влияние Советского Союза или его помощь в образовании страны; закреплена особая корейская сущность построенного социализма, в том числе – то, что власть в КНДР принадлежит рабочим, крестьянам, солдатам и трудовой интеллигенции.
Окончательное вытеснение марксизма-ленинизма из идеологии произошло в 1992 г., когда из Конституции КНДР были удалены все ссылки на учение Маркса и Энгельса, равно как и упоминания о пролетарском интернационализме и диктатуре пролетариата. Не пользуются в КНДР и термином «красный» - цвет, безусловно, остается в названиях и фоне лозунгов, но надо помнить, что как торжественный цвет он характерен и для конфуцианской культуры. А лозунги, отмечающие заслуги Советской армии сохранились только возле обелисков на горе Моран, где находится кладбище советских воинов .

(3 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:schriftsteller
Date:June 23rd, 2005 08:23 am (UTC)
(Link)
Небольшой оффтоп:

Константин, попробуй урезонить Дениса
http://www.livejournal.com/users/schriftsteller/111493.html?replyto=720517

Мне неохота его расстреливать, но и он добрых слов как-то не понимает.
[User Picture]
From:makkawity
Date:June 23rd, 2005 08:49 am (UTC)
(Link)
1. Дискуссии проще вести лично
2. Бремя доказательства Действительно возлагается на того, кто выдвинул новое утверждение. В отличие от форумной дискуссии, именно обзывающийся должен доказать, что ЪЪ = верблюд.
3.Зачем ты сам яростно рубишься там, где видно именно непонимание понятий? Впрочем, я тебе говорил это во вторник...
[User Picture]
From:schriftsteller
Date:June 23rd, 2005 11:11 am (UTC)
(Link)
1. Проще конечно.
2. Меня удивляет способ Дениса вести дискуссии. В то время, когда его оппонент излагает свою позицию, он набрасывается и начинает утверждать, что наукой (почти всегда безымянной) доказано, что этого не было и быть не могло. Просишь аргументов - в ответ то же самое, безымянная наука доказала, что...
У меня складывается полное впечатление, что это не от знания литературы, а от усвоенного где-то, скорее всего в университете, твердого убеждения в собственной правоте.

3. Эти дебаты начинаются после того, как я уже исчерпывающе изложил свою позицию. Приходится объяснять и по два, и по три раза.

> Go to Top
LiveJournal.com