Makkawity (makkawity) wrote,

выкладываю сокращенный вариант доклада А. Пастухова.

Участие корейских войск в Амурских походах маньчжурской армии 1654 и 1658 годов.


Предыстория событий.

Сражение между русским отрядом О. Степанова и коалиционными войсками Шарходы в устье Сунгари 10 июля 1658 г. явилось поворотной точкой в развитии сложного исторического процесса, начало которому было положено более 60 лет назад, еще до начала корейско-японской войны 1592-1598 гг.

Официальная южнокорейская историография настойчиво пытается провести тезис о том, что племена тунгусо-маньчжурского происхождения, населявшие бассейн рек Амура, Сунгари, Уссури, Тумангана и Амноккана, издревле входили в сферу влияния корейских государственных образований и, по меньшей мере, со времен государства Корё, входили в состав корейского государства. Так, чжурчжэни именуются им яин, т.е. «дикие люди», а походы корейских войск, осуществляемые на их территорию, неизменно носят название чонъболь – карательных экспедиций. Корни этого явления кроются в конфуцианской идеологии, согласно которой просвещенный монарх обязан оказывать цивилизаторское воздействие на окружающие страну дикие племена, а в случае злостного неповиновения со стороны «цивилизуемых» варваров – карать их вооруженной силой.

Уступив в ходе маньчжурских вторжений 1626 и 1637 годов военно-политическую инициативу на своих северных рубежах, правительство Кореи, тем не менее, не отказалось от претензий на территории, которые оно привыкло считать традиционной сферой своего влияния. До самого правления государя Хёнджона (1660-1674) в Корее не расставались с идеей реванша , и лишь при государе Сукджоне (1675-1720) в 1712 г. северная граница Кореи была более или менее четко определена.

На этом историческом фоне особенно остро встал вопрос об участии Кореи в отражении вторжения русских казачьих отрядов в Приамурье в 1650-х годах. По некоторым неподтвержденным данным , отряд О. Степанова в 1654-1655 годах совершил рейд по р. Уссури до самого озера Ханка . В случае, если эти сообщения приморских краеведов окажутся верны, то станет очевидным, что не дать своего согласия на изгнание неведомых пришельцев из районов, традиционно расцениваемых корейскими правительством как зона корейского влияния, корейский монарх не мог.
Таким образом, помимо усиления положения корейского правительства внутри самой Кореи, участие корейских войск в походе на север должно было сыграть роль глубокой разведки будущего театра военных действий и маньчжурского военного потенциала, а также послужить для реализации извечного принципа внешней политики конфуцианского Китая и и чжи и (кит. «покорять варваров руками варваров») применительно к внешнеполитическим ожиданиям династии Ли на фоне противоборства между Россией и Цин.

Военное сотрудничество правительства Чосон с маньчжурами

Факты военного сотрудничества корейского правительства с маньчжурскими феодалами ни в коем случае не подтверждают слова современных корейских историков о том, что «китайцы (маньчжуры – прим. авт.) хорошо сознавали превосходство вооруженных фитильным оружием корейских воинов… что свидетельствует о выдающемся уровне, на котором находилось в то время искусство стрельбы и военная тактика» , а лишь говорят о стремлении маньчжурского правительства использовать войска покоренных народов для ведения борьбы со своими противниками. По замыслу цинского правительства, это должно было служить уменьшению боевых потерь среди малочисленного маньчжурского народа и ослаблять потенциальных мятежников. Помимо корейских солдат маньчжурами широко использовались монгольские и приамурские военные формирования, а также части из перешедших на сторону Цин китайцев (маньчж. учжэнь чооха). Однако данные факты ни в коем случае не толкуются современными историками МНР, КНР и РФ как факт превосходства военной организации монголов, китайцев или дючеров над военной организацией Цин .

Идея использования хорошо вооруженных сравнительно современным огнестрельным оружием корейских войск в качестве военных вассалов была высоко оценена цинским правительством – помимо сбережения жизней маньчжурских солдат, она вбивала клин между китайской династией Мин и корейской династией Ли, обеспечивая для Цин стратегическое прикрытие ее восточных рубежей, а также обеспечивала тылы маньчжуров от восстания покоренных народов, проживавших на территории современного Дунбэя.

В то же время, сложность современной политической обстановки в Азиатско-Тихоокеанском регионе и полное отсутствие каких-либо связей между Россией и Республикой Корея до начала перестройки привели к практически полному незнанию в России факта участия корейских войск в Амурских походах против казачьего отряда О. Степанова. Историки КНДР, по вполне понятным причинам, старались скрыть эту страницу истории своей страны, а информации от южнокорейских исследователей не поступало. Не способствовало распространению знаний об этом эпизоде русско-корейских отношений и те обстоятельства, что казаки не выделяли корейские войска по каким-либо внешним признакам из числа прочих «богдойцев», а также сравнительно позднее обращение корейских исследователей к подлинным запискам пёнма уху Син Ню, возглавлявшего корейский отряд в сражениях 1658 г. Распространенные ранее «сочинения» правнука Син Ню, Син Ныка, и некоего Пэ Сихвана рисовали совершенно нереальные картины военного столкновения, показывая неправдоподобные по численности отряды казаков в несколько тысяч человек на сотнях судов. Лишь в 1982 г. Ю.В. Ванин, со ссылкой на изданную в 1971 г. в Сеуле «Историю Кореи», признал участие корейских отрядов в походах против русских казаков на Амур .

Популярные представления о первых русско-корейских контактах в ходе Амурских экспедиций корейской армии в 1654 и 1658 годах.

Участие корейских войск в русско-цинских войнах XVII века является малоизвестной страницей ранних русско-корейских отношений и является почвой для многочисленных русофобских спекуляций, поддерживаемых определенными политическими кругами Республики Корея. Уровень этих исследований далеко не всегда соответствует уровню развития современной исторической науки и, при ближайшем рассмотрении, не выдерживает никакой критики.

Для того, чтобы убедиться в несостоятельности современных южнокорейских изысканий, можно обратиться к цитатам из популярных современных изданий, имеющих большой тираж и претендующих на научную достоверность. В качестве примера можно взять цитаты из «Энциклопедии корейской национальной культуры», «Истории войн корейского народа» Лю Джэсона и исследования похода отряда Син Ню, выполненного известным корейским специалистом по истории ранних русско-корейских отношений (до 1884 г.) Пак Тхэгыном, и подвергнуть их несложному анализу с военно-исторической точки зрения.

«Энциклопедия корейской национальной культуры»

1) «Китайцы (маньчжуры – прим. А.П.) хорошо сознавали превосходство вооруженных фитильным оружием корейских воинов… что свидетельствует о выдающемся уровне, на котором находилось в то время искусство стрельбы и военная тактика».

Исходное положение 1: Использование корейских солдат в Амурских походах – признание их военного превосходства над маньчжурскими войсками.

Опровержение: Маньчжурские войска неоднократно наносили тяжелые поражения корейской армии в ходе сражений 1619, 1623, 1626 и 1637 годов и цинское командование прекрасно представляло себе боевые возможности корейских войск. Поэтому использование корейских солдат в военных действиях против русских было вызвано совершенно иными причинами, а именно, отсутствием у Цинов достаточного количества войск в Приамурье после ухода основной части маньчжур в застенный Китай. Помимо корейских солдат маньчжурами широко использовались монгольские и приамурские военные формирования, а также части из перешедших на сторону Цин китайцев.

Например, в 1652 г. маньчжуры атаковали отряд Е.П. Хабарова, укрепившийся в Ачанском городке, сводными силами из собственно маньчжурских воинов, а также ополчения местных даурских и дючерских племен В 1655 г. цинский полководец Мингардари привел под стены Кумарского острога войско, в которое входили «люди розных земель: богдои, мунгуты, никаны, жючеры, дауры и иных многих земель» .

Исходное положение 2: Корейские войска были вооружены современным фитильным оружием, которого не было у маньчжуров.

Опровержение: Уже в ходе первого столкновения между русскими и маньчжурами у Ачанского городка, в котором не участвовали корейские войска, русские захватили у маньчжур трофеи, о которых было сообщено якутскому воеводе Д. Францбекову: «Да у них же, богдоев, отбили 17 пищалей скорострельных, а те их пищали по 3 ствола и по 4 ствола вместе, а замков у тех скорострельных пищалей нет. Да у них же отбили 2 пушки железные да 8 знамен богдойских» .

В боях под Кумарским острогом, где также не было отмечено появления корейских солдат, казаки О. Степанова были « отбили у них (маньчжур – прим. А.П.) 2 пищали железные с жаграми» . Таким образом, если свидетельство Е.П. Хабарова о наличии огнестрельного оружия у маньчжуров еще не говорит о том, что на вооружении цинских войск состояли именно фитильные ружья, а не примитивные ручницы, то донесение О. Степанова является бесспорным подтверждением того, что огнестрельное оружие «богдойцев» представляло собой фитильные ружья, пусть и несколько иной конструкции, нежели у корейцев .

2) «Корейские отряды сражались за справедливое дело спасения малых народов от притеснявших их иностранных захватчиков».

Исходное положение: Корейские войска выступили на стороне народов Приамурья, жестоко притесняемых русскими агрессорами.

Опровержение: Согласно сведениям китайских архивных документов, в ходе карательной экспедиции корейских войск, совершенных по приказу цинского правительства в 1639 г. против восставших тунгусских племен, населявших бассейн р. Хурха, был захвачен предводитель повстанцев, за что корейский государь Инджо был пожалован императором Абахаем 200 лянами серебра . Поскольку корейские войска еще до 1654-1658 годов выступали в роли карателей на службе у империи Цин, нельзя говорить ни о каком «справедливом деле спасения малых народов».

4) «Китайская армия подойти не успела. Однако корейское войско мужественно вступило в бой и подожгло вражеские корабли огненными стрелами. Враги были развеяны и бежали»

Исходное положение: Корейские войска сражались без помощи китайских и маньчжурских войск и одержали победу над казаками.

Опровержение: на материалах собственно корейских источников мы можем проследить следующее:
1. «Применив хитроумную стратегию, он первым нанес удар и разгромил вражескую армию, совершив большой подвиг» . В этом эпизоде подчеркнута роль корейского офицера, но не указано, что он действовал в одиночку. Тем более, что Син Ню сам признает, что в одном из боевых эпизодов его корабль действительно находился на острие атаки.
2. «…герой … встретился с врагом на Амуре, передислоцировал отряды и возглавил общую атаку. Вооруженный луком и стрелами, герой стоял на носу корабля и руководил сражением. Следуя его приказу, воины одновременно выстрелили из ружей и луков, и пули и стрелы падали, подобно дождю. Враги не выдержали и либо погибли внутри кораблей, либо, спасаясь, бежали на берег. Герой приказал стрелять огненными стрелами, и вражеские корабли сгорели. Сгорели и все те, кто был в них. Тех врагов, что умерли от пуль во время преследования, захоронили. Свыше 10 врагов, которые скрывались в траве, умоляли сохранить им жизнь, и герой решил их всех отпустить» .
3. «Нашли вражеское логово и сожгли его, доказав варварам (маньчжурам – прим. А.П.) свое превосходство» . Под варварами здесь имеются в виду маньчжуры, неспособные, по мнению корейцев, самостоятельно разгромить казаков.
4. «Погибли [стрелки] из Кильджу…. всего 7 человек. Они были поражены вражескими пулями и умерли на месте. Кроме того, среди цинских латников и лодочников также были жертвы. Под давлением обстоятельств мы были вынуждены срочно применить зажигательные стрелы… Поднявшись на борт, латники убили около 40 врагов» .

Таким образом, если в официальных источниках просто не упоминается, что корейцы действовали совместно с маньчжурами , то у Син Ню прямо говорится о том, что корейские и цинские солдаты сражались бок о бок, а в рукопашных, которые время от времени вспыхивали на судах, участвовали уже исключительно цинские воины . Ни о какой решающей роли корейского отряда в этом сражении говорить не приходится. Син Ню прямо указывает, что если бы русские не бросили корабли сами, и не сошли бы на берег, то справиться с ними было бы невозможно без пушек хунъи пао . Кроме того, он указывает, что если бы союзники вовремя произвели огневую атаку зажигательными стрелами на русские дощаники, то потерь среди корейских и маньчжурских воинов практически удалось бы избежать. И, наконец, подводя итог боя, он говорит, что многочисленные тела павших в бою казаков лежали на берегу, простреленные пулями и утыканные стрелами . Таким образом, успех боя был вызван не какими-то особыми качествами корейских воинов, о чем не упоминают и аутентичные источники, а неблагоприятной для отряда О. Степанова тактической обстановкой в целом.

Лю Джэсон «История войн корейского народа. Период Чосон».

«В этих условиях империя Цин затребовала от Кореи выставить в 1654 г. войска для участия в «усмирении России». Хотя в Корее считали неуместным высылать на помощь маньчжурам войска, предназначенные для войны с империей Цин, но все же отряд из 100 аркебузиров под командованием уху провинции Северная Хамгён Пён Гыпа был отправлен на фронт, так как все же в результате сочли необходимым разведать обстановку в империи Цин и проверить качество боевой подготовки корейских войск. Отряд, возглавляемый Пён Гыпом, выступил в путь 12 числа 1654 г. и соединился с цинскими войсками численностью около 900 человек на берегу Сунгари, где принял бой с русским отрядом численностью около 400 человек. Корейские войска искусно устроили засаду и, внезапно атаковав русских, внесли решающий вклад в победу цинских войск. 3 числа 8 месяца корейские войска с триумфом вернулись обратно.

После успешного усмирения России в 5 месяце 1654 г. цинские войска еще дважды сражались с русскими, но потерпели поражения. Поэтому маньчжуры потребовали от Кореи повторной высылки войск. После этого в 5 месяце 1658 г. пёнма уху провинции Северная Хамгён Син Ню во главе 200 лучников (sic!) с трехмесячным запасом продовольствия выступил на помощь маньчжурам. В первой декаде 6 месяца корейцы соединились с маньчжурами в Нингуте и на судах двинулись вниз по Сунгари, где в первой декаде столкнулись с русскими в месте слияния Амура и Сунгари. Отряд Син Ню атаковал русских на малых кораблях, обстреляв их холостыми снарядами, а затем, получив от Цинов 100 боевых пловцов, связал русские корабли железными цепями. Завершив все приготовления и дождавшись северного ветра, объединенная корейско-маньчжурская армия атаковала русских огневым нападением, выслав вперед 500 отборных лучников на судах. Более 300 больших и малых русских судов сгорели, командир русской эскадры Степанов погиб в бою. Однако корейские воины понесли потери в этом бою, потеряв 8 человек убитыми и 25 ранеными. Выступив на повторное «усмирение России» из Хверёна 23 числа 5 месяца 1658 г., корейские войска провели в походе более 4 месяцев. Но в боях они участвовали всего 4-5 дней. То, что в такой короткий срок была полностью уничтожена русская эскадра, является свидетельством небывало высокого полководческого мастерства Син Ню и несгибаемого боевого духа корейских солдат» .

Исходное положение 1: Корейские войска умело устроили засаду, внеся тем самым решающий вклад в победу маньчжурских войск в сражении 6 июня 1654 г. на р. Сунгари.

Опровержение: В описании хода этого сражения, составленном О. Степановым и являющимся на данный момент единственным аутентичным описанием , сказано: «И дралися те богдойские люди конные на конех, а пешие в стругах. И билися те богдойские люди из большево бою, из пушек и пищалей, а били оне из тех пушек по нашим судам, а дралися оне из-за туров и из-за увалов земляных. И я по совету со всем воиским отпущал казаков в стругах. И божиею милостию, а государским щастьем тех богдойских ратных людей из стругов на берег выбили. И на берегу те богдойские люди стали в крепком месте, из-за валов учали с нами драться. И на том приступе многих служилых людей на том бою ранили. И нам с теми богдойскими людьми дратца стало невозможно, потому что в государеве казне пороху и свинцу нет… И как у нас с теми богдойскими людьми драка была, и у них знамена всякие, белые и черные и красные и жолтые, и как которые знамя пройдет, и у них всяково знамени ротами белое знамя, где стоит на тех людех под тем знаменем на белой камке и куяки биты, а у которых знамен у черных, у красных и у желтых, и у тех ротами ж стоят, каково знамя, такие на них и куяки биты на камке на тех людех, и та вся у них драка ученая строик. И ис пушек мы по тому войску богдойскому били же… И мы выплыли из Шингалу-реки и побежали парусами на судах вверх по великой реке Амуру по совету со всем воиским…» .

Исходное положение 2: Корейский отряд Син Ню состоял из 200 лучников, которые умело действовали зажигательными стрелами в бою.

Опровержение: Сам Син Ню указывает в своих дневниках, что: «Получив приказ выступать, я выбрал из аркебузиров, расквартированных в провинции, 35 человек из Кильджу, 16 – из Мёнчхона, 22 – из Кёнсона, 13 – из Пурёна, 26 – из Хверёна, 25 – из Чонсона, 23 – из Кёнвона, 30 – из Осона, 10 – из Кёнхына. В общем – 200 человек. Кроме того, кашеваров – 20 человек, 2 сотников – Син Сонъиль и Пак Сеун, 2 военных чиновников – Пак Дэён и Лю Ынчхон, 2 переводчиков – Ким Мёнгиль и Ом Энам, а также сопровождающих – 38 человек и конюхов, приставленных к вьючным коням – 39 человек. Сформировав подразделение, мы ожидали приказа выступить».

Исходное положение 3: победа была одержана благодаря исключительному полководческому мастерству Син Ню, сковавшему цепями русский флот и уничтожившему его огневой атакой.

Опровержение: сюжет о связывании вражеских кораблей цепью с последующим огневым нападением является заимствованием описания битвы у Красной Стены из романа Ло Гуаньчжуна «Троецарствие», с единственным различием, что там корабли «северных варваров» связываются цепью по приказу их предводителя Цао Цао. Совпадает даже такая деталь, что атаку следует начать при северном ветре. Естественно, что связать вражеские корабли железными цепями незаметно для врагов невозможно.

Вообще, Сражение в устье Сунгари, 10 день 6-го месяца 1658 г. похоже, выглядело так: 40 боевых маньчжурских кораблей под общим командованием Нингутинского амбань-чжангина Шарходы вышли на рассвете из деревни Нельба и спустились до устья Сунгари. На самой середине Амура они встретились с отрядом О. Степанова из 11 кораблей, стоявших на якоре. Русские сразу же оценили неблагоприятную обстановку и стали отступать вниз по течению Амура. Примерно в 30 ли от устья Амура русские корабли встали в линию у берега и стали готовиться к битве.

Маньчжурский военачальник распределил свои войска следующим образом: на каждый маньчжурский корабль поднялось по 25 латников (из них каждые 10 солдат имели зажигательные стрелы), по 5 корейских стрелков и по 5 маньчжурских артиллеристов и стрелков (в среднем, по 2 артиллериста и 3 стрелка). Флотилия была разделена на 3 группы, взаимодействовавшие между собой – авангард (условно 10 кораблей), арьергард (условно 10 кораблей) и центр (условно 20 кораблей). Всего маньчжуры имели 307 аркебузиров (109 маньчжурских и 198 корейских), 100 маньчжурских артиллеристов с веглерами фоланьцзя пао (порядка 40 единиц), 400 лучников с зажигательными стрелами и около 600 латников . Им противостояло порядка 400 с лишним казаков на 11 дощаниках с 6 пушками .

Маньчжурские суда охватили русскую флотилию и стали сближаться, ведя огонь из пушек . Русские ответили артиллерийским огнем. Подойдя на дистанцию ружейного выстрела, корейские и маньчжурские аркебузиры и лучники начали обстреливать русские суда. Казаки не выдержали массированного огня и либо сошли с кораблей на берег, либо спрятались в трюмах. Вслед за этим союзники захватили несколько русских кораблей и попытались их сжечь, но Шархода запретил это делать . Таким образом, казаки получили возможность нанести ответный удар. В результате перестрелки погибли 7 корейцев, и 24 получили ранения (в т.ч. 10 из них – тяжелые). Были потери и у маньчжур – более 80 латников и 30 матросов были убиты, раненных насчитывалось свыше 200. Большая часть казаков (по разным подсчетам от 209 до 270 человек) была перестреляна и перебита в рукопашных схватках на судах. 7 судов маньчжурам все же пришлось поджечь, чтобы избежать больших потерь. Казаки ночью смогли отбить 1 дощаник из числа взятых маньчжурами 4 судов и уйти от погони вверх по течению. Маньчжуры захватили 3 корабля, 10 пленных и свыше 300 ружей. Потери русских составили 209-220 человек, в том числе и сам казачий голова Онуфрий Степанов .

Более удачное соотношение стрелков, лучников и пикинеров в союзных войсках , нежели ранее, позволило маньчжурскому командованию решить проблему противодействия огневой мощи казачьих отрядов и, в конце концов, нанести окончательное поражение отряду О. Степанова. Успешные действия отряда Шарходы были обусловлены правильным тактическим взаимодействием всех 3 отрядов маньчжурской флотилии, для чего корейские солдаты были просто рассредоточены среди маньчжурских стрелков и артиллеристов, чтобы упростить и унифицировать управление боем. Корейские солдаты не были использованы маньчжурским военачальником в качестве самостоятельной тактической единицы, а рассредоточены по кораблям.

Поэтому говорить о какой-либо решающей роли войск, неспособных в одиночку решать поставленные боевые задачи, не приходится. Факты говорят о том, что корейские отряды сыграли лишь роль компенсации недостающих огневых средств в маньчжурских войсках, базировавшихся в районе Нингуты. Ограниченная роль корейских аркебузиров, бывших совершенно небоеспособными без обеспечения на поле боя отрядами лучников и пикинеров, подчиненная роль корейских военачальников в ходе походов, требование Цин обеспечивать корейские экспедиционные отряды продовольствием и боеприпасами за счет корейского правительства, отсутствие тактически самостоятельных частей корейских войск в ходе боев в бассейне Сунгари наглядно показывают второстепенную роль корейских войск в Амурских походах.


Исходное положение 4: боевые действия длились 4-5 дней, в которых погибло несколько тысяч русских и сожжено более 300 русских кораблей.

Опровержение: согласно русским архивным документам, погибло от 209 до 270 казаков, 1 дощаник бежал, 3 были захвачены союзниками, а 7 – сожжены огненными стрелами. Все это произошло в течение одного дня, о чем свидетельствует запись в дневнике Син Ню.Бой произошел 10 числа 7 месяца года мусуль (10 июня 1658 г. по европейскому календарю), и уже 11 числа этого же месяца корейские и маньчжурские войска занимались похоронами своих убитых и сбором трофеев. Очень ярко свидетельствует об этом и выражение самого Син Ню: «Нельзя не преклоняться перед их (казаков – прим. А.П.) мастерством в стрельбе. Раньше они сражались с Цинами и всегда их побеждали – убитым не было счета. А теперь всего полдня сражения – и все их корабли потоплены! Действительно – победа и поражение предначертаны судьбой, а не оружием – теперь это стало совершенно ясно!». Эти слова были сказаны корейским военачальником уже 12 числа 7 месяца года мусуль. Союзное войско продолжало еще стоять на поле битвы, собирая трофеи и приводя себя в порядок.

Исходное положение 5: Син Ню умело руководил действиями союзников, что и привело к разгрому отряда О. Степанова.

Опровержение: согласно запискам Син Ню, все приказы в этом сражении исходили от амбань-чжангина Шарходы, которого он называет дацзяном (великим полководцем – прим. А.П.). так в ходе битвы, когда назрел кризис боя и необходимо было поджечь вражеские корабли, поступил приказ Шарходы, запрещавший делать это: «Наши корабли окружили врага и зацепили их крюками. Подтянув их к себе, наши стрелки перешли на вражеские корабли и развели огонь, чтобы поджечь их, однако от дацзяна поступил внезапный запрет жечь корабли врага. Стрелки и лучники открыли яростный огонь по врагам, прятавшимся в зарослях на берегу. Враги также ожесточенно отвечали. В это время среди наших и цинских солдат появились убитые и раненные. Если бы, отбив сошедших с кораблей врагов, мы разом подожгли бы вражеские корабли, то никто бы из врагов не остался бы в живых, а у нас не было бы потерь. Но дацзян пожалел жечь добро, находящееся на их кораблях, и поэтому поступил такой бездушный приказ. Мы очень пожалели об этом».

Эти строки ярко свидетельствуют о полном бессилии корейского военачальника предпринять что-либо самостоятельно. Но иначе и быть не могло – корейские солдаты были распределены по маньчжурским судам маленькими группами по 5 человек и не представляли собой какой-либо тактической единицы.

Пак Тхэгын. Исследование «Пукчон ильги»

«Победы в боях на Амуре имели не местное, а мировое значение, ибо в этих сражениях, благодаря решающей роли отряда корейских солдат, впервые был поставлен заслон российскому проникновению в Восточную Азию».

Исходное положение: Корейские войска внесли решающий вклад в расстановку сил на Дальнем Востоке, определив направление мировой политики в этом регионе.

Опровержение: казаки не выделяли корейские войска по каким-либо внешним признакам из числа прочих «богдойцев», что может свидетельствовать не только о том, что корейских войск было слишком мало, чтобы как-то выделяться на фоне маньчжуро-китайских солдат, но и о том, что способы действий маньчжурских солдат ничем не отличались от способа действий корейцев, и наличие корейского контингента никак не повлияло на общий стиль ведения боевых операций маньчжурским командованием.

О сражении с войсками Шарходы, включавшими и 100 корейских аркебузиров, 6 июня 1654 г. О. Степанов сообщает: «И июня в 6 день тут нас встретила богдойская большая сила ратная со всяким огненным стройным боем, с пушки и пищали. И с тою богдойскую силою дело поставили. И дралися те богдойские люди конные на конех, а пешие в стругах. И билися те богдойские люди из большево бою, из пушек и пищалей, а били оне из тех пушек по нашим судам, а дралися оне из-за туров и из-за увалов земляных. И я по совету со всем воиским отпущал казаков в стругах. И божиею милостию, а государским щастьем тех богдойских ратных людей из стругов на берег выбили. И на берегу те богдойские люди стали в крепком месте, из-за валов учали с нами драться. И на том приступе многих служилых людей на том бою ранили. И нам с теми богдойскими людьми дратца стало невозможно, потому что в государеве казне пороху и свинцу нет, Дмитрей Иванович Зиновьев государевы казны с Тугирскаго волоку не прислал» .

О сражении между войсками Шарходы и отрядом О. Степанова 10 июня 1658 г. уцелевшие от разгрома казаки сообщали: «Богдойские люди в 47 бусах с вогняным боем, с пушками и пищальми, и Онофрейко с служилыми людьми с судов збили на берег, а иных и на судах побили. И на том бою ево, Онофрейка, убили, и служилых людей 220 человек побили» .

Таким образом, мы не можем выделить какие-либо признаки корейских отрядов из состава собственно маньчжурских войск. И, если бы не сохранились маньчжуро-китайские и корейские свидетельства об участии корейских солдат в этих боях, это факт русско-корейских отношений так и остался бы неизвестен истории.

Для маньчжурской династии Цин основным театром военных действий являлся бассейн Янцзы, где в 1650-х годах разворачивалось мощное антиманьчжурское движение во главе с представителями династии Мин и рода Чжэнов, связавшее основные силы маньчжурских войск. Контингенты собственно маньчжурских войск исчислялись там тысячами и десятками тысяч. Поэтому стычки незначительных по численности отрядов на северной границе имели больше психологическое, нежели военное значение, так как вселяли в маньчжуров уверенность в том, что их родные земли остались не тронутыми завоевателями и путь к возвращению, в случае поражения в Китае, для них всегда открыт .



Таким образом, мы видим, что расхожие мифы, касающиеся первых русско-корейских контактов, произошедших отнюдь не по вине обоих народов в такой драматической обстановке, не имеют ничего общего с данными первоисточников и являются сознательной попыткой сформировать общественное мнение в Республике Корея относительно России как об извечном агрессоре, постоянно угрожающем ее независимости
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded  

  • 5 comments