Makkawity (makkawity) wrote,
Makkawity
makkawity

Category:

Кошки, акт 2 часть 1.

Акт Второй, в котором после доблестного поведения на банкете герои оказываются облеченными властью и начинают решать мелкие,  но разнообразные проблемы.

Итак, по воле случая и политической конъюнктуры герои оказались порученцами губернатора и следователями по особо важным делам, что делает их очень важными фигурами на острове. В губернаторской системе сдержек и противовесов появились новые элементы, и потому за влияние на РС разворачивается определенная борьба.
Первым, кто вызовет РС на разговор, будет Епископ – он предложит им чашку чая в своей резиденции и начнет общение с ироничного : «Полагаю, про безумного инквизитора по кличке Кошкодав вам рассказали все или почти все. Полагаю, вам стоит выслушать и противную сторону…»
Епископ напутствует героев в их будущих свершениях,  разъясняет трудности, с которыми сталкивается Церковь на Нинэй, рассказывает про кошек, которых он держал дома, и поясняет, что здесь дело не в личном отношении к пушистым зверькам. Он сам может напомнить героям, что согласно догмам церкви, придавать животным какое-то излишнее/ритуальное значение есть проявление идолопоклонства, но здесь – с идолопоклонством мы как раз и боремся. В остальном отец Ксавьер будет рад помочь героям, вызывающим у него симпатию, и рекомендует им Борро как ценного специалиста по острову.
Ван Кревельт тоже позовет героев в гости, но его монолог будет в основном про то, как он соскучился по общению с нормальными людьми, и как его тут всё достало – запах, климат, кухня, грязные аборигены, косные и малокомпетентные чиновники. Наконец-то, наконец-то есть кто-то с кем он может нормально поговорить!
Прочие же визиты будут еще в большей мере представлять собой попытку выяснить, каковы цели благородных господ – не нужна ли им поддержка или какая-то иная помощь. Так что, через некоторое время герои будут в курсе всех основных интриг среди заместителей губернатора.
Что же до работы начальника полиции, то де Эстебано сформировал ее состав почти по признаку личной преданности, и для того, чтобы заставить подчиненных работать без лени (часть вообще уверена, что когда губернатор сменит гнев на милость, он восстановит прежнее руководство), героям придется потратить какое-то количество сил и времени, и всю следственную работу им придется делать самим.  Единственный, кто сразу же принимает их сторону, следователь Рудольф Сторр, потомок ссыльных геедерландцев. Кстати, он же – наиболее толковый полицейский. 

Общество восьмого месяца
Ветка с попыткой убийства губернатора поначалу не приносит особых сюрпризов. Непосредственно в покушении участвовали молодые дворяне - всего 7 человек. Выжил - Нашато Текоколь и те, кого специально оставляли в живых герои. Помимо Текоколя и Цаки остальные - отпрыски безземельных дворян из семей Иската и Тоцлаколь, причем  похоже, что основная линия Тоцлаколь на этом пресеклась..

На телах всех обнаруживаются предсмертные записки, в которых заговорщики пафосно излагают свою антиимперскую позицию и намерение либо убить тирана, либо умереть, пытаясь сделать это, но только не жить на коленях.

Доступный для общения Нашато - самый юный из заговорщиков, только-только достигший совершеннолетия. Говорить с героями он отказывается, но пойти на сотрудничество его может убедить мать, прибывшая слезно просить за единственного сына.

Все покушавшиеся на губернатора дворяне были молодыми радикалами из "Общества Восьмого Месяца". В целом местным дворянам про них было известно, что они настроены резко против Империи, но никто не ожидал от них каких-то неприятностей.

Идея убить главу имперской администрации родилась у Гайрала около года назад. Какое-то время дальше слов дело не заходило, но семь месяцев назад он придумал, как можно подобраться к цели поближе. Губернатор - известный любитель театра, и Гайрал решил, что под видом бутафории можно будет пронести во дворец оружие. Гайрал организовал любительский театр и через одного знакомого вышел на губернатора. Того идея постановки по мотивам старой легенды вдохновила, и он выделил финансирование под спектакль на свой юбилей.

Четыре месяца назад у заговорщиков появился таинственный покровитель, на которого как-то вышел Гайрал, и с которым остальные не были знакомы. Покровитель точно имеет какой-то чин в администрации. Именно он добыл для молодых людей оружие и тайно доставил его во дворец. Кроме того, Гайрал говорил, что у него в запасе есть "большой сюрприз", который гарантирует им успех.

Как и из записок, из слов Нашато выходит, что молодые люди слабо представляли себе, что будет после покушения. Было некое ожидание героической гибели, а отрубленные руки друзей и лужи крови и ранение в его видение будущего совершенно не входили. В общем, революционная романтика не выдержала столкновения с суровой реальностью.

На стороне Империи двое погибших и двое раненых. Погиб Дувани и один из гостей, которому стрела попала в артерию. При этом Дувани умер не от стрел, хотя раны были достаточно серьезными, а от отравленной стрелки. Стрелка, очевидно, была из кинжала, которым дрался Гайрал. В его рукоятке спрятан пружинный механизм и емкость с ядом. Яд местный, и дикари его используют для своих стрел. Вырабатывается он лягушками и хранится максимум пару недель.

Яд - достаточно странный элемент, поскольку явной связи с кем-то из дикарей, от которых можно получить яд, ни у кого из заговорщиков нет. Сам потайной пружинный самострел вполне обычное для Империи устройство, хотя популярностью они пользуются скорее в стране, являющейся аналогом Италии. Сам кинжал стилизован под местное оружие старой работы, но на самом деле является новоделом. Клеймо мастера отсутствует.

Луки, из которых стреляли слуги, местного производства, из тех, что используют охотники. Стрелы для них гораздо интереснее, поскольку наконечники изготовлены не на острове, а в какой-то мануфактуре в метрополии. Более того, судя по форме, они рассчитаны либо на крупного зверя, которых на острове нет, либо на людей в кожаном доспехе. С аналогичными наконечниками, которые используются марканцами, эти не совпадают.

Шпаги, которыми были вооружены заговорщики, также были частично произведены на континенте. Вернее, на континенте были произведены клинки, а эфесы были насажены другие, чтобы шпаги были похожи на бутафорские. Хорошо знакомый с холодным оружием или с флотом человек может опознать клинки как оружие морских десантников, принятое на вооружение в Альбионе около года назад.

Вообще местным дворянам (в отличие от не-дворян) разрешено иметь длинномерное холодное оружие, но существуют ограничения. Во-первых, допускается только оружие с гербом семьи. Во-вторых, носить его на перевязи могут только служащие в имперских войсках. В-третьих, изготовление и продажа оружия достаточно строго контролируется. Естественно, эти запреты периодически нарушаются, но добыть десяток шпаг на острове - неординарная задача, которая заговорщикам уровня Общества Восьмого Месяца была бы недоступна.

Капитан личной гвардии губернатора Валенсо Эсперо покажет, что его люди проверяли актеров и их реквизит за пару дней до представления. Тогда все оружие, задействованное в спектакле, было ненастоящим. По идее они могли пронести шпаги и стрелы по частям за несколько дней под одеждой и спрятать в декорациях. Осмотр декораций обнаруживает искомый тайник.

В целом по результатам следствия вырисовывается некий альбионский агент, который поспособствовал заговору и имеет связи во дворце губернатора. Сам губернатор очень обижен, что люди, к которым он так хорошо относился, хотели его убить. И это после всего того добра, что он принес Нинэй.

На самом деле таинственный покровитель заговорщиков - Шериф. Сначала он просто закрывал глаза на заговор, закономерно ожидая, что он провалится. В результате без всяких усилий был бы дискредитирован его враг, Аристид де Эстебано, с которым они уже давно бодаются за влияние на острове.

Однако потом у Шерифа возникла необходимость устранить Дувани, который нащупал готовящийся заговор на острове и даже начал подозревать Шерифа. Конкретно он выяснил, что число Железных Драконов, тайной личной гвардии Шерифа, значительно превышает цифру, о которой он договорился с губернатором, а также что Шериф подминает под себя контрабандистов. Информации он не дал хода, желая прославиться на раскрытии крупного заговора.

Шериф помог заговорщикам из Общества Восьмого Месяца оружием и даже пообещал поддержку непосредственно во время покушения. Кинжал Гайралу также подарил он, навесив лапшу про то, что "именно этим кинжалом герой нашего народа сразил видного оккупанта, а потом погиб под мечами его прихвостней". Про секретный самострел в рукоятке он, естественно, не говорил.

Отравленную стрелку в Дувани пустил сам Шериф, причем не из кинжала, а из самострела в рукаве. Герои могут понять это, сделав такую же стрелку и выпустив ее из кинжала, а затем сравнив царапины. Впрочем, поскольку баллистическая экспертиза еще не изобретена, проделывать такой эксперимент в начале приключения, когда нужно искать Мистерию, они врядли будут. А если и будут, это только укажет, что убийца - один из гостей губернатора, которых на представлении было много.

Гайрал же, когда Шериф начал защищать губернатора вместо того, чтобы убивать его, пришел в ярость от такого предательства и сосредоточился на Шерифе, забыв о первоначальной цели заговора.

Репрессии и хлопоты.
Как видно, собствнено расследование заговора – вещь несложная. Проблема в ином. Расследовав дело «Общества восьмого месяца», герои обязаны представить вывод о происходящем, важным элементом которого является не только установление чьей-то вины, но и квалификация преступления. Одно дело – мятеж, другое, - заговор с целью убийства чиновника при исполнении, третье - просто покушение на убийство, лишенное политических мотивов.

Здесь стоит помнить, что имперские законы весьма жестки, и формально, все участники мятежа (если речь идет о мятеже) должны быть торжественно казнены, вне зависимости от пола и возраста. Семьи заговорщиков также попадают под уголовное преследование, поскольку недоглядели или недонесли. Поэтому, если считать, что речь идет о мятеже с целью отложения от Империи, надо заливать все кровью.

В принципе, Шериф во многом закладывался на это, зная обидчивость губернатора и рассчитывая, что репрессии против семей тех дворян, которые участвовали в заговоре,  подтолкнут их поддержать будущий мятеж, а если ему удастся спасти чью-то жизнь, этот дом будет перед ним в неоплатном долгу.  Он знает приверженность епископа букве закона, и полагал, что расследовать дело будет отец Ксавьер, который никому спуску не даст. Но этим занимаются герои, и шериф временно покидает столицу – ему нужно выполнить траурные церемонии в семье Цаки.

Кроме того, в случае мятежа против имперской власти наказанию должны подвергаться не только родственники на два колена вверх и вниз, но и те, кого можно объявить «духовными наставниками» заговорщиков или/ и «подстрекателями» к мятежу. В этом контексте де Эстебано нанесут героям визит и намекнут, что семью Ицкоатль вполне можно привлечь к делу о заговоре, - ведь молодые заговорщики однозначно находились под влиянием его книг. При желании (мэр многозначительно подмигнет) можно найти и более явные доказательства их причастности, и тогда  имущество репрессированных отойдет в казну и, скорее всего,  будет передано в управление кому-то более достойному. Мы, имперские дворяне, должны тут держаться вместе и помогать друг другу.

Одновременно героям наносит визит Андрати Макцицин, которого послал отец с тайной, но важной просьбой. Да, его семья враждует с Ицкоатлями, но использовать чужую беду недостойно благородного человека. Если надо, Макциццин готовы засвидетельствовать, что Ицкоатли не знали о заговоре и не имели в виду мятеж. Их рассуждения были чисто философского плана. В конце концов, главы наших домов уже давно ведут дискуссию, и если бы мы получили доказательства злого умысла, то, как верные подданные Империи, мы бы уже давно сообщили об этом Епископу.

Кое-что объясняет и Аманда – она говорит, что отец человек весьма гневливый, но в то же время отходчивый. Сейчас он на эмоциях и жаждет крови, но потом он сам будет жалеть глупых ребят. Большинство чиновников знают эту его особенность и потому  никогда не торопятся  с репрессиями, но есть люди, которые крутят им как хотят, хотя если на острове что-то случится, отвечать будет ее отец, а не они. Это намек на Кревельта, которого Аманда переносит с трудом, но открыто она никого не назовет.

 Предполагается, что герои все-таки герои, а значит, не будут зверствовать. Они могут протолкнуть смягчение статьи, но для этого обиженному губернатору и  весьма удивленному Епископу  нужно предложить весомые формальные аргументы. Например:
• Крат Иската, если он выжил – несовершеннолетний и не может быть казнен.
• По имперским законам, лицо, обманом вовлеченное в преступление, не может быть наказано полной мерой. Тот же, кто коварно использовал доверчивых юношей – мертв (если собак вешают на Гайрала) или скрывается (если РС сразу озвучивают идею альбионского шпиона) – казнить должно именно его.
• «Сказание о Кукушонке» - пьеса в стиле дель арте, где нет четко определенного текста. Это означает, что произнесенная Гайралом  фраза «смерть захватчикам и предателям» будет считаться частью сюжета, а не высказанной как лозунг мятежа.
• Большинство найденных улик будут в распоряжении героев, и это означает, что только им решать, что прилагать к материалам дела, а что нет. Так, можно изъять из дела и уничтожить предсмертные записки.
• Также можно сказать, что покушение было не на губернатора, а на Шерифа. Шериф - чиновник Империи, но калибром ниже, чем губернатор. Соответственно, и наказание за это будет другое. Можно и докопаться до момента что должности Шерифа нет в штатном расписании, а значит, это вообще можно трактовать как нападение на частное лицо.
• Так же можно пытаться доказать, что у героев не было умысла на убийство, иначе бы все стрелы были отравлены.
Скорее всего, героям удастся вывести из-под удара семьи заговорщиков,  Ицкоатлей или тех, кто не достиг совершеннолетия. Что же до спасения жизни Нашато, то этому посвящена одна из боковых линий.

Жду от аудитории как дополнительных  предложений по спасению острова от репрессий, так и вопросов в стиле "а если при расследовании РС заглянут под ковер, что они там найдут"? Ставим себя на место героев - и действуем.
То же касается и иных,будущих сюжетов детективного плана.

Tags: Второй виток
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments