?

Log in

No account? Create an account
Компартия: четыре ЦК за три года. Первая единая Корейская… - Онлайн-дневник Маккавити

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

July 1st, 2009


Previous Entry Share Next Entry
05:22 pm
Компартия: четыре ЦК за три года.
Первая единая Корейская коммунистическая партия (ККП) была создана 17 апреля 1925 г., в китайском ресторане «Асовон». Основу созданной партии составляли «Хваёхве» и «Пукпхунхве», ее ответственным секретарем стал принадлежавший к иркутской группировке Ким Чжэ Бон, а пост ответственного секретаря Коммунистического союза молодежи занял Пак Хон Ён из «Хваёхве» .
Обычно об этом событии говорят как о конспиративном съезде коммунистических групп, но на деле это было собрание представителей кружков, члены которого не смогли разработать программу и написать устав. Кроме того, наиболее крупная комгруппа, Сеульский союз молодежи, оказалась за бортом , так как Ким Са Гук критически относился к международному руководству из-за границы .
Однако в конце ноября 1925 г. из-за легкомысленных и авантюристических поступков ряда членов партии, более тридцати видных членов ККП, в том числе Ким Чже Бон . были арестованы. Те кто избежал ареста, выехали в Шанхай, и ЦК ККП первого созыва перестал существовать .
В феврале 1926 г. ЦК ККП был воссоздан Кан Даль Ёном, которому Ким Чже Бон поручил дело воссоздания партии. Одновременно сбежавшие от разгрома бывшие члены ЦК первого созыва (Ким Данъ Я, Нам Ман Чхун и Чо Бон Ам) в Шанхае Заграничное бюро ЦК ККП ., но «второй ЦК» решил не утверждать его.
К некоторым достижениям «Второго ЦК» следует отнести совещание 10 марта 1926 г. с представителями националистов и соглашение с ними о едином фронте и демонстрации 10 июня 1926 г., которые планировались как попытка римейка Первомартовского движения, но посвященная смерти Сунчжона. Компартия распространила тысячи листовок и попыталась придать манифестации революционный характер, но выступление состоялось в среде, мало подготовленной к восприятию революционных лозунгов. К тому же ряд влиятельных левых союзов, включая Сеульский союз молодежи просто проигнорировал демонстрацию. Молодая компартия заплатила за это выступление большими потерями. Было арестовано около 160 коммунистов, включая почти все руководство «второй ККП» .
Разгром первого и второго ЦК ККП, в которых большинство принадлежало руководителям «Хваёхве», передал инициативу представителям «Ильвольхве» («Общество января»). В основном это были вернувшиеся из Японии студенты, стремившиеся воссоздать «новое коммунистическое движение». Их лозунгом стало – «Изменим направление!» , а идеологической платформой был так называемый «фукумотоизм», разновидность левого оппортунизма, разработанного японским коммунистом Фукумото
В декабре 1926 г. был созван второй съезд ККП, на котором была создана «третья ККП» во главе с Ан Гван Чхоном. Лидеры и члены этой ККП были названы группой «Эм Эль (M. L.) или «Эм Эль Дан» («Марксистско-ленинский союз»).
Новое руководство принимало участие в деятельности различных национальных организаций, стремясь к созданию единого национально-освободительного фронта и работая с «Синганхве», чтобы стать там влиятельной силой. Вице-президент общества Хон Мён Хи негласно был связан с компартией .
Однако в ИККИ складывалось настороженное отношение к новому руководству ККП. Ответственный работник Восточного отдела ИККИ Б. А. Васильев еще в конце 1926 г. пришел к выводу, что ККП и ККСМ фактически не существуют, и есть только отдельные группы, которые ведут жесточайшую фракционную борьбу .
20 декабря 1927 г. Ли Ен, председатель Подготовительного комитета партийного съезда и бывший член Сеульской группы, объявил об открытии третьего съезда ККП, где был создан еще один ЦК ККП, естественно, с ним во главе. «Новое руководство» жестко раскритиковало лидеров «третьей ККП», называя их «фукумотоистами» и троцкистами и исключило из партии 18 человек. «Третья ККП», получив этот удар, вскоре фактически погибла в результате массовых арестов в феврале 1928 г.
Тем не менее, 27 февраля 1928 г. состоялся новый съезд, на котором было объявлено создание «четвертой ККП». «Четвертый состав» ЦК ККП возглавили деятели группы «Эм Эль Дан» . Таким образом, в Корее были проведены два третьих съезда ККП, и существовало две слабых компартии. Но в июле-октябре 1928 г. последовали новые массовые аресты, которые сильно обескровили и эту партию . Именно к этому времени относится устойчивое, но не полностью подтвержденное документами представление о том, что в 1928 г. одна фракция выдала другую японцам в качестве «последнего средства борьбы за чистоту рядов». Так Корея стала синонимом жесточайшей фракционной борьбы даже в коммунистических кругах .
Попытавшись разобраться в ситуации, 10 декабря 1928 г. Политсекретариат ИККИ принял обширную резолюцию, в которой постановил «отказаться от признания за какой-либо из спорящих коммунистических групп в Корее права представлять корейскую секцию в Коминтерне до полного выяснения фактического положения вещей». Материальная помощь какой-либо из борющихся групп прекращалась. Предлагались меры по усилению коминтерновского руководства коммунистической работой в Корее .

Это решение широко известно как решение о роспуске ККП или исключении корейской компартии из Коминтерна, хотя формально о роспуске в нем не говорилось. Ситуация выглядела даже хуже: Коминтерн был вынужден признать, что в Корее прости НЕТ компартии - ни одна из многочисленных фракций или групп не имела права и возможности ей называться, поскольку не обладала формальными требованиями, в первую очередь – должной численностью и структурой членов. Авторы «Истории Кореи» 1974 года правильно подчеркивают, что б0льшая часть этих так называемых партий на самом деле была кружками интеллигентов, мало связанных с рабочим классом.
В документах, приведенных в сборнике «ВКП(б), Коминтерн и Корея», очень хорошо показано, как много сил эти «коммунисты» тратили не на конкретную деятельность, а на фракционную борьбу, аппаратные игрища и обоснование своей легитимности в глазах Москвы.
С. О. Курбанов, правда, считает, что причиной неудачи коммунистического движения были не фракционная борьба и не «отдаленность» создателей партии от народа (как было заявлено в Декабрьских тезисах 1928 г. Исполкома Коминтерна), а репрессии японской администрации и хорошо налаженный ими аппарат подавления. Однако в Маньчжурии, где корейским коммунистам можно было работать сравнительно легче, фракционность процветала не менее. Там существовали два Маньчжурских бюро, созданных двумя ККП («Хваёхве» и «Эм. Эль») и одна корейская комгруппа (Сеульско-Шанхайская группа), осыпавшие друг друга обвинениями. Так, «Хваёхве» заявляла, что вина за все провалы ККП ложится на организацию «Эм. Эль», якобы сплошь зараженную провокаторами, а «Эм. Эль» в ответной листовке поименно обвиняла Ли Дон Хви и руководителей «Хваёхве» в провоцировании конфликта, назвала их «отбросами гнилой фракционности» .
После того, как ККП признали несуществующей, ее члены разбрелись кто куда. Многие подались в центральный аппарат Коминтерна или остались в СССР в ином качестве. Так, Пак Хон Ён под именем Ли Чун прибыл в Москву в 1928 г. и два года учился в МЛШ
Не меньшее количество присоединилось к компартии Китая. Так, 20 марта 1930 г. Маньчжурское бюро ККП («Эм. Эль») объявило о своем решении ликвидировать свою организацию в соответствии с линией ИККИ и вступить в Компартию Китая на индивидуальной основе. Впрочем, остальные фракции воспротивились такому решению .
Чтобы восполнить недостаток массовой поддержки и расширит свои организации, коммунисты проникали в крестьянские и рабочие (профессиональные) союзы. Так, в 1930-е гг. рабочие и крестьянские союзы вышли за рамки лозунгов о защите и продвижении интересов рабочих и крестьян и перешли к идее классовой борьбы. Но хотя советские учебники истории Кореи 1950-х – 1970-х гг. отличает повышенное внимание к экономической стороне вопроса и детальный рассказ о рабочем движении и его активности, перечисляя стачки и иные выступления, они отмечают, что организованного руководств со стороны коммунистов этих массовых выступлений еще не было. Часть коммунистов считала происходящее буржуазно-демократической революцией, в которой ведущую роль должна играть национальная буржуазия .
Коминтерн пытался засылать в Корею своих представителей, но план создания ККП на основе актива из выпускников КУТВ оказался неосуществимым . Из 189 окончивших учебу корейцев за период с 1921 по 1933 г. были посланы в Корею 81 человек (остальные были либо оставлены в СССР как непригодные для работы в Корее, либо оказались провокаторами), из которых к концу 1933г. 30 человек сидело в тюрьмах, 19 человек пребывало неизвестно где, 15 человек оказались провокаторами и ренегатами либо отошли от активной деятельности, трое умерли и лишь 14 продолжали борьбу .
В 1934 г. инициативная группа разработала «платформу действия» коммунистической партии Кореи, но это опять-таки была всего лишь одна из многочисленных групп . Из более поздних попыток сделать хоть что-то Хан Ён У отмечает создание Пак Хон Еном в 1939 г. коммунистической группы «Кёнсон кхомгыруп» («Столичной комгруппы») в Сеуле, но уже в 1941 г. она распалась.
Вообще, в деятельности Пака хватает белых пятен. Еще в 1922 он был арестован японцами, но в 1924 его выпустили и он был журналистом, работавшим на Тонъа Ильбо и Чосон Ильбо. Затем какое-то время он активно сотрудничает с протестантскими активистами. Лишь после этого он уезжает в Россию.
Вскоре после возвращения оттуда Пака ловят и судят. И если Ф.И. Шабшина , симпатизирующая Паку, сравнивает его поведение на суде с действиями Г. Димитрова на процессе о поджоге рейхстага, то более поздние источники говорят о том, что на суде и после него Пак имитировал (или действительно впал в) умопомешательство, отчего был осужден на гораздо более мягкий срок, чем остальные арестованные по тому же делу.

(Leave a comment)


> Go to Top
LiveJournal.com