Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:
Глава V. ЭВОЛЮЦИЯ ВОЕННОГО ИСКУССТВА

Мы подошли к последнему компоненту воинской традиции, во многом формируемому тремя предыдущими. Из двух одинаково вооруженных, организованных и готовых к бою армий побеждает та, которая лучше владеет военным искусством. Диссертант понимает под этим термином весь комплекс военно-тактических и стратегических приемов, то есть боевые порядки и тактику ведения сражения, стратегическое использование внешних факторов и взаимодействие родов войск, работу с информацией, ведение разведки и военные хитрости.
Анализ военного искусства мы начнем с тактики, под которой в описываемый период понималось умение, “зная себя и зная противника” [38, c. 49], расположить войска перед боем и, эффективно манипулируя ими в ходе сражения, одержать победу в конкретной битве.
К сожалению, письменные источники не приводят конкретного описания битв с точки зрения тактического расположения войск и их дальнейших действий. Однако какие-то моменты можно попытаться восстановить, опираясь на знакомство с остальными компонентами СОВБД, хотя погрешности здесь не исключены. При рассмотрении тактики времен Трех Государств диссертант отталкивался от некоторых когуреских фресок, изображающих торжественное шествие в сопровождении войск [49, cc. 8, 34]. Полководец со своим штабом и охраной располагается приблизительно в центре войска, окруженный пешими стрелками из лука. Тех, в свою очередь, защищают воины с боевыми топорами, готовые вступить в бой, если враг прорвется в “мертвое пространство”, то есть в зону ближнего боя, где стрельба из лука неэффективна. Перед полководцем основные силы пехоты, состоящие из копейщиков и воинов с боевыми крюками. Фаланги прикрыты линией тяжелых всадников, вооруженных копьями или копьями-секирами. В арьегарде и авангарде легкая конница, на флангах впереди и позади боевое охранение. Такой порядок, при котором все рода войск хорошо прикрывают друг друга, может рассматриваться и как походный предбоевой, из которого войско может легко развернуться для боя.
Боевой порядок наиболее вероятно выглядел бы так. Перед основным строем располагается легкая кавалерия, которая завязывает бой и расстраивает ряды противника. Пехота может строиться в два эшелона: первый - копейщики, второй - воины с топорами. Стрелки могут располагаться перед основной линией или позади нее, осыпая врага стрелами и в нужный момент отходя под прикрытие. Тяжелая конница прикрывает фланги и имеет такую боевую мощь, которая позволяет ей совершать глубокий прорыв, охват или удар в тыл. Арьергардный отряд легкой конницы используется для завершающего удара и преследования врага. Такой порядок хорошо отражает фронтальные атаки, но уязвим против комбинированных. Известно, что когда Тайцзун разбил когуреское войско, он применил комбинированный тройной удар, оставив часть сил в засаде [1, c. 112; 9, глава 12]. Неясно, Однако насколько этот боевой порядок, опубликованный диссертантом в 1992 г. [77, c. 110], реально отвечал действительности и мог быть применен, поскольку реализовать его можно было лишь при хорошем тактическом взаимодействии родов войск, а насколько оно было развито в период Трех Государств - большой вопрос. И исторический опыт, и результаты полевых исследований указывают на то, что выполнять сложные тактические маневры с недостаточно подготовленным и плохо дисциплинированным войском почти невозможно.
К сожалению, ввиду отсутствия в источниках конкретной информации о тактике сражений диссертанту приходится достаточно часто домысливать или реконструировать четвертый компонент корейской СОВБД на базе трех предыдущих, творчески применяя разработанный им метод комплексного подхода. Судя по скудным данным, рассеянным по “Тонгук пёнгам” и другим источникам [60, 67, 72, 91], корейцы предпочитали вести бой двумя способами - копейной атакой или стрельбой из лука. И то, и другое естественно вытекает из корейского комплекса вооружения. Хотя, говоря о копейной атаке, следует отметить, что сами по себе размеры корейского копья исключают возможность применения такого маневра, как атака с разгона, характерная для европейской рыцарской конницы с ее длинными пиками, позволяющими наносить таранные удары, врезаясь во вражеский строй на полном скаку. Техника, приведенная в “Муе тобо тхонджи”, также указывает на то, что боевой порядок конницы был разомкнутым, позволяющим работать копьем на обе стороны. Небольшие корейские кавалерийские отряды могли атаковать врага не только спереди, но и с тыла или флангов, причем, как правило, это были элитные части под непосредственным командованием полководцев типа “чангун”, способные держать хотя бы подобие строя и имевшие доспехи. Такие атаки любил и часто возглавлял Ли Сонге [7, главы 30, 37; 91, том I, сс.250, 251, 272]. Этот прием очень хорош против легковооруженной, в основном, стрелковым оружием и не имеющей доспехов кавалерии или лишенной специального противоконного оружия (алебард, длинных пик, “больших мечей”) пехоты, поскольку атакующий отряд быстро пересекает дистанцию стрельбы и наносит удар сходу, одновременно вдохновляя основную массу солдат, следующую за ним. Но при попытке осуществить такую атаку организованного монгольского войска корейцы были окружены и расстреляны из луков [7, глава 24; 45, с. 165].
Судя по появлению цепов в руках кавалеристов в период династии Ли, кавалерия по-прежнему не влетала на полном скаку во вражеские ряды, пронзая первые шеренги противника выставленными вперед копьями, а затем завершая атаку мечами, а сразу начинала бить цепом во всех направлениях. Действительно, цеп удобнее копья в ситуации, когда всадник окружен пехотой, имеющей слабую возможность “достать” его древковым оружием. Почти любое попадание цепа, тем более двуручного, каким был корейский, выводит врага из строя, тем более слабо защищенного пехотинца. Длинная рукоять цепа и особенности его центрирования позволяли использовать инерцию его движения, манипулируя цепом гораздо экономнее, чем копьем. Однако цеп менее удобен при столкновении всадников, и обороняться им тяжелее, чем нападать. Поэтому при столкновении с японской пехотой, хорошо оснащенной и противоконным, и огнестрельным оружием и действующей в тесном контакте с конницей, корейцы потерпели сокрушительное поражение, хотя командующий их войсками генерал Ли Иль был абсолютно уверен в беспроигрышности описанного выше варианта борьбы с пехотой [91, том I, c. 358].
Пеший строй корейцев тоже был разомкнутым, на что указывают и его вооружение, и техника владения им, в которой присутствует много широких движений, для выполнения которых необходимо наличие свободного пространства [16, c. 84;17, c.33]. Еще одним моментом, указывающим на это, является то, что для эффективного использования сомкнутого строя пехота должна иметь высокий уровень тренированности, а (что показал и опыт полевых исследований) у корейцев его не хватало. К тому же, заимствовав из китайской СОВБД элементы, приведшие к ослаблению роли кавалерии, корейцы не заимствовали из нее то, чем такое ее ослабление компенсировалось, а именно - богатый арсенал сложного древкового оружия. Учитывая также, что мечом был вооружен далеко не каждый солдат, корейцы предпочитали вести бой метательным оружием как против кавалерии, так и против пехоты. В этом случае их разомкнутый строй позволял вести огонь нескольким линиям одновременно, а дистанция создавала при этом определенное чувство психологической защищенности. Вражеские атаки очень часто удавалось расстраивать стрельбой по лошадям и незащищенным частям тела противников [91, том I, c. 109]. Судя по тому, что Ян Гю отбивался от киданей, пока у его солдат не кончились стрелы, ситуация, видимо, напоминала англо-французские сражения периода Столетней войны, когда линии стрелков расстреливали атакующего противника. Подобный порядок хорош в обороне, но долгое воздействие, то есть многократные атаки в течение продолжительного времени, исчерпывает не только резерв стрел, но и стойкость воинов, начавшееся отступление которых легко перерастает в бегство. Именно поэтому японская кавалерия имела с корейскими стрелками значительно меньше проблем, чем французские рыцари с английскими лучниками. Тем более, что, в отличие от европейского рыцаря, самурай владел и катана, и дайкю (луком).
Много информации о тактике можно почерпнуть, внимательно изучая рисунки на ширмах, изображающих баталии Имджинской войны. Судя по знаменам, присутствующим на поле, корейская армия была разбита на правое крыло, левое крыло и центр, но четкого отделения одной части войска от другой нет. Это можно расценить как определенный показатель слабого уровня организации, вследствие которого о четком разделении подразделений после того, как войска смешались в ходе сражения, сложно говорить. Корейцы сражаются в разомкнутом строю, более удобном при стрельбе из лука и действиях длинным оружием. Меч применяется только в прямой рукопашной, сцены которой редки и отражают преимущество японцев, дерущихся двумя мечами каждый. В основном, бой ведется на дистанции небольшими группами воинов, состоящими из нескольких линий. На первой находятся копейщики, а за ними - поддерживающие их и прикрываемые ими стрелки - боевой порядок, удобный как в обороне, так и в нападении. Схватка сводится, главным образом, к перестрелке, в которой задача копейщиков - не подпускать врага к стрелкам, держа их на дистанции своего оружия. Иногда лучники ведут стрельбу из-за больших стационарных щитов с отверстиями для стрельбы. Из таких щитов сооружаются целые линии. Конница не проявляет себя как самостоятельный род войск и перемешана с пехотой.
Под влиянием остальных трех компонентов СОВБД корейская армия в тактическом отношении становилась все менее и менее пригодной для сражений в открытом поле. Зато традиции обороны крепостей совершенствовались. В период Трех Государств, кроме боя на стенах и стрельбы с них по подступающему врагу, на наиболее опасных участках обороны сооружались дополнительные деревянные башни [1, c. 108] и навесные сооружения, предохраняющие от ударов катапульт. Вылазки осуществлялись не только через ворота, но и через брешь [1 , c. 114] или по веревке, как это было при осаде Анси, когда корейцы сумели даже захватить осадные укрепления врага. Разрушения в стенах “затыкались” бревенчатыми клетками, а в ответ на строительство контрвалов наращивали высоту городских или крепостных стен [1, c. 113]. На стенах и под ними широко использовали массивные оборонительные щиты, прикрывавшие несколько воинов [1, c. 113]. Оборонялись корейцы достаточно активно, и гарнизон мог атаковать небольшой вражеский отряд [15, раздел 2б с. 35] или врага, который находится в критическом состоянии, истощив запасы провианта [91, том I, c. 64]. И “Тонгук пёнгам”, и более ранние источники очень часто уделяют большое внимание взятию крепостей [91, том I, c. 59].
Ко времени монгольского вторжения техника защиты крепостей усовершенствовалась, что очень хорошо заметно на примере осады Куджу. Здесь мы наблюдаем и четкое разделение войск, когда каждый командир защищает свой участок стены; и вылазки для нападения на мелкие отряды; и активное использование вместо кипящей смолы кипятка, который, во-первых, легче приготовить, а во-вторых, через толстые соломенные маты, которыми прикрываются осаждающие, смола не просачивается, а кипяток - да, к тому же ожоги от кипящей воды имеют большую площадь и хуже поддаются залечиванию; против попыток поджечь крепость, обложив ее повозками с сухой травой - метание раскаленных железных прутьев, воспламеняющих эти повозки еще на подходе; против осадных башен, покрытых мокрыми воловьими шкурами для защиты от зажигательных стрел - выливание расплавленного металла с последующей контратакой; против массированного катапультного обстрела - заделывание брешей, умение отражать атаки через них, контробстрел из своих катапульт, вынуждающий врагов отступить за укрытие. Корейцы успешно боролись с такой развитой осадной техникой, как монгольская, и хотя в городе и бывали пожары, их гасили с помощью разведенной водой глины [7, глава 24; 22, c. 72; 60, cc. 238-243]. Практически эти же методы применяются и во время Имджинской войны - большие камни и потоки кипящей воды, поджог деревянных сооружений осаждающих, в том числе и осадных башен или специальных покрытых кожей фургонов (на сей раз при помощи пропитанных жиром смоляных факелов), и возведение контрнасыпи при попытке врага окружить город земляным валом и поставить на нем орудия, использование рвов и дополнительно вырытых окопов [14, запись от 19.04.1592; 36, cc. 227, 230; 67, c. 231; 72, cc. 231-242; 91, том I, cc. 378, 384].
Информация о тактике взятия крепостей практически не встречается в источниках. Из-за особенностей конструкции стен, о которой мы уже писали, борьба разгоралась главным образом возле ворот, и лишь иногда применялись одновременная атака в нескольких слабых точках или огневое нападение. Есть сведения об окружении города серией малых укреплений или высокими насыпями, с которых по осажденным били камнями из катапульт и “огненными шарами” из горючих материалов, доведении противника до истощения[2, том II, cc. 15, 16]. В осадной технике корейцы ориентировались на китайские образцы, и даже после знакомства с монголами ничего нового у них в методах осады не позаимствовали [91, том I, cc. 67, 105].
Тактика морских сражений нам известна, в основном, по Имджинской войне, но, как правило, в источниках описывается тактика именно Ли Сунсина, а не корейского флота вообще. Здесь мы тоже сталкиваемся с ориентацией на китайские образцы, очень сильно отличающиеся от европейских. Если европейская традиция, как, кстати, и японская, выдвигает на первое место абордаж, то в данном случае все строится на интенсивном применении разного рода метательных орудий. Две линии кораблей движутся параллельными курсами, осыпая друг друга метательными снарядами всех типов и систем. Даже на ближней дистанции в ход шли ударные шесты, сбивавшие такелаж, или длинные крюки, которыми можно было удерживать противника на расстоянии и расстреливать его в упор. Поэтому успех боя во многом зависел от точности маневрирования и мастерства артиллерийских расчетов, и огнестрельное оружие на флоте быстро вытесняет катапультную артиллерию [54, cc. 370-272]. Согласно Х. Х. Андервуду и Х. Б. Хальберту, наиболее распространенными построениями были или построения кораблей в форме клина (обычно состоящего из трех линий с резервом сзади) или двумя расходящимися линиями, стремящимися охватить, а не пробить, ряды врага. Излюбленным приемом корейской морской тактики была атака флагманских кораблей, которые или таранили, или расстреливали в упор. Это и уничтожало вражеский комсостав, и дезориентировало и без того более слабый японский флот. В одну линию флот строился очень редко - в основном, чтобы имитировать большее число кораблей. На ночь флот занимал оборонительную позицию в форме квадрата [13, запись от 2.06.1592; 91, том I, cc. 377, 378; том II, cc. 33, 35, 39; 100, cc. 156, 211; 103, cc. 60, 61].
Комбинацией расходящегося строя и клина был придуманный Ли Сунсином “хагикчин” - “строй журавлиных крыльев”. Первая линия кораблей строилась полумесяцем или, имитируя прорыв рядов, расходилась, и клин с участием кобуксонов врезался внутрь неприятельского флота и открывал по нему стрельбу в упор, в то время как суда первой линии продолжали обстрел противника и не давали ему уйти. Такое построение Ли Сунсин применил в битве при Хансандо, которую многие сравнивают с разгромом персов при Саламине.
Вообще, корейские корабли могли вести бой в окружении, были маневренными и могли выполнять сложные операции по взаимоприкрытию и деблокированию своего флагмана. Учитывая это, Ли Сунсин создал систему оперативно-тактических групп, действовавших как бы отдельно от главных сил флота, сохранившего традиционную пятичленную структуру. Такие летучие отряды не только несли охранную, наблюдательную или заградительную службу. Именно такая опергруппа выманила японский флот из неудобной для его прямой атаки бухты в открытое море во время сражения при Хансандо [13, документ № 5 ; 36, cc. 224, 225; 100, cc. 163, 236]. В сражении в бухте Ангольпхо весь флот был разделен на такие мелкие группы, которые следовали одна за другой, умело концентрируя огонь [3, документ № 9; 100, c. 68].
Tags: кандидатская
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments