?

Log in

No account? Create an account
Разбил последнюю главу на две. - Онлайн-дневник Маккавити

> Recent Entries
> Archive
> Friends
> Profile

July 1st, 2009


Previous Entry Share Next Entry
02:42 pm - Разбил последнюю главу на две.
Глава восемнадцатая, в которой корейские коммунисты в СССР и за его пределами демонстрируют самоубийственный арсенал приемов фракционной борьбы, и вырытые друг другу ямы перерастают в общий расстрельный ров.

Шанхайцы, иркутяне и сражение в пос. Свободный

После Первомартовского движения и Октябрьской революции корейские борцы за независимость достаточно четко разделились на националистов и коммунистов , которых можно условно назвать проамериканской и просоветской фракциями. Однако, как и националисты, коммунисты были сильно разобщены.
Первая партия, стоящая на коммунистической платформе Ханин сахведан (Социалистическая Партия), была создана. Ли Дон Хви в апреле 1918 г. «Союз корейских социалистов» (Ханин сахве тонмён), который 8 мая 1919 г. был переименован в «Корейскую социалистическую партию» (Ханин сахведан), которая приняла решение о присоединении к Коминтерну, а в апреле 1921 г. Переименовалась в «Коммунистическую партию» (Корёконсандан). Председателем ЦК был Ли Дон Хви, в составе ЦК были Пак Хон Ён и Пак Чин Сун (Пак Дин Шунь). Шанхайская платформа выставляла независимость Кореи как промежуточную цель на пути к построению там социализма. Партия насчитывала примерно 6 тысяч членов и кандидатов.
Примерно в то же время в Иркутске сформировалось корейское отделение компартии («Иркутская фракция») , каковую активно поддерживало Сибирское бюро ЦК РКП (б), которое в марте 1020 г. создало Дальневосточное бюро ЦК РКП (б). , являющееся организацией, довольно независимой от Москвы с точки зрения определения политики. Также Иркутскую группу непосредственно поддерживал и направлял уполномоченный Исполкома Коминтерна на Дальнем Востоке Б. З. Шумяцкий , поскольку ее члены по сути своей были членами РКП(б) корейской национальности, которые группировались вокруг корейской секции Дальбюро ЦК РКП(б). В 16 корейских национальных парторганизациях насчитывалось 2305 членов и кандидатов, и 22 января 1919 г. В Иркутске была создана корейская секция компартии во главе с Нам Ман Чхуном, О Хам Уком и другими. В мае 1921 г. Они провели в Иркутске еще один съезд, на котором присутствовали и представители корейских коммунистических групп из-за рубежа..
В дополнение к этим наиболее известным группам можно отметить коммунистов с националистическим уклоном (Чо Бон Ам), марксистов-интеллектуалов (Пэк Нам Ун ) и левых националистов, активно интересовавшихся коммунизмом (Ё Ун Хён) .
В самой Корее в начале 1920-х гг. также появлялись коммунистические организации, состоявшие главным образом из студентов, обучавшихся в России или Японии. К ним относились «Хваёхве» («Общество вторника», 1924), «Пукпхунхве» («Общество северного ветра», 1924), и ряд других. Все они занимались пропагандой социалистических идей через газеты, журналы и другие печатные издания.
Как шанхайцы, так и иркутяне активно действовали в России. Вообще, корейское землячество Приморья активно поддержало советскую власть. Ему нравились и лозунг равенства наций, и идеи экспорта революции. Кроме того, у них и у советской власти на Дальнем Востоке был общий враг – японские интервенты, борьба с которыми рассматривалась ими как продолжение борьбы со старым противником.
Корейские партизаны рассматривали советскую Россию не столько как проводника коммунистических идей, сколько как союзника в борьбе с Японией. Именно поэтому они враждебно относились к белому движению, которое пыталось ограничивать антияпонскую деятельность корейцев с тем, чтобы они боролись с Японией только на корейской территории. Так, например, когда корейцы пытались добиться перехода через линию фронта для следования на международную конференцию, правительство Колчака отказало им в разрешении. Не приветствовало оно и переход корейцев в русское подданство .
В результате значительное количество бывших деятелей Ыйбён раскрыло свои объятия советской власти, а упоминавшийся нами выше Чхве Джэ Хён стал одним из активных участников установления советской власти на Дальнем Востоке и впоследствии был арестован в один день с Сергеем Лазо . Общая численность корейских партизан на Дальнем Востоке составляла около 10 тысяч человек.
Однако создание двух компартий не могло не спровоцировать фракционную борьбу. Взаимные обличения были весьма велики. Иркутян, среди лидеров которых надо отметить Нам Ман Чхуна и Хан Мён Се, упрекали в том, что они желают создать в рамках РКП (б) аналог «Бунда», как компартии, созданной по национальному признаку и при этом претендующей на то, чтобы выступать от имени всех коммунистов данной нации вне зависимости от их местонахождения.
О шанхайцах же говорили, что руководство у них коммунистическое, но цели националистические , и волнует их не победа мировой революции, а объединение Кореи. Тем более что один из лидеров этой фракции, Пак Чин Сун считал, что гегемоном революции вначале должна стать либеральная буржуазия, а революция на Западе возможна только после победы революции на Востоке .
Даже отношение к Шанхайскому правительству у этих коммунистов было двояким. Шанхайская фракция стояла за участие в его деятельности и постепенное подчинение правительства своей воле, Иркутская выступала против сотрудничества с буржуазными демократами.
В сборнике документов под редакцией Со Дэ Сока достаточно хорошо показано то, как различные коммунистические группы обвиняли друг друга или пытались ставить палки в колеса чужой деятельности. Наиболее интересен случай, о котором упоминает Владимир Ли: Москва выделила шанхайцам деньги, однако иркутская группировка пыталась перехватить курьера и забрать их себе, мотивируя это тем, что шанхайцы являются не настоящими коммунистами, а замаскированными националистами, которых в первую очередь интересует не победа коммунистических идей, а независимость Кореи.
Иногда на местах борьба приобретала недостойные формы, вплоть до рукопашной между приверженцами разных фракций. Во Владивостоке доходило и до экспроприационных акций, в ответ на что Приморский губком РКП (б) и ГПУ были вынуждены прибегнуть к строгим мерам .

Поначалу удача сопутствовала шанхайцам – их представители даже побывали в Москве и встречались с Лениным и добились от него определенной материальной поддержки . Впрочем, на встрече с Ли Дон Хви и Ко Ленин признался, что «ничего не знает о дальневосточных делах», и больше слушал, чем давал указания . Однако затем поддержка была скорее на стороне иркутян, как членов РКП (б).
15 марта 1921 г. Всекорейский партизанский съезд подтвердил организационное подчинение корейских партизан командованию армии ДВР, проведя определенную перегруппировку и переформирование сил, в рамках которого партизаны из Маньчжурии и Кореи были объединены в отдельный, так называемый Сахалинский, отряд, командовал которым, однако, русский по фамилии Григорьев.
В марте 1921 г. члены иркутской группы создали при поддержке Б. З. Шумяцкого и командования РККА Корейский революционный военный совет, главкомом которого был назначен Нестор Каландарашвили (1876-1922), бывший ссыльный анархист, а затем один из руководителей партизанского движения в Восточной Сибири. Эта достаточно известная личность, именем которой названы улицы в нескольких городах Сибири, как говорят, вынашивала идею формирования армии из числа корейских партизан на территории советского Дальнего Востока. Эта армия затем должна была вторгнуться в Корею через Маньчжурию, освободить ее от японцев и создать там социалистическое государство.
Однако Корейский военный совет, созданный в марте 1921 г. в ДВР на Всекорейском партизанском съезде, и Сахалинский партизанский отряд Пака Ильи отказались признать полномочия иркутского Военного совета . Партизаны, большая часть которых прибыли в ДВР из Манчжурии, ни одобряли ни желания навязать себе контроль извне со стороны непопулярных личностей, ни попыток центральной власти насадить дисциплину и покончить с амбициями тех командиров отрядов, которые привыкли вести себя как традиционные «предводители благородных разбойников».
Шумяцкий и представители Иркутской фракции, тем не менее, требовали, чтобы все вопросы, которые касаются корейских партизан, передали бы в сформированный ими Корейский революционный военный совет с Каландарашвили во главе и О Хам Уком в качестве начальника штаба.
Представители Сахалинского отряда выступили против этого решения, и их начальник был арестован. После этого общее собрание отряда заявило, что не будет подчиняться Корреввоенсовету, сохранит подчинение армии ДВР, а часть партизан вообще собиралась уйти на маньчжурскую территорию с оружием. В ответ на это их попытались разоружить, причем операцию координировал лично В. К. Блюхер, бывший тогда военным министром ДВР.
Столкновение произошло 28 июня 1921 г. в районе пос. Свободный, где группировались вооруженные силы корейских партизан. Стрельба по отряду, сопротивлявшемуся разоружению, велась в течение нескольких часов. Различные источники называют разное число пострадавших. Одни указывают на 400 и более человек убитых. В докладе председателя реввоенсовета ДВР В. к. Блюхера говорится о 38 убитых и около 80 утонувших в р. Зее . В учебнике «Корея. Новое прочтение» приводятся немного иные данные: 860 человек разоружено, 36 убито непосредственно в ходе столкновения, еще около 60 утонуло в реке при попытке к бегству и примерно столько же пропало без вести. В результате некоторые партизаны таки перешли китайскую границу, а отряды под водительством О Хам Ука и др. стали ядром двух полков РККА, состоящих исключительно из корейцев и расформированных на фоне борьбы с националистическими проявлениями только в 1935 г .

Трагедию в пос. Свободный воспринимают по-разному. Южнокорейская историография традиционно трактует их как попытку сталинского режима прибрать к рукам корейское коммунистическое движение, разоружить вооруженные формирования корейских националистов, оказавшихся на советской территории, и уничтожить все отряды, которые придерживались иной платформы .
Однако приведенные материалы, и в первую очередь – большой массив жалоб и заявлений «пострадавшей стороны» , говорят скорее о том, что данный инцидент надо воспринимать не в контексте противостояния националистов и коммунистов, а в контексте борьбы между Шанхайской и Иркутской фракциями компартии, причем самоуправство и недисциплинированность в этой истории проявили и те, и другие.
К тому же упоминание советских властей и тем более Сталина, в данном контексте некорректно, поскольку дело происходило на территории Дальневосточной Республики, которая формально была самостоятельным государственным образованием . К деятельности армии ДВР Сталин не имел никакого отношения, а коминтерновские структуры в течение длительного времени возглавлялись Зиновьевым, а затем - Бухариным .
Расследование инцидента, предпринятое по просьбе шанхайцев, показало неадекватность примененных мер, и арестованные иркутянами представители этой группы получили свободу. Проект освобождения Кореи под руководством Каландарашвили тоже не встретил понимания в Москве, и после того как в феврале 1922 г. его отряд был уничтожен японцами, идея заглохла сама собой. Правда, никто из виновников инцидента с иркутской стороны тоже не был наказан.
Точка зрения Коминтерна при этом сводилась к тому, что Шанхайская группа располагает значительным влиянием в массах, но у нее нет достаточной коммунистической выдержки, свойственной Иркутской группе .
В октябре 1922 г. в Верхнеудинске попытались провести объединительный съезд. Однако, несмотря на пламенную речь Ли Дон Хви, который отвечал за подготовку съезда со стороны «шанхайцев», иркутяне во главе с Хан Мён Се и Ан Бён Чханом покинули съезд после того, как увидели, что им не удается подчинить себе большинство. После этого нападки двух фракций друг на друга приобрели еще более жесткий характер, однако иркутяне продолжали группироваться вокруг Корейский секции Коминтерна, и большая часть репрессированных в 1937 г. представителей этой группы состояла из них.

В ноябре 1923 г. из-за сильной фракционной борьбы Четвертый конгресс Коминтерна принял решение о роспуске всех фракционных групп. Вместо них при Дальневосточном отделе Коминтерна было создано Корейское бюро из семи человек (по 2 представителя от Шанхайской, Сеульской и Иркутской группировок и один представитель корейских коммунистов Японии), отвечающее за создание коммунистической партии на территории собственно Кореи. Однако в феврале 1924 г. и это бюро было распущено из-за фракционной борьбы .

(2 comments | Leave a comment)

Comments:


[User Picture]
From:elk_i_na
Date:July 18th, 2009 05:21 am (UTC)

Спасибо.

(Link)
Очень интересно.А откуда сведения о рукоприкладстве?
[User Picture]
From:makkawity
Date:July 18th, 2009 07:37 am (UTC)

Re: Спасибо.

(Link)
из того же сборника + Со, + Пак...

> Go to Top
LiveJournal.com